Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Чего Путин хочет добиться на Ближнем Востоке?

Одной из наименее изученных историй за последние несколько лет, является то, как Владимир Путин использовал ближневосточный кризис в качестве трамплина для возвращения России статуса мировой державы. Многие насмехаются и глумятся над глобальными амбициями Москвы, учитывая слабую экономику страны, неблагоприятные демографические перспективы и запутанные кремлевские интриги. Однако, Москва сумела, прежде всего, благодаря своей двухлетней военной интервенции в Сирии, обойти Соединенные Штаты и вновь занять свое место за глобальным геополитическим столом среди ведущих мировых держав.
Недавно опубликованное острое и проницательное эссе директора Московского Карнеги-центра Дмитрия Тренина — своевременный и исключительно важный рассказ о том, каким образом Владимир Путин добился тактической победы, и почему сегодня на Ближнем Востоке для Москвы сияет солнце, а звезда Вашингтона потускнела.
В Европе путинскую Россию часто воспринимают как ревизионистскую державу, стремящуюся обратить вспять последствия поражения Советского Союза в холодной войне. Однако, на Ближнем Востоке она играет совсем другую роль: это держава, стремящаяся к сохранению статус-кво, хотя и несколько переменчивая, наученная опытом советского поражения в Афганистане, что следует «рассматривать альянсы и сближения в этой части мира как тактические по своей природе и легко меняющиеся, где не бывает постоянных друзей, но нет и вечных врагов».
Советский Союз вошел в ближневосточную геополитику, поддержав Израиль в момент его создания в 1948 году. Однако, затем, под влиянием начавшейся холодной войны, к 1955 году Москва переключилась на дружбу с Египтом, возглавляемым в то время Гамалем Абдель Насером, а затем и с другими так называемыми арабскими социалистическими режимами, такими как баасистская Сирия и Ирак. Советский союз обучил на своей территории 55 тысяч арабских офицеров. Он поддержал Ирак в его войне против Ирана в 1980-1988 годах, однако теперь Россия сблизилась с Ираном, который стал главным бенефициаром разрушительного англо-американского вторжения в Ирак в 2003 году.
Многие считают, что возвращение России на Ближний Восток было продиктовано возмущением Путина тем фактом, что НАТО использовал резолюцию Совета Безопасности ООН, призванную предотвратить массовые убийства в Ливии в 2011 году, чтобы осуществить в этой стране операцию по смене режима и свергнуть Муаммара Каддафи. И это совершенно справедливо.
Однако, Кремль воспринимал все, что было связано с так называемой «арабской весной» как западную угрозу своей власти в России, «с изумлением наблюдая за тем, как соединенные Штаты поставили крест на своем давнем египетском союзнике Хосни Мубараке после недели массовых протестов на площади Тахрир в Каире и отказались от него, а затем смирились с властью исламистов «братьев-мусульман». Москва задавалась вопросом, не готовят ли в Соединенных Штатах «российскую весну».
В глазах Владимира Путина все это выглядело как арабская версия «цветных революций», охвативших ближнее зарубежье, бывшие буферные республики Советского Союза, от Грузии до Украины. «Искры арабских революций могли разжечь огонь в геополитическом подбрьюшье России», – пишет Тренин. После событий на площади Тахрир, «Киевский Майдан 2013-2014 годов дал Москве ясное представление о том, как выглядит успешное городское восстание».
Однако, Соединенные Штаты совершили промах, прежде всего, стремясь любой ценой отстранить от власти президента Башара аль-Асада в Сирии, но при этом отказываясь предоставить повстанцам все необходимые средства для его свержения. Тем самым они дали России редкий шанс. «В глазах русских арабистов американцы и их европейские союзники выглядели не более чем незадачливыми учениками чародея, которые не понимают, что они делают», – пишет Тренин.
Два года назад Россия перешла в наступление, предоставив свои военно-космические силы для спасения режима Асада, вместе с пестрыми сухопутными силами: истощенной сирийской правительственной армией, иранским Корпусом стражей исламской революции, а также поддерживаемыми Тегераном шиитскими ополченцами во главе с движением «Хизбалла».
Используя беспощадную и бескомпромиссную тактику, Россия одержала победу, и по мнению Кремля, дала Соединенным Штатам урок успешной военной интервенции. Иран тоже стал победителем в Сирии, а затем добился успехов и в Ираке, где его союзники из шиитского ополчения помогают вытеснять остатки группировки ДАИШ. Кроме того, Анкара, возмущенная альянсом между Вашингтоном и сирийскими курдскими отрядами народной самообороны, связанными с курдскими мятежниками в самой Турции, пошла на сближение с Россией и Ираном.
Вполне возможно, что сегодня Владимир Путин полагает, что его цель достигнута. «Военное вмешательство России в сирийский конфликт было связано не только, и даже не столько с самой Сирией. Более того, главной целью был даже не Ближний Восток, – утверждает Тренин. – Москва стремилась вернуться на глобальную арену в статусе великой державы».
Тренин, в прошлом офицер советской армии, основывает свой анализ на опыте истории, хотя некоторые могут не соглашаться с отдельными акцентами в его эссе. Он, например, объясняет вынужденный вывод войск Великобритании и Франции из Суэца в ходе их вторжения в Египет в вместе с Израилем 1956 году, угрозами тогдашнего советского лидера Никиты Хрущева, в то время как большинство экспертов склоняются к тому, что главную роль сыграло давление, которое оказал президент США Дуайт Эйзенхауэр на этот заговор теряющих свои владения колониалистов.
Однако, возвращаясь к в сегодняшний день, следует еще раз подчеркнуть, что книга Тренина наполнена бесценным пониманием сути происходящего, чего нельзя сказать о других подобных трудах.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

179
Похожие новости
30 ноября 2017, 00:12
30 ноября 2017, 20:12
01 декабря 2017, 15:42
02 декабря 2017, 14:12
02 декабря 2017, 05:42
04 декабря 2017, 08:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии