Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Белорусская «молочка» и злой Данкверт



Скандал был такой громкий вокруг главы Россельхознадзора товарища Данкверта. И вроде даже белорусские силовики начали против него какие-то следственные действия. Проблемы потому как возникли с доступом белорусской сельхозпродукции на российский потребительский рынок.

Первое место по объему экспорта в РФ из Белоруссии занимают молочные продукты. По данным ВТО, на Россию приходятся все 100%, цена вопроса — 1,785 млрд. долларов. Почти такая же доля, 97,1% из общего объема 655,1 млн. долларов, и у мясного экспорта, хотя по стоимости он находится лишь на четвертом месте. Перенаправить свою мясную и молочную продукцию по другим каналам для белорусов практически нереально. Диверсификация экспорта для белорусских производителей имеет значение, но другие рынки заполнены, доступ к ним затруднен. Пищевой рынок — один из самых высококонкурентных: в Евросоюзе — перепроизводство пищевых продуктов.


Такие вот дела: главный и основной экспортный рынок для Белоруссии — это именно Россия. Говорите, белорусская «молочка» — лучшая в мире? Возможно, это и так, но почему-то про это мало кто знает… Почему-то практически всё продаётся в Россию, что достаточно странно для независимого государства, производящего высококачественный продукт. Как-то, знаете, начинают усиленно терзать смутные сомнения насчёт «элитарности» белорусских молочных продуктов… Как известно, лучшая проверка для любой теории — практика… Так вот, как раз практика положение об особом качестве этой продукции не подтверждает.


Не нужно никаких тестов и проверок: если данная продукция широко продаётся в разные страны, то это само по себе о многом говорит. А если она продаётся исключительно на один рынок, то это говорит тоже о многом. Причина, по которой белорусская «молочка» так активно продаётся именно в Россию, — политическая. Если бы ситуация обстояла иначе, то и картинка экспорта была бы гораздо менее однозначной.

И вот с этим самым экспортом, начиная с 2009 года, начались определённые проблемы, и чем дальше, тем больше. И как легко можно вообразить, что если причины поставок были чисто политическими, то и причины ограничения поставок носят тоже чисто политический характер. Вообще-то логично: одно достаточно легко следует из другого. Там политика и тут политика.

Вот с этим белорусы категорически не согласны: в ограничении тех самых поставок им почему-то, в первую очередь, мнятся некие непонятные «антибелорусские» действия, некий заговор тёмных олигархических сил против светлой социалистической Белоруссии. Во вторую очередь, они вспоминают про «зачистку» российского рынка от белорусской продукции в чьих-то конкретных интересах (например, фирмочек, тесно ассоциированных непосредственно с господином Данквертом).



На самом деле тут всё гораздо проще и печальней: каждый раз белорусская продукция становится жертвой именно той самой Большой Политики. Международной политики. Даже так. Вы таки знаете, почему-то в понимании белорусов существует некая шестиметровая бетонная стена; и по одну сторону этой стены идёт торговля молоком и творогом, а по другую — делается Большая Политика, и эти процессы ну никак не связаны. Увы и ах, связаны. И шестиметровая бетонная стена существует только в сознании белорусов, на самом деле её нет. И «мясомолочная» торговля — это как раз такой же предмет Большой Политики, как и поставка танков и истребителей.

По крайней мере, в ЕС это именно так. В США это тоже именно так. В Японии — лучше не вспоминать. Чем ещё всё осложняется для белорусов — в полном огосударствлении данного вопроса в их стране. Если бы экспорт «молочки» в Россию вела некая «ассоциация белорусских производителей», которая могла бы несколько дистанцироваться от «самого лучшего в мире друга всех россиян», то ситуация была бы не столь напряжённой. Но, как мы знаем, главный «лоббист» белорусских экономических интересов в России — это именно Лукашенко.

Ну, вы скажете, что это здорово, когда вопрос решается на таком высоком уровне… Детский творожок и господин президент РБ… Это было бы здорово, да, чёрт побери, просто великолепно… если бы у Лукашенко были хорошие отношения с Москвой. Тогда бы это было гигантским плюсом… Как мы знаем, в последние 8 лет это не совсем так. И чем дальше, тем хуже эти самые политические отношения.

