Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

БНР: Путин не получит от НАТО желаемых гарантий

Владимир Путин не получит гарантий нерасширения НАТО к границам России, считает профессор Герхард Мангот. Один из наиболее уважаемых знатоков России, политолог Инсбрукского университета рассказал БНР, к чему может привести обострение напряженности между Москвой и НАТО. «Я считаю, что мы должны стремиться к соблюдению баланса интересов. НАТО хочет проводить политику „открытых дверей". Я не верю, что Альянс согласится публично дать гарантии, которых требует Москва, — это было бы унизительно для него. Но, несмотря на это, я считаю, что нужно попытаться сблизить позиции. Не будем также забывать, что так или иначе в настоящее время НАТО не хочет принимать в свои ряды страны, граничащие с Россией», — заявил эксперт.
Президент России Владимир Путин потребовал правовых гарантий того, что НАТО не будет расширяться до западных границ России, и Альянс не будет размещать в непосредственной близости к территории России наступательное оружие. В Москве считают, что Запад не сдержал устное обещание, данное по окончании Холодной войны — держаться подальше от российской границы.
На самом деле на этой неделе Путин не сказал ничего нового — он уже делал подобное заявление на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году. Тогда, как и сейчас, президент России вспомнил меморандум от февраля 1990 года между госсекретарем США Джеймсом Бейкером и президентом СССР Михаилом Горбачевым, в котором Бейкер признается, что американцы понимают опасения Советского Союза из-за — цитирую — «военного присутствия США в рамках НАТО на территории Германии». Важно уточнить, что на тот момент речь шла о ГДР.
В архивах легко можно найти другую цитату 1990 года — генерального секретаря НАТО Манфреда Вернера: «Тот факт, что мы не будем размещать натовские войска за пределами ФРГ, дает СССР надежные гарантии безопасности». Слова покойного Манфреда Вернера относятся к 17 мая 1990 года, когда Германия все еще разделена, а на территории бывшей ГДР еще четыре года будут располагаться российские войска.
История помнит еще один интересный момент: в 90-х обсуждался вопрос вступления России в НАТО, но военные по обе стороны упавшего Железного занавеса так и не нашли общий язык. Вместо этого был создан Совет НАТО-Россия, прекративший свое существование месяц назад.
После вступления в НАТО стран Восточной Европы Альянс взял на себя обязательство не размещать там ядерное оружие и штаб-квартиры, а численность военнослужащих в каждой стране не должна превышать 10 тысяч человек. В 2008 году Украина стала яблоком раздора — на саммите НАТО президент США Джордж Буш поддержал членство Украины и Грузии, хотя и без дорожной карты и временного горизонта. Две бывшие советские республики прописали членство в НАТО в своих конституция (что их граждане решительно поддержали), однако шансы на то, что это произойдет, крайне малы. Просто потому, что Россия рассматривает постсоветское пространство как сферу своего влияния, а НАТО не готово к военным авантюрам.
На фоне всего этого Россия уже несколько недель стягивает оружие к границам с Украиной и на Крымском полуострове. Украинские военные считают, что Москва готовится к атаке в январе или феврале, когда поля замерзнут и по ним будет легко проходить.
БНР: Недавно президент России Владимир Путин с нескрываемым удовлетворением заключил, что грохот оружия на восточном фланге НАТО вызывает напряженность на Западе, и было бы хорошо, если бы так оно и оставалось. Какую цель преследует Путин?
Мангот: Соединенные Штаты и многие страны Восточной Европы интерпретировали это стягивание оружия к границе как подготовку к военному вторжению на Украину. Госсекретарь США даже утверждает, что этому есть доказательства. Но в то же время он подчеркнул, что, по его словам, Путин еще не решил, отдавать ли приказ о вторжении на Украину.
Лично я не думаю, что Путин планирует вторжение, если, конечно, не произойдет эскалация напряженности на Донбассе. Но и это, по-моему, маловероятно.
— Недавно Вы написали, что стягивание оружия к границе с Украиной усиливает давление на Киев и президента Зеленского.
— Россия категорически не одобряет то, как развивается ситуация на Украине. После того, как президент Зеленский сначала согласился продолжать переговоры в нормандском формате, он уже почти год ставит под сомнение выполнение Второго минского соглашения. По словам Зеленского, это соглашение от 2015 года было заключено в интересах России и, соответственно, вредит интересам Украины. Кроме того, он неоднократно заявлял, что в переговоры должны вступить США и Великобритания».
