Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Что Бжезинский говорил о Путине и России в одном из последних интервью

Экс-советник по нацбезопасности бывшего президента США Джимми Картера Збигнев Бжезинский скончался в возрасте 89 лет. Об этом сообщила его дочь Мика. «Мой отец умер сегодня ночью», — рассказала она. Одно из последних интервью — в конце марта — Бжезинский дал «Газете.Ru».

— В недавнем выступлении в Осло на форуме лауреатов Нобелевской премии мира вы говорили о возможности создания треугольника между США, Китаем и Россией. Но, похоже, администрация американского президента Дональда Трампа делает шаги, которые могут антагонизировать Китай. Есть мнение, что США пытаются настроить Китай против России. Не приведет ли это к конфликту между Китаем и США?

— Некоторые россияне могут полагать, что Америка пытается настроить Китай против России. Но это скорее комплимент, который тешит их эгоизм, чем реальное представление о действительности.

Дело в том, что Китай гораздо важнее, чем Россия.

Если Америка и Китай будут сотрудничать, у России нет абсолютно никакого выбора, кроме как присоединиться к двум странам. В первую очередь это было бы в интересах Америки. Но это также будет выгодно и для России в долгосрочной перспективе.

— В этом году исполняется 30 лет выхода в свет вашей книги «Великая шахматная доска», в которой в том числе описывался сценарий раскола между Украиной и Россией. Сегодня ваши прогнозы во многом подтверждаются. С вашей точки зрения, как ситуация на Украине будет развиваться в ближайшем будущем?

— Прежде всего Украина является легитимной державой, которая находится в процессе трансформации в национальное государство. Это означает, что Украина должна существовать в разумных отношениях с Россией, которая еще, конечно, будет в течение некоторого времени сохранять тщетную надежду на реинтеграцию и подчинение Киева Москве.

Однако будущее Украины будет зависеть и от того, какие шаги в сторону своей европейской идентичности сделает Россия.

По моему мнению, Россия, которая ориентируется на сотрудничество с Европой, нацелена на сотрудничество с Китаем (пусть и с некоторой потенциальной территориальной напряженностью на северо-востоке), а также улучшает свои отношения с США, может стать страной, которая с помощью компромисса решит украинский вопрос.

Агрессия России в Крыму исторически неоправданна и будет постоянным источником напряженности. Но, я надеюсь, россияне поймут, что не в их интересах действовать в империалистической манере. Особенно если учесть, что сама Россия не является «империалистическим», доминирующим государством.

— Проблема Крыма стала одной из самых сложных задач в отношениях России с Западом. Понятно, что Москва не собирается возвращать полуостров и никто не признает этого среди западных держав. Как вы видите выход из этой проблемы, который может принести пользу обеим сторонам?

— Решение проблемы Крыма, учитывая некоторые замечания, которые я только что сделал, должно стать совместным решением. Сейчас это выглядит как очевидное навязывание своей воли с применением силы.

Долгосрочные отношения между Украиной и Россией невозможны, пока эта проблема не будет разрешена к взаимному согласию.

Нет никаких причин, по которым российским лидерам не следует искать формулу решения крымской проблемы. Частью этой формулы могло бы стать признание многонациональной и исторической роли Крыма.

Это обеспечит осмысленный и удовлетворяющий все стороны компромисс — как для России, так и для Украины. Кроме того, он будет учитывать и роль крымско-татарского населения.

— Как вы относитесь к идее расширения Евразийского экономического союза? Мы знаем, что вы критиковали эту идею. Будет ли он существовать после ухода нынешних лидеров c политической арены?

— Я сомневаюсь, что Евразийский экономический союз просуществует 10–20 лет, особенно если за это время его лидерский состав изменит свое мировоззрение.

К тому же ЕАЭС станет ненужным по мере нормализации отношений России с западной частью Европы, а также признанием российскими властями того факта, что страна в конечном счете является европейским, а не евразийским государством.

— Россия и Япония начали дискуссию, пытаясь найти решение проблемы спорных островов Курильской гряды. Можно ли решить эту проблему и как она может изменить ситуацию в регионе?

— Если вернуться к первоначальным планам относительно островов на северо-востоке Японии, найти компромисс можно. Он был сформулирован в 1956 году (речь о декларации 1956 года, которая предусматривает передачу Японии двух из четырех Курильских островов. — «Газета.Ru»).

В России территориальный голод, на мой взгляд, слишком обострен. Особенно если сопоставить территориальные размеры России с территориальными размерами Японии.

Такой территориальный голод для России является разрушительным. Потому что он увеличивает число государств, которые смотрят на Россию с тревогой, а в некоторых случаях — и с ненавистью.

— Санкции против России действуют уже три года. Как вы оцениваете их влияние на РФ? Стоит ли США и ЕС отменять санкции против бизнеса?

— Я не думаю, что можно отделить частный бизнес от национального бизнеса. Дело в том, что окружение президента России Владимира Путина настолько богато, что разумное решение можно найти, только если это окружение пойдет на компромисс.

Ответственность за снятие санкций на самом деле в большей степени зависит от самой России, чем от внешнего мира.

— Череда выборов в Европе может привести к победе популистов, которые способны дестабилизировать политическую ситуацию в регионе и создать проблемы для всего мира. Является ли подъем националистических настроений угрозой для ЕС?

— Европа может пережить значительные беспорядки и волнения, учитывая текущие тенденции и политическую динамику в нескольких ключевых европейских странах.

Однако я считаю, что этот процесс, скорее всего, будет иметь локальный характер. Он не вызовет проблем, которые могут представлять серьезную угрозу глобальной стабильности.

— В недавней статье для The New York Times вы писали, что у президента США Дональда Трампа до сих пор нет четкой внешнеполитической доктрины. Ее формированию мешают проблемы во внутренней политике. Его политические соперники грозят импичментом. Способен ли Трамп сохранить лидерство?

— Это то, что здесь в Америке мы называем «вопросом на $64» (американская идиома, связанная с популярной радиовикториной, — вопрос на $64 был самым каверзным в игре. — «Газета.Ru»). В то же время это вопрос, на который можно ответить просто.

Трамп должен действовать как президент, а не как политический шоумен. Пока что он как президент не действует.

США — слишком важная страна для того, чтобы ею руководил «отсутствующий президент».

Совокупный ущерб американской внешней политике и ее положению в связи с этим фактором уже начинает ощущаться. Это, в свою очередь, питает некоторые нереалистичные надежды со стороны американских конкурентов. На ум сразу приходит Россия, но, возможно, скоро за ней последует и Китай. И я думаю, что все заинтересованные стороны должны принять во внимание такие риски.

— Владимир Путин, с большой вероятностью, будет баллотироваться на выборах в 2018 году. Согласно Конституции, в случае победы и после еще шести лет во власти ему нужно будет оставить президентский пост — хотя бы на время. С вашей точки зрения, готов ли сегодня Путин искать варианты политического транзита?

— Путин продемонстрировал готовность приспосабливаться к новым обстоятельствам, особенно если это в его интересах. К тому же это повышает степень его финансовой удовлетворенности.

Путин должен думать о своем будущем. Конечно, чрезмерная концентрация властных элит в России на приобретении богатства может со временем вызвать социальные реакции и враждебность. Это еще не произошло, но я думаю, что есть потенциальный риск таких тенденций.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

832
Похожие новости
03 декабря 2017, 11:12
04 декабря 2017, 12:12
02 декабря 2017, 10:42
01 декабря 2017, 11:12
04 декабря 2017, 08:57
04 декабря 2017, 09:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии