Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Civil: Путин отрицает существование государства Грузия

9 июля 2019 года в Екатеринбурге президент России Владимир Путин прочел лекцию по истории, посвященную изменениям статуса Абхазии и Южной Осетии с того момента, когда Российская империя начала аннексировать территории Кавказа в конце XVIII века.
С присущими Кремлю иронией и нигилизмом Путин выставил Грузию оккупантом, что должно было стать четким посланием для протестующих в Грузии, выступающих против продолжающейся российской оккупации этих регионов. Но давайте расставим все по своим местам.
Южная Осетия
Сначала Путин сказал, что Северная и Южная Осетия были единым независимым государством, которое в 1774 году перешло под власть России.
«Осетия вошла в состав Российской империи, дай бог памяти, по-моему, в 1774 году. Вошла целиком: и южная, и северная часть — как самостоятельное государство».
То, что он называет Осетией — это современная Северная Осетия, которая не является частью территории Грузии в отличие от Южной Осетии. Тогда Осетия была частью Кабарды, которая вошла в состав Российской империи в 1774 году в рамках Кючук-Кайнарджийского мирного договора, который положил конец Русско-турецкой войне 1768-1774 годов.
Территории современной Южной Осетии были частью Картли-Кахетинского царства (грузинского государственного образования), и у нее не было никакого административного статуса. Картли-Кахетинское царство стало союзником Российской империи в 1783 году в соответствии с Георгиевским трактатом, а затем было присоединено к Российской империи в 1801 году. Территории Осетии по обе стороны гор не были одним «независимым» государством или административным образованием, как утверждает Путин. Они оставались отдельными административными образованиями все то время, пока существовала Российская империя, — и после ее краха тоже.
Северная Осетия был частью Кавказской губернии (1785) и Ставропольской губернии (1822) до 1860 года. Административные изменения в Северокавказском регионе сделали северные территории Осетии частью новой Терской области. С 1917 до 1921 года она была частью Горской республики Северного Кавказа, которая отделилась от Российской империи после февральской революции 1917 года. В 1921 году северные территории Осетии стали частью Горской автономной советской социалистической республики, а в 1924 году она превратилась в автономную область/республику Северная Осетия в составе Российской советской социалистической республики.
«Южная часть Осетии вошла в Тифлисскую губернию. Никакой Грузии не было, это была Тифлисская губерния».
После того как Россия аннексировала Картли-Кахетинское царство в 1801 году южные территории Осетии стали частью Грузинской губернии, Грузино-Имеретинскаяой губернии (1840), а затем Тифлисской губернии с 1846 до 1918 года, когда была создана независимая Грузинская демократическая республика. В течение всего этого времени та территория, которая сегодня называется Южной Осетией, не была самостоятельной административной единицей. Только после аннексией Советами независимой Грузии в 1921 году была создана — в 1922 году — Южно-Осетинская автономная область в составе Грузинской ССР. Северная и Южная Осетии были отдельными административными образованиями в составе разных ССР на протяжении всего советского периода.
Путинская трактовка истории неверна, однако она очень хорошо вписывается в нарратив России и Южной Осетии о некогда единой Осетии, которую необходимо «воссоединить». Однако единой Осетии никогда не существовало, а президент России продолжает иронизировать на тему того, что никогда не было грузинского государства. Другими словами, заявления Путина — это пропаганда (исторически неверных) аргументов в пользу политики аннексии посредством оккупации и оспаривания претензий Грузии на территорию Южной Осетии.
Абхазия
«Абхазия развивалась таким образом: когда разваливалась Российская империя после Первой мировой войны, то Грузия предприняла попытки поглощения Абхазии, образовалось независимое грузинское государство, и при помощи германских войск в 1918 году Грузия Абхазию оккупировала».
1918-1921 годы стали весьма бурным периодом для Грузинской демократической республики, в состав которой входила Абхазия. Ее независимости и территориальной целостности постоянно угрожали с севера (советская Красная армия, «белая» армия Деникина), с юга (Турция, Армения) и с востока (Азербайджан). Абхазия постоянно сталкивалась с нападениями красных и белых с севера, и ее территории часто переходили из рук в руки, особенно ее прибрежные районы.