Ещё раз: если бы «молочку» убрать куда-то в сторону от политических разборок, избавить от столь высокого официоза, то «всё могло бы быть иначе». Причиной же предельной политизации данного вопроса служит именно то, что в Белоруссии всё решает один персонаж. И торговля «молочкой» идёт именно и конкретно через него, но никого другого. Не допустил бы Александр Григорьевич существования некоей «ассоциации производителей и экспортёров», ему напрямую не подконтрольной…

В целом многие проблемы РБ-РФ объясняются именно этим: все контакты с Белоруссией возможны только через Лукашенко и никак иначе. Никаких «альтернативных», «параллельных» каналов (которые могли бы играть стабилизирующую функцию) по сути дела не существует. Это могло бы поставить под угрозу безраздельную власть господина президента, поэтому их нет и не будет. На Украине, например, этих центров власти просто до чёрта, и общение с Украиной возможно по самым разным «каналам», но России это тоже мало что даёт: все эти группировки настроены крайне русофобски. Снятие товарища Зурабова завершило эпоху контактов Москва-Киев. Контактировать можно, нужно и даже интересно. Но, как выяснилось, — полностью бессмысленно.

А вот в Минске всё проще. Есть «главдруг» России в лице Лукашенко. Других вариантов нет и быть не может. Реальных альтернатив не просматривается. Поэтому когда отношения по линии Минск-Москва резко обостряются (а это происходит регулярно), то под нож немедленно идут молочные и мясные продукты из Белоруссии. Потому что «вопрос» крайне политизирован, и потому что господин Лукашенко позиционирует себя как «главного лоббиста» белорусских интересов в России.



В частности последние разборки вокруг «вредного Данкверта» удивительным образом совпали по времени с заявлениями в российской прессе, что «Россия глубоко разочарована белорусской внешней политикой за последние два года». Какая «молочка», какой Данкверт (кто он такой вообще?). Всё гораздо серьёзней. Проблема именно в Большой Политике, и проблема в том, что и экспортом «творожка», и международными отношениями в Минске занимается один и тот же персонаж.

У Путина последние полгода очень плохо с чувством юмора, и если бы некий малоизвестный чиновник по собственной инициативе влез бы в большую политику, обрубив белорусский экспорт в Россию из своекорыстных побуждений… то этого чиновника потом бы очень долго искали. И не факт бы, что нашли (на госслужбе). Но белорусы упорно расследуют деловые связи несчастного господина Данкверта и ищут «конфликт интересов». Господа, вы не там ищете.

Если уж кого-то брать «за цугундер», то не господина Данкверт, а господина Макея (министр иностранных дел РБ). Именно господин Макей в последние два года приложил чудовищные усилия для налаживания отношений на Западе. Чего-то (не денег!) ему удалось добиться. А вот в Кремле соответственно его деятельность категорически не восприняли. И вот в ответ пошёл однозначный «накат» на Белоруссию. Но дело тут не в российских олигархах-маслоделах/королях йогуртов. Большая Политика. Именно это всё объясняет.

Непосредственно к потребительскому рынку России это почти никакого отношения не имеет. Путин в конце концов решил расставить все точки над ё в российско-белорусских отношениях (раньше не до того было). Когда в белорусской прессе начали активно форсить цифру 500 долларов заработка, то в России неофициально намекнули, что может, конечно, быть и 500, но не исключено, что и 200…

Опять же таки пресса предсказывает, что, дескать, «всё вернётся на круги своя» и никуда мы друг от друга не денемся… Ну это как сказать. Если белорусские политики вообще ничего не будут предпринимать и вообще никак не будут реагировать на ситуацию (что весьма вероятно), то перспективы мясомолочного (и прочего) экспорта в Россию весьма и весьма туманны.

Опять же таки, тут вся беда в одном единственном «контактном лице» в Белоруссии — Лукашенко. Никаких «параллельных», альтернативных контактов (через бизнес-сообщество или силовые структуры) на серьёзном уровне не существует. Такое вообще мало где наблюдается (включая Саудовскую Аравию!). Нет, для Лукашенко это может и очень хорошо, но вот для страны в целом — не очень… Хотите разговаривать с Белоруссией — говорите с Лукашенко? Замечательно. А теперь проиграйте ситуацию, когда Россия не захочет больше всерьёз говорить с Лукашенко. Просто прикиньте последствия.

То есть получается, у белорусских производителей есть один-единственный коммуникативно-переговорный канал с Россией. И тот больше не работает. И как выходить на рынок? И почему это проблемы России? Выход на российский рынок — как раз проблема белорусских переговорщиков (включая того же господина Макея), но господин Макей почему-то активно налаживает отношения на западном направлении… А творожок кто будет продавать?



