Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

4:1 — новый счет российско-американского дипломатического противостояния

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Четыре один — с таким счетом США лидируют над Россией в дипломатическом скандале. В конце 2016 года Вашингтон выслал 30 российских дипломатов и наложил арест на дипломатические объекты недвижимости. Кремль смолчал. Затем в июле 2017 года был принят новый пакет санкций, Вашингтон вопреки надеждам Кремля на Трампа, ввел новые ограничения в финансовом секторе, в нефтегазовой отрасли. Россия ответила на это сокращением персонала занятого в американских дипломатических и консульских учреждениях в РФ до 455 человек.

Счет составил два один. Но вслед за этим решением Вашингтон приостановил на время выдачу виз россиянам в США, и объявил об увеличении сроков рассмотрения вопроса о выдаче виз. Вновь бы нанесен удар по Кремлю, как оказалось, это была лишь подготовка к решению, которое обдумывалось в Белом Доме. В конце августа Вашингтон нанес четвертый удар — объявил о закрытии консульства России в Сан-Франциско.


ОТВЕТНЫЙ УДАР

31 августа Вашингтон объявил, что требования Москвы выполнил в части доведения своего персонала до российского уровня в США и потребовал от России аналогичных действий — закрыть генконсульство в Сан-Франциско, а также два дипломатических объекта в Нью-Йорке и Вашингтоне. Речи о высылке дипломатов при этом не шло.

Каждая страна, таким образом, после всех решений будет иметь по три консульства, правда неравенство сохранится в количестве дипломатических объектов. Примечательно, что если со стороны России мера по сокращению персонала выглядела как истерия и желание хоть как-то насолить США, то со стороны Вашингтона это был вполне обоснованный симметричный ответ: «Соединенные Штаты надеются, что шаг на пути к желанию России достичь дипломатического паритета поможет избежать дальнейших ответных действий с обеих сторон и поможет двигаться вперед, чтобы достичь цели обоих президентов: улучшения отношений между двумя нашими странами и роста сотрудничества в сферах совместных интересов». Но зная импульсивность Путина в Вашингтоне добавили, что они готовы предпринять дальнейшие действия в случае необходимости. Они последовали почти сразу.

1 сентября США предписали сотрудникам в Генеральном консульстве в Сан-Франциско и членам их семей покинуть на 10–12 часов занимаемые помещения, чтобы сотрудники ФБР могли провести обыски. Российская сторона заявила о нарушении международного права — обязательств США по венским конвенциям о дипломатических и консульских сношениях в части дипломатического иммунитета. Подобный недружественный акт в отношении отечественных дипломатов предпринимала разве что фашисткая Германия. Но стоит отметить, что на такой шаг Вашингтон могла подтолкнуть пассивная политика Кремля, который еще в декабре 2016 года смолчал на экспроприацию принадлежащих России загородных дипломатических жилых комплексов около Вашингтона и Нью-Йорка. В результате буквально попустительствовал подобной практике Вашингтона, в результате которой у России забрали шесть объектов — пять в нашей собственности и один в аренде.

И пока в МИДе переживают по поводу того, что эти действия наносят удар по россиянам, которые нуждаются в помощи посольства и обеспечении их прав, вспоминается, что Кремль первым стал наносить удар именно по российским гражданам, когда в результате ответных мер последние лишились возможности получать визы в США.

В Кремле и МИДе уже сосредоточились над поиском нового ответа. Российский лидер в свойственном ему порыве решил действовать по старинке и сначала заявил о возможном сокращении сотрудников американских учреждений еще на 155 человек, поскольку число членов российских дипломатических ведомств в США на 155 человек меньше, остальные — это представители при ООН. Последовало заявление Путина о том, что Россия обратится в суд в связи с нарушением имущественных прав страны: «поэтому для начала дам поручение МИД обратиться в суд. Посмотрим, как эффективно работает хваленая американская судебная система». Сомневаться в американском суде явно не приходится, в то время как Кремль, привыкший все дела в суде решать через административный суд, запугивание и подкуп, столкнется с тем, что здесь его механизмы воздействия на суд не сработают. Как показал прошлый опыт за ответом Кремля следуют сразу два новых удара, вытекающих из характера самого ответа.


