Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Экс-консул США: причины российского недовольства Запад спровоцировал задолго до Путина

На Западе сейчас принято «демонизировать» российского президента Владимира Путина, обвиняя Россию и его лично во всех проблемах двусторонних отношений. Однако это опасная игра, предупреждает бывший генконсул США в Санкт-Петербурге Джон Эванс. По его мнению, истоки этих проблем начали формироваться гораздо раньше, причём не без участия США. Но обвинять во всём Путина намного проще, чем признать собственные просчёты, подчёркивается в статье.
Американцы с самого начала неверно поняли и неправильно оценили фигуру Владимира Путина, считает бывший генконсул США в Санкт-Петербурге Джон Эванс. По его мнению, западные СМИ и политики незаслуженно «демонизируют» российского лидера и заблуждаются, воображая, что, как только он уйдёт, все проблемы в отношениях сразу исчезнут. В статье для The National Interest Эванс рассказывает, что их личное знакомство состоялось ещё в июле 1995 года, когда он занимал пост генерального консула США в Санкт-Петербурге. Тогда на торжественном приёме в консульстве Путин представлял своего начальника, мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, уехавшего в командировку, — и вряд ли кто-то мог в тот момент предугадать, что это будущий президент Российской Федерации, отмечает автор.


Путин из тех людей, которых в России называют «государственниками», и деньги для него — не главный стимул, подчёркивает Эванс: «Когда я и другие американцы в Санкт-Петербурге познакомились с Путиным, у него была репутация единственного в городе человека, который не берёт взятки (хотя это преувеличение, были и другие такие люди). В целом отношение к нему было хорошее, и он был предан своему наставнику и тогдашнему начальнику Собчаку, одному из главных демократов новой России». При этом сам мэр Анатолий Собчак был прекрасным писателем и оратором, но не самым эффективным управленцем, поэтому повседневными городскими проблемами в основном занимался Путин — и именно ему ставят в заслугу то, что он навёл относительный порядок в городе, где в 1990-е царили хаос и преступность, отмечает автор. Он также вспоминает, как обратился за помощью, когда у группы молодых американских инвесторов возникли проблемы с российской организованной преступностью после открытия ресторанов Subway, и Путин в первую очередь запросил экземпляр контракта. «Это была реакция юриста, кем Путин и являлся по своему образованию. И это было стремление сделать так, чтобы проблема была решена в соответствии с законом», — говорится в статье.

В отличие от Ельцина, Путин также никогда не злоупотреблял спиртным, напоминает автор. «Те из нас, кто знал Путина в 1990-е годы, вспоминают, что у него была формула возрождения России, состоящая из трёх элементов: восстановление экономики, решение проблемы преступности и реформирование судов. Это был неплохой рецепт по лечению российских недугов того времени, и он вполне подходит для наших дней. Замечу, что его беспокоили исключительно внутренние проблемы, и что здесь нет никакой геополитики», — сообщает Эванс. Он также подчёркивает, что при личном общении с Путиным убедился, что тот никогда не был настроен против Америки (хотя ему и было комфортнее с немцами), не был к тому времени коммунистом или врагом частного бизнеса, а также не являлся «антисемитом» или «гомофобом», как его обычно пытаются изобразить на Западе. Важно также иметь в виду, что любимым видом спорта российского президента является дзюдо — и это не только помогло ему научиться «использовать силу и вес соперника к собственной выгоде», говорится в статье. Традиционно соперники готовятся к поединкам совместно, в дружеской атмосфере, а до и после схватки кланяются, демонстрируя друг другу взаимное уважение. Дзюдо требует реальной силы, реакции и мастерства, а также уравновешенности, гибкости и самоконтроля — и у Путина, который обладает «чёрным поясом» дзюдоиста, всех этих качеств предостаточно, пишет The National Interest.

Многие на Западе также любят обсуждать тот факт, что будущий российский президент начинал свою карьеру в разведке, а покойный американский сенатор Джон Маккейн однажды даже заявил, что когда он посмотрел в глаза Путину, то увидел там буквы «КГБ», напоминает автор. Однако у президента США Джорджа Буша при встрече с Путиным в 2001 году сложилось совсем другое мнение, подчёркивает Эванс: «После той первой встречи в Любляне в американском правительстве было как минимум два человека, которые относились к Путину серьёзно: президент Буш и я». Похожее мнение сложилось и у бывшего госсекретаря США Генри Киссинджера. Когда Киссинджер услышал от Путина, что тот начинал свою карьеру как разведчик, то пошутил: «Все лучшие люди начинают во внешней разведке», — поскольку сам когда-то начинал точно так же в американской армии в послевоенной Германии.