Немецкие войска действительно помогали этой новой республике по ее просьбе с середины 1918 года. Они охраняли стратегически важные объекты инфраструктуры и были рассеяны по всей стране. Они никогда не вступали в открытый военный конфликт с иностранными войсками, ни в Абхазии, ни в других частях Грузинской демократической республики. Небольшие гарнизоны были развернуты в Абхазии начиная с октября 1918 года. Их присутствие помешало Деникину предпринять попытку захватить Абхазию в тот период времени и таким образом привнесло стабильность. Немецкие солдаты покинули Грузию в ноябре 1918 года в результате подписания перемирия в Первой мировой войне — то есть спустя всего полгода после их прибытия.
В феврале 1918 года, за три месяца до официального создания Грузинской демократической республики, Абхазский народный совет и Национальный совет Грузии договорились, что Абхазия войдет в состав Грузии в качестве автономной территории.
Другими словами, Абхазия добровольно вошла в состав Грузинской демократической республики и служила мишенью как для красных, так и для белых. В рамках соглашения, заключенного между Абхазией и Грузией, вторая взяла на себя обязательства защищать территории Абхазии. Что она и делала. Никакой оккупации не было. Советская Россия признала полностью Грузинскую демократическую республику, включая Абхазию, суверенной независимой страной, когда в мае 1920 года она подписала Московский договор, который она нарушила всего девять месяцев спустя, вторгшись и аннексировав Грузию.
«Во времена Советского Союза была образована, между прочим, сначала договорная Союзная Социалистическая Республика Абхазия, в которую вошла сегодняшняя Грузия. Это даже не была Грузия».
И снова звучит мысль о том, что никакой Грузии не было. В феврале 1921 года после вторжения советских войск в Грузинскую демократическую республику было объявлено о создании Советской Социалистической Республики Грузия (позже Грузинская ССР), в состав которой входила Абхазия. О создании Союзной Социалистической Республики Абхазия было объявлено месяцем позже, и позже в том же году она подписала соглашение с Грузинской ССР о создании федерации. Согласно этому договору Абхазская ССР должна была вступить в Закавказскую Федерацию в 1922 году — в составе Грузинской ССР. В 1931 году Абхазия стала Автономной республикой в составе грузинской ССР. На протяжении всего этого периода Абхазия подчинялась Грузинской ССР.
«Во времена Сталина была создана Социалистическая Республика Грузия, составной частью которой стала Абхазия».
Сталин стал лидером Советского Союза только в 1924 году, после смерти Ленина и уже после создания Грузинской ССР. К тому времени Абхазия уже была в составе федеративного союза с Грузинской ССР, вследствие чего она представляла собой автономную республику в составе Грузинской ССР. Изображать Сталина как защитника грузинских национальных интересов — включая «оккупацию» Абхазии — в корне неверно.
«Но по указанию Сталина НКВД во главе с Берией предпринял очень жесткие меры в отношении абхазов, даже не хочу сейчас воспроизводить, с целью поглощения Грузией этой территории и абхазского народа».
Это можно назвать попыткой возложить ответственность за реализацию советской политики террора в Северокавказском регионе на двух советских лидеров грузинского происхождения, которые якобы делали это с целью аннексии Абхазии. В современной России Сталина все чаще превозносят за его жестокий режим. Террор, который НКВД развернул в 1936 году под руководством Берии, представлял собой общенациональную политику и не имел никакого отношения к тому, о чем здесь сказал Путин. Ранее Берия подавил движение меньшевиков в Грузинской ССР, уничтожив тысячи людей. Но факт остается фактом: Абхазия вошла в состав Грузинской ССР задолго до начала периода Большого террора.
«Это тяжелое наследие, которое не то что не стал учитывать, а просто проигнорировал один из первых президентов современной Грузии, когда отменил вообще всякую автономию и Аджарии, и Абхазии, и так далее».
Не совсем ясно, о каком именно президенте говорит Путин. Постсоветские президенты Грузии не отнимали у этих территорий их автономию. Первый президент Грузии Звиад Гамсахурдиа озвучил такое намерение, но так и не воплотил его в жизнь. Он несколько раз предлагал лишить Аджарию автономии. Лидер этого региона Аслан Абашидзе собрал аджарцев, чтобы этому помешать, и создал свою собственную вотчину. Ситуация не менялась вплоть до 2004 года, когда третий президент Грузии Михаил Саакашвили сверг Абашидзе и восстановил национальный суверенитет над этим регионом, сохранив его автономию.
