Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Белый флаг над Белым домом



Совершенно очевидно, что в США выросла роль военных в формировании и реализации внешней и внутренней политики. Восхождение генералов на стратегические позиции превращает касту военных в высокоавтономную силу, определяющую повестку дня по стратегическим политическим вопросам. Это один из результатов прогрессирующей деградации президентства Трампа при нарастающем политическом сопротивлении режиму.

Прелюдия к милитаризации политики – обамовская линия на ведение многочисленных войн. Корни современного положения вещей лежат в стратегических решениях, принятых во время президентства Обамы – Клинтон.


1. Массированное наращивание войск США в Афганистане, последовавшие вслед за этим военные провалы, отступление и рост враждебности в отношениях между военными и администрацией Обамы. В результате этих провалов Обама понизил роль военных и ослабил власть президента.

2. Проведенные под руководством США массированные бомбардировки и уничтожение Ливии, свержение правительства Каддафи и провал попыток администрации США насадить марионеточный режим подчеркнули ограничения военно-воздушной мощи США и неэффективность американской политико-военной интервенции. В Северной Африке Обама совершил грубую внешнеполитическую ошибку и проявил свою военную несостоятельность.


3. Вторжение финансируемых Соединенными Штатами наемников и террористов в Сирию сформировало приверженность США ненадежному союзнику в войне, обреченной на провал. Это привело к сокращению военного бюджета и побудило генералов рассматривать контроль ими над заморскими войнами и внешней политикой в качестве единственной гарантии их позиций.

4. Военная интервенция США в Ираке была лишь вторичным дополнительным фактором в поражении ИГ – главными действующими лицам и бенефициарами были Иран и союзные с ним иракские шиитские вооруженные группировки.

5. В результате срежиссированного режимом Обамы – Клинтон государственного переворота и захвата власти на Украине во главе государства встала военная хунта, что привело к отделению Крыма (и его воссоединению с Россией) и Восточной Украины (с установлением союзнических отношений с РФ). Генералов отодвинули от принятия решений, но привязали к украинским клептократам. Это привело к опасному нарастанию политической напряженности в отношениях с Россией. Режим Обамы ввел экономические санкции против Москвы, цель которых – компенсировать свои постыдные военно-политические провалы.

Завещано Бараком

Наследие предыдущей администрации стоит на трех опорах. Первая – международный порядок, основанный на вооруженной агрессии и конфронтации с Россией. Вторая – «разворот к Азии», определяемый как военное окружение и экономическая изоляция Китая, в том числе с использованием угрозы применения силы и санкций в отношении Северной Кореи. И третья – использование вооруженных сил в качестве преторианской гвардии, охраняющей договоры о свободной торговле с азиатскими странами за исключением Китая.

Наследие Обамы – международный порядок в интересах глобализованного капитала и многочисленных войн, сохранение которого зависело от избрания Хиллари Клинтон. В свою очередь кампания Дональда Трампа содержала обещание разрушить и существенно пересмотреть обамовскую доктрину, основанную на многочисленных войнах, неоколониальном «строительстве государств» и на свободной торговле. Попытка Трампа перейти к экономическому примирению с Россией была парирована обвинениями в измене и показными судилищами против близких союзников и даже членов семьи.

Вымыслы о заговоре «Трамп – Россия» были только началом тотальной войны против нового президента. Но эта война завершилась успехом – экономическая националистическая повестка дня Трампа и его усилия по смене обамовского глобального порядка завершились провалом.

Отречение Трампа

После всего восьми месяцев в должности президент Трамп беспомощно сдался, увольняя, принимая отставки всех и каждого из своих гражданских назначенцев, особенно тех, кто был предан идее свержения обамовского «международного порядка».

Трамп был избран для того, чтобы заменить войны, санкции и интервенции экономическими сделками, выгодными для американских рабочих и среднего класса. Предполагалось прекратить участие американских вооруженных сил в долгосрочных и чрезвычайно дорогостоящих операциях по «строительству государств», а по сути оккупации, в Ираке, Афганистане, Сирии, Ливии и других странах, обозначенных Обамой в качестве зон боевых действий.

