Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

«Близкие к Путину олигархи» — это заложники

Благодаря адвокату Сторми Дэниелса Майклу Авентати, клише «близкий к Владимиру Путину российский олигарх» (или «тесно связанный с Путиным») снова возвращается. Внимание: близость многих богатых россиян к Путину — это совсем не то, что кажется. В пример можно привести Виктора Вексельберга, чье имя упоминал Авенатти.
Последняя история адвоката Трампа Майкла Коэна, якобы принимавшего платежи от компаний, ищущих понимания администрации, должна основываться на своем собственном содержании, а не на тонкой «связи с Путиным». Российские иерархии не прямолинейны.
В прошлом месяце «Нью Йорк Таймс» (The New York Times) опубликовала материал, в котором утверждалось, что адвокат Наталья Весельницкая, которая в июне 2016 года познакомилась с официальными лицами кампании Трампа, имела «тесные связи с Кремлем». В этой статье процитирована электронная переписка Весельницкой с Сергеем Бочкаревым, чья должность — это не указано в публикации — «заместитель руководителя управления по надзору за расследованием особо важных дел» Генпрокуратуры России. Между Бочкаревым и генеральным прокурором России существует два уровня иерархии, представителей которых можно было бы считать кремлевскими инсайдерами. Заявив, что связь с ним (подтвержденная бизнес-письмом, начинающимся с совершенно официального адреса) — это ссылка на источник в Кремле, то же самое, что назвать заместителя главы отдела ФБР представителем Белого Дома.
Случай с олигархами и их «близостью к Путину» менее очевиден. Любое обсуждение этого вопроса должно начинаться с определения термина «олигарх», который, когда он широко распространился в России в середине 1990-х годов, относился к группе людей, которые преуспели в захвате государственной собственности. Причина, по которой элита эпохи Путина отвергает этот термин, заключается в том, что государство, по сути, захватило их активы, не конфисковывая их.
Это стало очевидным, когда Михаил Ходорковский, тогдашний богатейший человек России, был арестован в 2003 году — якобы за уклонение от уплаты налогов. Но большинство людей понимало, что в действительности его преступление заключалось в финансировании политической оппозиции Путину и попытках вмешаться в процесс выработки государственной политики. Он проведет десять лет в тюрьме; другим «олигархам» 1990-х годов, приватизировавшим огромное и дряхлое промышленное богатство Советского Союза, пришлось решить: склонить перед Путиным голову или пойти на риск и встать на путь Ходорковского.
Вексельберг, который основал холдинг «Ренова» в 1990 году и провел следующее десятилетие, собирая портфель приватизированных промышленных активов, был среди тех, кто выбрал лояльность Кремлю и сделал все возможное, чтобы публично заявить об этом. В начале 2004 года он потратил $100 миллионов на покупку и возвращение в Россию принадлежащей семье Форбс коллекции императорских яиц работы Фаберже, одного из самых знаковых царских сокровищ.
Это продемонстрировало Кремлю, что его состояние, влиятельность и умение вести дела пригодятся, когда потребуется дополнительная бюджетная поддержка. Ему много раз приходилось раскошеливаться — сумма в $40 миллионов собственных средств, которые он потратил на восстановление дворца в Санкт-Петербурге, где сегодня находится коллекция Фаберже, далека от размера самого большого взноса, который его просили сделать.
В 2010 году, во время президентства Дмитрия Медведева, Вексельберг принял предложение стать председателем фонда «Сколково», медведевского проекта по созданию российской Кремниевой долины под Москвой. Позже в том же году Путин попросил его построить гостиничный кластер в Сочи для своего любимого проекта, зимних Олимпийских игр 2014 года. Он не мог отказаться, хотя у него были опасения по поводу этого, и он сказал, что ему не предложили ничего взамен. Вклад Вексельберга в создание ореола славы путинского режима не купил ему иммунитета от хищных силовиков Путина. В 2013 году Генеральная прокуратура обвинила нескольких работников фонда «Сколково» в коррупции. Дело, которое заставило миллиардера яростно защищать проект, затянулось до конца 2015 года. В 2016 году два старших менеджера «Реновы» были задержаны по обвинениям в коррупции, не связанным со «Сколково». Их судебный процесс все еще не завершен, и Вексельберг вступился за них, выдвинув в этом году их кандидатуры для избрания в совет директоров одной из его крупных компаний.