Что касается Абхазии, то Путин, вероятно, имел в виду решение военного совета (которое выполняло функцию временного правительства зимой 1992 года после отставки Гамсахурдиа), принятое в феврале 1992 года, о том, чтобы вернуться к конституции Грузинской демократической республики 1921 года. Многие абхазы интерпретировали это как свидетельство приближающейся отмены их автономии, однако все обстояло иначе. В конституции 1921 года была четко зафиксирована автономия Абхазии и Аджарии. Военный совет подтвердил это статус.
В декабре 1990 года была отменена автономия Южной Осетии — это сделал грузинский парламент по указанию председателя верховного совета Звиада Гамсахурдиа. Это стало ответом на несанкционированные выборы в Южной Осетии и ее самостоятельные попытки превратиться из автономной области в советскую республику (вне Республики Грузия). Это и послужило толчком к началу гражданской войны в 1991 году и дальнейшим проблемам в отношениях между центральным правительством в Тбилиси и фактическими лидерами Южной Осетии. Путину, должно быть, хорошо известно об этом, поскольку последние 20 лет он принимал активное участие в этом процессе в качестве президента и премьер-министра России.
Настоящие страны
Что Путин хочет сказать? Не секрет, что президент Путин не считает Украину, Белоруссию и Казахстан настоящими странами: до возникновения Советского Союза они не были независимыми странами, и именно Советский Союз сделал их таковыми. Очевидно, он хочет внушить ту же мысль и касательно Грузии. В 2005 году Путин назвал распад Советского Союза величайшей геополитической катастрофой 20 столетия, а обретение 14 советскими республиками независимости «историческими случайностями». В результате распада СССР около 25 миллионов русских оказались за пределами России. На этой неделе во время международной конференции в Батуми глава Европейского совета Дональд Туск прокомментировал эту «катастрофу», написав в твиттере: «Распад Советского Союза НЕ был величайшей геополитической катастрофой столетия. Сегодня в Грузии я хочу заявить громко и четко: распад СССР стал благословением для грузин, поляков, украинцев и всей Центральной и Восточной Европы. И для россиян тоже».
Рассказы России и Южной Осетии о некогда единой Осетии, целостность которой необходимо восстановить, противоречат истории. Этот нарратив используется против Грузии. В настоящее время Кремль использует Южную Осетию и Абхазию, чтобы ослабить и сломить грузинское государство, провозгласить его исторической случайностью и поглотить его, как это уже происходило 100 и 200 лет назад.
Новые комментарии Путина — это очередное подтверждение того, что Кремль отрицает грузинский суверенитет над ее признанными территориями. Отрицая существование такого государства, как Грузия, и одновременно с этим делая акцент на том, что в прошлом Осетия и Абхазия были «независимыми странами», Путин стремится всего лишь вернуть Грузию под контроль России — «исправить историческую случайность».
Но что делает страну «настоящей страной»? Функционирующий государственный аппарат, признание со стороны других стран и участие в делах международного сообщества, к примеру, в рамках ООН. Другими словами, это значит быть частью международного сообщества в качестве дееспособного государства. И такое определение применимо к Грузии.
С тех пор, как в 1991 году Грузия обрела независимость, она совершенствовалась в качестве дееспособного демократического государства, создавая свои государственные институты, совершенствуя систему управления, повышая уровень благосостояния своих граждан, защищая их гражданские права, свободы и борясь с коррупцией. В этом она сильно отличается от Абхазии и Южной Осетии, контроля над которыми ее лишили, где не было такого прогресса и где притеснение представителей меньшинств превратились в активную политику.
Эта разница и есть лучшее доказательство того, что Грузия — «настоящая страна». И об этом не стоит забывать в те моменты, когда представители Кремля пытаются оправдать подрывную деятельность в странах ближнего зарубежья, бросая песок в глаза международных партнеров с целью спровоцировать раскол.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...
354
Похожие новости
17 октября 2019, 13:42
15 октября 2019, 14:12
15 октября 2019, 11:12
17 октября 2019, 06:12
15 октября 2019, 19:42
15 октября 2019, 17:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
10 октября 2019, 16:42
14 октября 2019, 01:27
14 октября 2019, 16:12
11 октября 2019, 12:12
12 октября 2019, 17:12
13 октября 2019, 09:12
15 октября 2019, 19:42