Предполагалось, что военные приоритеты Трампа будут сосредоточены на усилении государственных границ США и на внешних рынках. Он начал с того, что потребовал от партнеров НАТО самим платить за свою военную ответственность. Обамовские глобалисты в обеих партиях были в ужасе от того, что США могут потерять полный контроль над НАТО. Они объединились и немедленно кинулись в бой, стремясь лишить Трампа его союзников в среде экономистов-националистов и их программ.

Трамп быстро капитулировал и встал в строй обамовского «международного порядка» с одной только оговоркой – отбирать членов кабинета для воплощения старого-нового международного порядка будет он.

Связанный по рукам и ногам Трамп выбрал когорту генералов во главе с Джеймсом Мэттисом, уместно названным Бешеной собакой, в качестве министра обороны. Генералы фактически захватили верховную власть. Трамп от своих обязанностей президента отрекся.

Злой и кусачий

Доктрина Мэттиса, совмещенная с рискованными угрозами и агрессивными провокациями, ведет США и весь мир к краю ядерной войны. Политика основывается на провокациях и угрозах против России при расширении экономических санкций. Мэттис подлил масла в антироссийскую истерию, раздуваемую в СМИ. Этот генерал продвигает стратегию дипломатического бандитизма низкой эффективности и вторжения в российские диппредставительства, а также выдворения дипломатического и консульского персонала при коротком уведомлении. Военные угрозы и акты дипломатического устрашения означают, что генеральская администрация при президенте-марионетке Трампе готова прекратить дипломатические отношения с одной из главных ядерных держав и таким образом подтолкнуть мир к прямой ядерной конфронтации.

При помощи этих безумных приступов агрессии Мэттис преследует цель добиться капитуляции со стороны властей России. Остальные цели, которые давно уже преследуют США, – раздел Сирии (что началось еще при Обаме), жестокие, вплоть до организации голода, санкции против Северной Кореи (что началось при Клинтоне), а также разоружение Ирана (главная цель Израиля) в подготовке к расчленению этой страны.

Хунта Мэттиса, оккупирующая трамповский Белый дом, подняла уровень своих угроз в отношении Северной Кореи, население которой, по словам Путина, скорее, будет траву есть, чем разоружится. Рупоры американских СМИ и военных изображают Северную Корею – жертву американских санкций – в качестве «экзистенциальной» угрозы материковым США.

Были ужесточены санкции, размещено ядерное оружие в Южной Корее, планируются и ведутся военные учения в воздухе, на море и на суше по границам КНДР. Используя бюрократов, связанных с компрадорскими деловыми кругами, Мэттис выкрутил руки китайцам и заручился их голосом в Совете Безопасности ООН при голосовании по санкциям. Россия присоединилась к руководимому Мэттисом антипхеньяновскому хору, хотя Путин и предупреждал об их неэффективности. Можно подумать, будто Бешеная собака Мэттис когда-нибудь воспримет совет Путина всерьез, особенно после того, как Россия проголосовала за санкции.

Мэттис активизировал милитаризацию Персидского залива, следуя в русле обамовской политики частичных санкций и воинственных провокаций против Ирана.

Политика из-под каски

Обращение Трампа к услугам «своих генералов» должно парировать нападки на него по внешнеполитическим вопросам со стороны членов его же собственной партии и демократов в конгрессе. Трамп придерживается роли номинального президента. Генералы обеспечивают внешний налет законности режиму Трампа, особенно для поджигателей войны из состава обамовских демократов в конгрессе и в СМИ. Однако за передачу президентских полномочий Бешеной собаке Мэттису и его когорте платится высокая цена.

И хотя военная хунта в состоянии защитить внешнеполитический фланг Трампа, она не может оградить его от нападок по внутриполитической повестке дня. Более того, предложенный президентом бюджетный компромисс с демократами глубоко возмутил руководство его собственной партии. В итоге при ослабленном Трампе милитаризация Белого дома благоприятна для военной хунты – она увеличивает ее власть. Программа Мэттиса принесла неоднозначные результаты, по крайней мере в своей начальной фазе: угрозы начать превентивную (возможно, ядерную) войну против Северной Кореи лишь укрепили приверженность Пхеньяна идее разработки и совершенствования баллистических ракет средней и большей дальности, а также ядерного оружия. Балансирование на грани войны не смогло устрашить КНДР. Мэттис не смог навязать доктрину Клинтона – Буша – Обамы по разоружению государств, как это было в Ливии и Ираке, в качестве прелюдии к американскому вторжению с целью «смены режима».