— Недавно президент Украины Владимир Зеленский оказал давление на Виктора Медведчука — «теплую связь» президента России Владимира Путина с Украиной. Украинские власти закрыли СМИ, якобы принадлежащие Медведчуку. Какой сигнал подает Киев?
— Для Москвы сигнал, исходящий из Киева, ясен — Украина не хочет соблюдать Минские соглашения. В то же время, по мнению Кремля, Запад в лице Германии, Франции и США не оказывает давления на Украину, чтобы она придерживалась договоренностей.
Россия видит, что западные страны также стягивают оружие к ее границам, западные силы проводят совместные военные учения с Украиной в Черном море, и военно-морские силы США ведут себя там довольно агрессивно.
На фоне всего этого Путин хочет спровоцировать встречу с президентом США Байденом, как это произошло весной. Не так важно, будет ли она личной или виртуальной.
Как никогда ранее, Путин ясно дал понять, чего он хочет достичь на возможной встрече с Байденом: ему нужны долгосрочные правовые гарантии того, что НАТО не примет в свои ряды восточных соседей — естественно, речь идет об Украине и Грузии. Также НАТО не должен размещать на Украине свое вооружение. Путин хочет, чтобы Байден заставил НАТО пообещать это. Вот для чего нужно бряцание оружием на границе.
— Эти требования, по сути, есть ни что иное, как негласная договоренность между Западом и Советским Союзом по окончании Холодной войны: Альянс не должен расширяться до границ нынешней России. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг призвал союзников готовиться к худшему. Сложилось впечатление, что страны не слышат или не слушают друг друга. Это так?
— И у меня такое же впечатление. Россия формулирует свою позицию довольно недвусмысленно. А НАТО ответил, что у России нет права вето. Конечно, у России нет права вето — чисто формально Парижская хартия безопасности 1990 года, подписанная тогда Советским Союзом, все еще в силе. Она гласит, что каждое суверенное государство имеет право выбирать, к какой международной организации оно хочет присоединиться. В этом смысле Украина имеет право претендовать на членство в НАТО.
Однако Альянс ни разу так и не ответил на вопрос, почему желание страны обязательно должно вести к ее вступлению. НАТО же может и отклонить заявку, так ведь? Более того, в конкретном случае обе страны — Украина и Грузия — не поспособствуют укреплению безопасности Альянса, напротив — это им членство в НАТО обеспечит безопасность. Просто потому, что эти страны граничат со второй по величине ядерной державой.
Спрашивается, действительно ли этого хочет НАТО? Может и хочет ли при таких условиях НАТО гарантировать Украине и Грузии безопасность? Действительно ли Альянс хочет спровоцировать серьезный конфликт с Россией? Не будет ли разумнее стремиться к балансу интересов на территории Европы? Или, по крайней мере, Запад хотя бы попытается понять беспокойство России?
— Каков Ваш ответ?
— Я считаю, что мы должны стремиться к соблюдению баланса интересов. НАТО хочет проводить политику „открытых дверей". Я не верю, что Альянс согласится публично дать гарантии, которых требует Москва, — это было бы унизительно для него. Но, несмотря на это, я считаю, что нужно попытаться сблизить позиции. Не будем также забывать, что так или иначе в настоящее время НАТО не хочет принимать в свои ряды страны, граничащие с Россией.
— Что бы Вы ответили критикам «примирительного поведения» — так они называют поиск баланса? Этот упрек не раз отпускали в адрес покидающей политику Ангелы Меркель и ее подхода к России.
— Я бы скорее назвал это учетом точки зрения другого. Но не поймите меня неправильно — гарантии того, что Украина и Грузия не станут частью НАТО, должны быть дополнены гарантиями их безопасности за пределами Альянса.
— Попрошу Вас прокомментировать и другие анализы, согласно которым Запад должен поднять цену потенциального конфликта на Украине. Если президент России Владимир Путин поймет, что ввод российской армии на Украину приведет к новым, еще более жестким санкциям и, возможно, человеческим жертвам, это пошатнет его намерения.