Уголовные дела против подчиненных используются Кремлем как форма захвата заложников. Это широко практиковалось и в случае с Ходорковским. Возможно, помня о том, насколько опасно положение миллиардера в Москве, Вексельберг поработал над тем, чтобы свести к минимуму свои контакты с Россией. Сегодня, по данным «Блумберг Биллионаирес» (Bloomberg Billionaires), около 79% его активов не привязаны к стране, где ему приходится быть олигархом. Но пока он сохраняет значительные деловые интересы в России, он находится на крючке, выполняя приказы Путина; эта опасность постоянно висит над ним в виде уголовных дел против его окружения.
Это не значит, что сегодня олигархов не существует — просто это не те люди, которые определялись термином в 1990-х годах. Миллиардеров из той эпохи используют в качестве денежных коров, когда возникает такая необходимость. Доступ к рычагам власти имеет другая группа — близкие друзья Путина со времен его работы в КГБ и мэрии Петербурга. Недавняя успешная операция главы «Роснефти» Игоря Сечина по устранению и заключению в тюрьму главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева является примером того, как это работает, когда интерес Путина к мелочному управлению ослабевает.
В недавнем треде в «Твиттер» (Twitter) Юлия Йоффе, которая сегодня является одним из наиболее информированных в США комментаторов из числа пишущих о России, отметила, что понятие «олигарх, близкий к Владимиру Путину», является «бессмысленной фразой», поскольку олигархи, которые не являются давними путинскими друзьями, должны «играть по правилам, чтобы сохранить свои деньги». Йоффе добавила, что Путин играет для них роль «торговца блэкджеком».
В российской системе, однако, всегда побеждает власть. Даже самый богатый владелец бизнеса служит удовольствию президента. Это не игра, а оскорбительные отношения с элементами взаимозависимости. После того, как Вексельберг в прошлом месяце попал под санкции США, он, как сообщается, попросил большой пакет мер по исправлению положения, включая российские санкции против своих западных конкурентов.
Для американцев важно понять, что не все члены списка богатых россиян в «Форбс Россия» являются олигархами, и что, хотя все эти люди по необходимости имеют связи с Кремлем, во многих случаях эти связи неправильно определять словом «близко». Существуют вынужденные связи, болезненные связи, те, которые служат определенной цели и связаны с прошлыми отношениями. В системе, где никаких официальных обещаний никогда не было, эти связи могут быть благословением или проклятием — или и тем, и другим.
Скандал о связах Трампа с Россией слишком сильно зависит от инсинуаций на тему «близости к Путину» различных персонажей. Это поверхностно и бессмысленно. Судебное дело против Трампа и людей из его команды может быть основано только на конкретных доказательствах нарушений, а не на такого рода неосведомленном обобщении.
Мнение автора не обязательно отражает мнение редакции либо Bloomberg LP и ее владельцев.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

450
Похожие новости
17 сентября 2018, 12:12
12 сентября 2018, 16:42
16 сентября 2018, 13:57
18 сентября 2018, 18:12
12 сентября 2018, 17:12
13 сентября 2018, 20:42
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
18 сентября 2018, 14:57
17 сентября 2018, 19:27
18 сентября 2018, 18:12
18 сентября 2018, 01:57
17 сентября 2018, 21:57
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
12 сентября 2018, 20:42
13 сентября 2018, 04:57
14 сентября 2018, 20:12
13 сентября 2018, 20:42
13 сентября 2018, 21:12
12 сентября 2018, 00:42
11 сентября 2018, 22:12