ОБЮДНАЯ ИСТЕРИЯ

Российско-американские отношения, настроенные, как заявляют обе стороны, на восстановление, могут сказать очень много о внешнеполитическом курсе России.

Во-первых, история выглядит как обоюдная истерия, когда два президента, оба из которых отличаются импульсивностью принятия решений, пытаются оставить за собой последнее слово. В такой политике не остается места уже категории «национальных интересов», приоритетам внешней политики, главное — доказать противнику, что я сильнее. Как отметил Лавров закрытие Соединенными Штатами российских диппредставительств напоминает болезненный припадок. Но ведь эта характеристика относится и к российским действиям.

Во-вторых, пока страны соревнуются в ответных санкциях, из виду упущен вопрос двусторонних отношений. Пора признать, что, либо их надо строить, тогда переключить внимание с санкций на взаимодействие, либо же осознать, что дружбы с США не может быть, в таком случае принимать не полумеры, не стоять за порогом Вашингтона в надежде, что нас пустят в гости и дружба прежняя вернется.

Сейчас линия российского внешнеполитического ведомства соответствует формуле: «не мы виноваты, они первые начали»: «как вы знаете, для танго нужно двое, пока, по-моему, наши партнеры раз за разом исполняют индивидуальный брейк-данс». Ориентация на Вашингтон несмотря ни на что сохраняется. Об этом свидетельствуют в первую очередь неоднократные заявления Путина, что США — наши союзники и партнеры, а также заявления о том, что мы будем продолжать сотрудничать с США по линии космоса, Сирии и прочих направлений, несмотря на санкционную войну. Будь воля российских политиков, они давно бы отдали российский рынок американцам. Как заявил Кисляк «для американцев российский рынок потенциально очень интересен. Я разговаривал со многими деловыми людьми в США — они это хорошо понимают. Это рынок в 150 млн потребителей, а вместе с нашими друзьями из ЕАЭС это немного меньше 200 млн. Это рынок, который способен приобретать товары, рынок, который проходит довольно энергичный период технологической модернизации».

В-третьих, российские ответные санкции вредят даже не столько противоположной стороне, сколько бьют по россиянам. Сокращение численности персонала, например, привело к проблемам с выдачей виз.

В-четвертых, даже несмотря на очевидную непророссийскость Трампа, Лавров продолжает делать вид, что Трамп за Россию. Лавров заявляет, что причина всего происходящего — это несамостоятельность Трампа и навязывание ему мнения Сената: «вся эта история с обменом санкционными выпадами была затеяна не нами, а администрацией Обамы ровно с той целью, чтобы подорвать российско-американские отношения и не позволить Трампу выйти на эту стезю своего президентства с конструктивными предложениями, чтобы максимально затруднить ему выполнение своих предвыборных заявлений о необходимости отношения с Россией нормализовать».

В-пятых, у России есть в арсенале весомые механизмы ответа, когда российские действия могли бы нанести удар по американской экономике. Например, если бы Кремль ввел ограничения на поставки российского обогащенного урана, двигателей для космических аппаратов, материалов для авиастроения. Если бы Россия ввела меры в духе ограничения сотрудничества, а не высылки дипломатов, что не столь болезненно для американской экономики, она бы ответила соразмерно. Но Путин и его команда исходят из логики показательного ответа при явном нежелании осложнять двусторонние отношения.

Россия помнит, как в одночасье импульсивными решениями Турция превратилась из партнера в пособника терроризма. Но удивительно, что более мощная страна, перед которой Кремль преклоняется, не попадает под аналогичную трансформацию, оставаясь все те же нашим партнером и союзником. Может пора все же пересмотреть меру доверия к Трампу и научиться выбирать себе внешнеполитических партнеров, а не, как сказал бывший посол России в США Кисляк, «делать всё, ну просто всё, чтобы нормальное сотрудничество сохранялось». Должен же быть предел таких уступок.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

585
Похожие новости
21 сентября 2017, 13:27
23 сентября 2017, 08:42
22 сентября 2017, 17:42
22 сентября 2017, 18:42
22 сентября 2017, 18:42
24 сентября 2017, 15:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
20 сентября 2017, 10:57
21 сентября 2017, 09:57
21 сентября 2017, 18:12
18 сентября 2017, 23:12
20 сентября 2017, 14:12
18 сентября 2017, 22:12
22 сентября 2017, 10:42