Самое большее, что удалось Бешеной собаке, так это устрашить китайских и российских чиновников, а также их приятелей-миллиардеров среди бизнесменов-экспортеров, чтобы те согласились на ужесточение санкций против Северной Кореи. Мэттис и его союзники в ООН и Белом доме не могут применить так называемый военный вариант, не подвергая одновременно риску и американских военнослужащих, расквартированных по всему Азиатско-Тихоокеанскому региону.

Нападение Мэттиса на российское посольство материально не ослабило Россию, но проявило бесполезность примирительной дипломатии Москвы по отношению к так называемым партнерам. Конечным итогом может стать формальный разрыв дипломатических отношений, что приведет к увеличению опасности военной конфронтации и глобального ядерного холокоста.

Военная хунта оказывает давление на Пекин по северокорейскому вопросу с целью изолировать правящий режим в Пхеньяне и продолжить окружение Китая. Бешеной собаке частично удалось обратить Пекин против Северной Кореи, одновременно обеспечив размещение в Южной Корее комплексов ПРО THAD, которые будут нацелены на КНДР. Это краткосрочные достижения Мэттиса в отношениях с податливыми китайскими бюрократами. Однако он наращивает и прямые военные угрозы против Китая, на что Пекин может ответить сбросом американских гособлигаций на десятки триллионов долларов и прекращением торговых отношений. Порожденный этим экономический хаос в США настроит Уолл-стрит против Пентагона.

Наращивание Мэттисом количества личного состава в Афганистане и на Ближнем Востоке не устрашит Иран и не добавит никаких военных успехов. Это приведет лишь к высоким издержкам при малой прибыли.

На старость заработал

Милитаризация внешней политики США, воцарение военной хунты внутри администрации Трампа и политика балансирования на грани ядерной войны не изменили глобального баланса сил.

Мэттис упивается вниманием СМИ, журналисты с аккуратным маникюром жадно бросаются на каждое его кровожадное заявление. На него тучами, словно мухи на падаль, сбегаются военные подрядчики. Четырехзвездный генерал обрел президентский статус, не побеждая ни на каких выборах, фальшивых или каких-либо еще. Нет никакого сомнения в том, что, когда его политическая карьера закончится, за ним будут гоняться крупнейшие военные подрядчики в истории США, приглашая его в советы директоров или консультанты. За полчаса разговора он будет получать громадные гонорары, а следующим трем поколениям его семьи будут обеспечены жирные привилегии. Бешеная собака может даже выставить свою кандидатуру на какую-нибудь выборную должность, например в сенат или даже в президенты. И от любой партии.

Милитаризация внешней политики США преподносит ряд важных уроков.

Прежде всего эскалация событий от угроз до войны не увенчивается успехом, если противник, обладающий способностью нанести ответный удар, не разоружается. Устрашение посредством санкций может дать какой-то результат при нанесении значительного экономического ущерба режимам, зависящим от экспортных нефтяных доходов. Но к самодостаточным или высокодиверсифицированным экономикам это не относится.

Многосторонние войны низкой интенсивности укрепляют альянсы, во главе которых стоят США, но они же заставляют противника усиливать боевую подготовку. В войне средней интенсивности против противника, не располагающего ядерным оружием, можно захватить столицы, как в Ираке, но оккупант встает перед необходимостью ведения дорогостоящих войн на истощение, которые подрывают боевой дух армии, провоцируют беспорядки внутри страны и повышают бюджетный дефицит. И еще порождают миллионы беженцев.

Балансирование на грани ядерной войны несет громадный риск массовых людских потерь, утраты союзников, территорий и гор радиоактивного пепла.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

137
Похожие новости
17 октября 2017, 12:57
16 октября 2017, 03:27
17 октября 2017, 12:57
16 октября 2017, 13:27
17 октября 2017, 11:57
16 октября 2017, 16:57
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
14 октября 2017, 02:57
16 октября 2017, 12:57
12 октября 2017, 17:27
11 октября 2017, 21:42
12 октября 2017, 19:57
11 октября 2017, 19:12
12 октября 2017, 18:57