«Несмотря на репутацию КГБ как душителя свободы слова и тюремщика диссидентов, большая часть советских граждан относилась к этому комитету как к элитной службе, особенно после прихода к власти Юрия Андропова в 1980-е годы, когда он начал набирать «самых лучших, умных и толковых». Для амбициозной молодёжи это был один из немногих способов посмотреть мир и сделать хорошую карьеру. Я слышал, как люди в Санкт-Петербурге говорили: «КГБ был нашим Гарвардом». Путин считал, что там служат патриоты и что эта служба может принести ему лично немало выгод», — говорится в статье. Примечательно, что с момента своей первой встречи в начале 1990-х годов Путин и Киссинджер продолжают поддерживать контакты и встречались уже десятки раз.

По мнению тех, кто знал Путина по Санкт-Петербургу, ничто в его личности и поведении не говорило о том, что этому человеку предначертано взойти на вершину власти в Российской Федерации, и он сам не стремился стать президентом России, пишет Эванс: «Он был явно удивлён, когда его летом 1999 года назначили премьер-министром». Между тем во время августовского путча против Михаила Горбачёва в 1991 году, несмотря на все риски, Путин был рядом с мэром Санкт-Петербурга Анатолием Собчаком, который громко и открыто выступил против попытки государственного переворота. И уже в этот момент началось становление Путина как политика, полагает автор: «Путин определённо пришёл к выводу, что старая советская система потерпела неудачу, и ей на смену должна прийти новая Россия, основанная на других принципах. Его преданность этой цели нельзя назвать несовместимой со службой в КГБ, с его юридическим образованием и с принадлежностью к лагерю «государственников». Время показало, что он в полной мере способен взять на себя и более важные обязанности».

Он также считает, что российского лидера несправедливо называют «противником США». В действительности Путин в свой первый президентский срок сделал множество дружественных жестов в сторону Америки, подчёркивается в статье: он закрыл центр радиоэлектронной разведки в кубинском Лурдесе, закрыл базу ВМФ в бухте Камрань и разрешил американцам через территорию России снабжать свои войска в Афганистане. И хотя Путин был открыто против американской войны в Ираке, он заверил президента Буша, что Москва не станет противодействовать операции американских военных. При этом французский президент Ширак и канцлер Германии Шредер тоже были против американского вторжения, однако говорили об этом менее откровенно, тем самым разозлив Буша и вынудив Кондолизу Райс сказать: «Наказать Францию, игнорировать Германию, простить Россию», — пишет The National Interest. Однако по мере того, как ситуация в Ираке усугублялась, американцы сами давали России новые поводы для беспокойства, отмечает автор: «В частности, был один инцидент, когда войска союзников необъяснимым образом открыли огонь по колонне российских дипломатов, выезжавших из Багдада, и несколько человек получили ранения».

И хотя на Западе сейчас все трудности в отношениях с Россией принято приписывать «лично Владимиру Путину», однако реальные причины для недовольства возникали у России ещё до его прихода к власти, подчёркивается в статье. В частности, бомбардировка Белграда в день православной Пасхи в 1999 году привела к тому, что министр иностранных дел Евгений Примаков, направлявшийся в Вашингтон, совершил свой знаменитый «разворот над Атлантикой». Россия расценила тогда действия США как «враждебный акт», тем более что Совет Безопасности ООН не давал разрешения НАТО на подобные операции вне зоны ответственности альянса, напоминает автор: «Развитие событий в Югославии имело много опасных моментов, которые могли привести к войне. И в итоге Сербия осталась без своей древней провинции Косово, что также было крайне неприятно для Москвы, которая так и не признала законность отделения».

Но самое большое недовольство и даже гнев у России вызывает непрекращающееся расширение НАТО, так как силы Североатлантического альянса придвигаются вплотную к её границам, говорится в статье. По мнению автора, это стало дополнительным звеном в цепи ошибок Запада: «Принимать в члены НАТО прибалтийские государства, в результате чего силы альянса оказались всего в 130 километрах от Санкт-Петербурга, который хорошо помнит блокаду, было достаточно рискованно (хотя этот шаг вполне понятен, ибо мы никогда не признавали прибалтийские республики частью СССР). Но на саммите НАТО в Бухаресте в 2008 году американцы предложили принять в альянс ещё и бывшие советские республики Грузию и Украину». Путин тогда находился в Бухаресте, принимая участие во встрече Россия — НАТО, и выступил резко против такого шага, что остановило Германию и Францию, хотя они продолжают твердить об этом как о своей «конечной цели в будущем», а руководство альянса также продолжает повторять эти заявления, не обращая внимания на их неуместность, пишет Эванс: «Я не буду вдаваться в детали, но безрассудное расширение НАТО на восток было очень важным, хотя и не единственным фактором, способствовавшим началу четырёхдневной войны в Грузии и конфликта с Украиной, включая аннексию* Крыма».