— Я понимаю аналитиков, считающих, что Россия готовится к нападению, и поэтому Запад должен ответить на провокации жесткими санкциями и военным давлением. Но я не разделяю эту точку зрения и считаю ее политически ошибочной. Естественно, Альянс должен предупредить Россию, что не будет сидеть сложа руки, если российская армия вторгнется на Украину. Но в то же время НАТО следует дать понять, что он будет вместе с Россией искать решение, чтобы предотвратить агрессию.
Обещание НАТО не расширяться до границ России требует единодушного решения. Я вообще не могу представить, чтобы страны Прибалтики, Польша, Румыния, Великобритания и США согласились бы на такую попытку урегулирования конфликта.
Путин не получит желаемых гарантий и, вероятно, даже знает об этом, но он публично заявил, чего хочет от Запада, чтобы потом иметь возможность показывать пальцем и говорить: «Это Запад виноват в эскалации напряженности».
— Когда мы с Вами говорили о подобной эскалации напряженности весной, Вы назвали политику санкций в отношении России беззубой. Вы до сих пор думаете, что Путина не испугает угроза новых санкций? Возможно ли, что Запад и сам будет использовать газопровод «Северный поток — 2» как геополитическое оружие и средство давления?
— Возможно, более того, я думаю, что он уже использует его как средство давления — хотя и не со стороны Германии. Однако я не думаю, что это заставит Путина отказаться от своих намерений, какими бы они ни были. Мы действительно не знаем, каковы его намерения.
Отказ лицензировать „Северный поток — 2" не повлияет на Путина. Думаю, в случае необходимости Россия готова пожертвовать этим проектом. Проблема в том, что, если Европейский Союз попытается использовать трубопровод как средство давления, он рискует помочь окончательно прекратить поставки газа через Украину. Спрашивается, а откуда в Европу будет поступать газ?
Европа уже испытывает нехватку голубого топлива. Зима только начинается. Я боюсь, что угроза ЕС заблокировать „Северный поток — 2" может стать проблемой для Европы, а не для России».
— Как известно, Вашингтон выступает против газопровода — это еще одна болезненная тема для российско-американских отношений. Практически все существующие каналы диалога Москва-Запад заглохли: работа Совета Россия — НАТО приостановлена, Ангела Меркель, доверенное лицо Путина в Европе, уходит. Вы сказали, что своими действиями на границе с Украиной президент России Владимир Путин добивается встречи с президентом США Джо Байденом. Фактически, это единственный канал для диалога.
— Между Россией и ЕС нет институционального диалога. Такую инициативу брали на себя Германия и Франция, но летом она провалилась. И поскольку других вариантов нет, а последнее слово при приеме новых стран в НАТО остается за Соединенными Штатами, Россия, естественно, стремится к прямому диалогу с США. В этом же заключается и другая цель — добиться признания России мировой державой, которая вместе с США вершит судьбы мира.
Россия, конечно же, знает, что если и может быть какой-то прогресс по ее требованиям, то его невозможно достичь без Байдена. Но даже если Байден согласится, я не верю, что он сможет указывать НАТО. Не говоря уже о том, что, по-моему, американский президент не хочет угождать Москве — это вызвало бы невообразимую конфронтацию в Конгрессе.
Нравится нам это или нет, но в мировой политике решения принимают большие, а маленькие — если они разумны — подчиняются. Украина должна принять это. Но главный вопрос — что будет делать Россия, если ее конкретные требования не будут выполнены — остается открытым. Если западные страны, т. е. Германия, Франция и США не окажут на Украину давления, чтобы она соблюдала Минские соглашения.
Тогда Россия окажется под давлением, а это опасно и может привести к военной операции на Украине. Россия не может легко закрыть глаза на то, что ее требования проигнорируют. Если присоединение Украины к НАТО останется в повестке дня, и если Киев продолжит не соблюдать Минские договоренности, Россия почувствует себя униженной. Я не оптимистичен — по-моему, НАТО не изменит свою позицию.

Подпишитесь на нас Вконтакте

190
Похожие новости
16 апреля 2022, 20:12
26 апреля 2022, 15:27
30 мая 2022, 14:57
23 апреля 2022, 11:42
16 апреля 2022, 02:42
24 апреля 2022, 01:57
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Популярные новости
29 июня 2022, 15:27
29 июня 2022, 22:57
30 июня 2022, 13:57
28 июня 2022, 21:57
30 июня 2022, 23:57
30 июня 2022, 18:57
30 июня 2022, 01:27