Вот совсем недавно господин Макей торжественно возложил цветы к могилам грузинских военнослужащих, атаковавших в 2008 году российских миротворцев… Сильный внешнеполитический шаг, ничего не скажешь. В России его тоже оценили. То есть в 2017 году РБ хотела бы нарастить поставки «молочки» в Россию на 8%? Знаете, пока это нам не очевидно. Ни откуда не следует потому что.

Проблема в том, что при анализе «мясомолочной» проблемы в Москве и Минске используются две абсолютно различные логики. Для Минска, как уже было сказано, в сознании существует самая настоящая «Берлинская стена» — поставки данной продукции должны решаться исключительно в рамках мясомолочной проблематики (международная политика Белоруссии тут ни при чём). Для Москвы как раз определяющим фактором при рассмотрении проблемы «белорусского творожка» служат не коммерческие вопросы, а вопросы Большой Политики.

Да, это так, как ни странно, поэтому анализ «происков Данкверта» достаточно наивен, Россия — это не Украина. Тут государство не служит исключительно в целях обогащения группы коррупционеров. Решить все проблемы с белорусской «молочкой» легко с одной стороны, и невероятно сложно с другой. Просто всегда удобней искать ключ не там, где его уронил, а там, где светлее. РБ слишком небольшое государство, чтобы проводить по-настоящему самостоятельную внешнюю политику/формировать повестку дня. В отличие от Китая, России, США, никаких шансов что-то там выгадать в результате собственных комбинаций нет: ресурсы слишком незначительны.

Даже внешняя политика ЕС (её эффективность) постоянно ставится под вопрос… Так что у Александра Григорьевича есть одно очень дорогостоящее хобби — «самостоятельная внешняя политика». Толку никакого, чисто поразвлекаться. Но обходится Белоруссии в миллиарды и миллиарды «долларив» ежегодно. Лучше бы он соколиной охотой занялся или раритетные авто скупал… Дешевле бы обошлось.

Серьёзный политический разговор с белорусским руководством, как правило, невозможен: люди не соблюдают свои обязательства, а на обвинения в «предательстве» откровенно обижаются. Но выход есть — «молочка» и её доступ/не доступ на российский рынок. Вот этот предмет задевает белорусов за живое, хотя, как вы уже поняли, — кремлёвским обитателям непосредственно на белорусский творожок плевать со Спасской башни… Но по-другому, увы, не получается.

Почему-то белорусы рассматривают данный вопрос исключительно в том ключе, что раз, дескать, не дают кредиты/не дают дешёвого газа/не покупают продукцию, то это потому, что не могут, или тут происки олигархов, или злобная зависть к великому лидеру Полесья… Всё гораздо проще: главная и основная причина — это внешняя политика Минска. Отсюда все проблемы. И это не шутки — это абсолютно серьёзно.

Вот тут у белорусов абсолютный логический тупик: «суверенитет», однако! И жертвовать им они не собираются. Но тогда возникает вопрос: ежели ты ничем не собираешься пожертвовать, то что ты можешь предложить для обмена? Зачем России «тянуть за уши» белорусский пищепром? В результате происходит «отрицательный размен»: когда белорусов спрашивают, почему они по сути «ломают» российские контраснкции по продовольствию из ЕС, ответ следует такой — они не согласованы с Минском (Александру Григорьевичу в ножки не покланялись!); прекрасно, а теперь попробуйте торговать в России… если сумеете, конечно!

И тут почему-то люди в ограничениях на «молочку» начинают видеть происки товарища Данкверта, но не следствие чисто политических разногласий. И тут уже белорусские чиновники вынуждены ехать в Москву и пытаться договориться, но там сквозь них смотрят как сквозь стеклянных. Да, таким образом белорусская «молочка» становится «жертвой большой политики». А что делать? И на что тут обижаться?

ЕС нравится внешняя политика Белоруссии? Прекрасно! Самый большой рынок на планете ждёт вас с нетерпением! Но почему-то РБ там закупает продовольствие (то же молоко!) и перерабатывает на своих молокозаводах… и продаёт… нет не в ЕС. В Россию. Поясняю: чтобы купить продовольствие на том или ином рынке, хорошие отношения не требуются, они требуются, когда надо продать продовольствие. Такая вот особенность бизнеса…

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

934
Похожие новости
16 сентября 2018, 11:12
22 сентября 2018, 10:27
19 сентября 2018, 08:12
20 сентября 2018, 10:12
23 сентября 2018, 09:27
20 сентября 2018, 17:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
19 сентября 2018, 20:12
18 сентября 2018, 14:57
19 сентября 2018, 18:57
21 сентября 2018, 12:42
21 сентября 2018, 22:27
19 сентября 2018, 20:12
21 сентября 2018, 17:42