Американский дипломат отмечает, что он может подробно рассказать о многих факторах, которые вынудили Россию перейти на нынешнее «осадное положение» в противостоянии с Западом, и особенно с США: «Это наши войны на Ближнем Востоке (Афганистан, Ирак, Сирия, Ливия), серьёзно дестабилизировавшие регион; это «цветные революции» («розовая» в Грузии, «оранжевая» на Украине, «тюльпановая» в Киргизии). И, наверное, самое разрушительное — это массированное давление с целью заклеймить Россию позором как «агрессора», не входящего в новую европейскую архитектуру безопасности». Естественно, русские недовольны и возмущены подобными действиями, подчёркивается в статье: «И мы не можем сказать, что нас не предупреждали. Джордж Кеннан в 1996 году писал, что расширение НАТО является «стратегическим просчётом эпических масштабов». А ещё было многократно высмеянное выступление Владимира Путина на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году, в котором он озвучил нарастающую обеспокоенность Москвы диктатом Вашингтона».

Возможно, где-то Путин «перестарался», однако нельзя обвинять во всём его одного, пишет Эванс: «Восхождение Путина к вершине власти в Кремле стало для России возвращением к норме, а не отклонением с неизбежного пути, который мы на Западе придумали для неё. Сейчас мы должны собраться с силами в своём евроатлантическом сообществе, по-новому задуматься о том, какие проблемы создаёт для нас отчуждение России, и приступить к ликвидации нанесённого ущерба, без промедления начав с Украины». По мнению американского дипломата, избрание Владимира Зеленского на пост президента предоставляет новые возможности для западных посредников.

Однако русские и украинцы должны сами договариваться о формах будущего урегулирования, а Запад должен учитывать существующие реалии, подчёркивается в статье: «Нам надо смириться с тем, что Крым не вернётся в состав Украины и что вступление Украины в НАТО станет пересечением запретной красной линии, установленной Россией». В первую очередь нужно срочно положить конец вооружённому конфликту в Донбассе, поскольку без ощутимого продвижения вперёд на дипломатическом поле остановить боевые действия будет трудно, а то и невозможно, предупреждает автор: «И даже если потом такой дипломатический процесс начнётся, цель может оказаться недостижимой. Украина и Россия могут отдалиться друг от друга на долгие годы и десятилетия».

Но чтобы добиться прогресса, Запад должен отказаться от привычки «демонизировать» Россию и её лидера, уверен дипломат: «На мой взгляд, Путин не демон. Просто мы его неправильно поняли. Конечно, и ангелом он из-за этого не станет. Но приписывать России (да и любой другой стране) всевозможные грехи и пороки лишь на основании воображаемых качеств её лидера — это опасная игра». России досталась в наследство мощная военная и дипломатическая элита, у неё хорошо развито ощущение истории и понимание своей роли в мире, подчёркивается в статье: «И если не считать тот «уличный театр», который пленил западную аудиторию, у неё есть вполне реальная политика и общественное мнение, которое должен воспринимать всерьёз любой руководитель». Воображать, как делают некоторые, что вся проблема в Путине, а когда он уйдёт, то сразу всё наладится, — это наивное заблуждение, предупреждает Эванс. Как сказал однажды ведущий специалист по России и дипломат Том Грэм, «у нас проблема не с Путиным, проблема с Россией». Причём эту проблему американцы отчасти создали сами, заключает автор: «Однако обвинять Путина намного проще, чем признавать собственные недостатки».

* Крым вошёл в состав России после того, как за это проголосовало подавляющее большинство жителей полуострова на референдуме 16 марта 2014 года (прим. ИноТВ).

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...
159
Похожие новости
18 октября 2019, 17:42
17 октября 2019, 13:42
18 октября 2019, 04:42
18 октября 2019, 09:12
18 октября 2019, 20:42
17 октября 2019, 06:12
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 октября 2019, 11:12
18 октября 2019, 14:42
17 октября 2019, 16:57
14 октября 2019, 10:42
14 октября 2019, 19:57
14 октября 2019, 23:42
18 октября 2019, 04:42