Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Фокус: чем сильнее будет Россия, тем хуже будет Запад говорить о Путине

Интервью с Бояном Чуковым, экспертом по международной безопасности для обзора «Метроном» радио «Фокус».
Ведущий: В проекте резолюции Сената США говорится, что ликвидированный иранский генерал Касем Сулеймани планировал нападения и на территории Болгарии. Резолюция № 446 США гласит, что есть доказательства связи между ликвидированным иранским генералом и нападением в аэропорту Сарафово в 2012 году. И пока мы задаемся вопросом, чем Болгария интересна иранскому «серому кардиналу» шпионажа, в Москве сменилось правительство, а в Вашингтоне процесс импичмента президента Трампа вступил в новую фазу. Помимо того, что внутреннее наше положение стало интересным, то же произошло и с международной ситуацией. Для обобщающего анализа этой ситуации я пригласил эксперта по международной безопасности Бояна Чукова. Есть ли основания верить утверждению США, что г-н Сулеймани планировал нападения в Болгарии, и если да, то чем мы его заинтересовали?
Боян Чуков: Мое личное мнение таково, что мы должны скептически относиться к этой информации, поскольку она больше похожа на этап информационно-психологической войны, которую ведут между собой США и Иран. Я не хочу возвращаться к очень старому заявлению нашего премьер-министра о том, стоят ли иранцы за нападением в Сарафово, но если мы очень внимательно просмотрим западную прессу, мы увидим, что за исключением американских, британских и израильских СМИ в Западной Европе почти никто не обратил никакого внимания на эту новость. Более того, в последнее годы спецслужбы, особенно американские и англосаксонские, определенно перегибают палку с формулировкой «highly likely» («весьма вероятно»), которую следует воспринимать как абсолютную правду и впредь выкручивать руки союзникам, чтобы занять выгодные позиции для проведения собственной внешней политики. Ни во Франции, ни в Испании, ни в Бельгии, ни в Италии — идет речь о крупных странах Европейского союза — нигде не обратили серьезного внимания на эту информацию. Правда, в данном случае упоминают Болгарию, поэтому я понимаю, почему наше общественное мнение складывается таким образом, и это естественно, однако, учитывая стратегию Ирана на Ближнем Востоке, я не вижу никаких причин Ирану заниматься Болгарией и планировать какие бы то ни было террористические акты на ее территории.
— То есть это справедливо как для будущих, возможных нападений, так и для нападения в Сарафово, верно?
— Я считаю, что осознанное обновление этой темы является осколком гибридной войны на Ближнем Востоке, и время от времени вскрывается что-то новое, чтобы привлечь и нас.
— Чем закончится гибридная война на Ближнем Востоке?
— Хотя абсолютно все думают, что там ведутся какие-то ужасные битвы и мы чуть ли не на пороге третьей мировой войны, по-моему, медленно, но Иран и США движутся к соглашению по одной простой причине — у Ирана были отличные отношения с США во время президентства Барака Обамы. Нынешний президент Хатами очень близок американскому deep state («глубинному государству»). Давным-давно этого человека возвысили сами американцы. Дональд Трамп явно не хочет работать с тем, кто достался ему в наследство от демократов. Поэтому он полностью сорвал сделку 5+1, касающуюся ядерной программы Ирана, и теперь американцы пытаются повторно обсудить условия влияния на Ближнем Востоке, куда, естественно, позже включится и Турция, и Россия, и другие факторы, у которых есть свои интересы в регионе.
— Связано ли включение России в регион с тем, что происходит в самой России? То есть смена правительства, смена Дмитрия Медведева, подразумевает ли это изменение курса России, в том смысле, будет ли он более агрессивным?
— Многие российские аналитики прямо заявляют, что Россия является независимым государством, ограниченным Конституцией, и, в общем и целом, продолжающим нести бремя перестройки и периода Бориса Ельцина. Россия долгое время была слабой в экономическом отношении и не располагала серьезными вооруженными силами. Сейчас российская армия лучшая в мире. И то, что произошло 15 января в Москве — разрыв пуповины с глобальными амбициями США, того, что мы называем deep state, поскольку в 1993 Конституция Российской Федерации была создана американскими экспертами, и там черным по белому написано, что международное законодательство, международные соглашения, заключенные Российской Федерацией, стоят выше национальных законов. Все кончено, и теперь Россия полностью суверенна, то есть она стала абсолютно независимым государством. Поскольку, как вы понимаете, стране, которая стремится стать глобальным фактором, не может кто-то, например, в Вашингтоне сказать: «У нас есть претензии к новому правительству Российской Федерации», как это сделал однажды спикер Государственного департамента. В своем ироническом стиле Евгений Сатановский — один из крупнейших экспертов Российской Федерации в области геополитики — заявил, что готов дать бесплатные советы, что должны делать Сенат, Конгресс и Белый дом США. Итак, мы вступаем в совершенно новый мир, и многие люди, которым было комфортно жить в старом мире, переживают эмоциональную травму и не могут поверить, что это происходит. Исключительно важный момент состоит в том, что после этого шага Путина мы практически будем иметь смену политической системы в России — будут перераспределены полномочия и возникнет новая структура власти, до этого имевшая только совещательный, консультативный голос в Госсовете. В новых условиях она получит огромные полномочия и станет одной из ключевых организаций в Российской Федерации. Вторым чрезвычайно важным моментом в том, что произошло в Москве 15 января, является тот факт, что высшие государственные служащие и чиновники России не смогут иметь двойное гражданство, не смогут иметь счета за границей, не смогут иметь недвижимость за границей. Тот, кто хочет баллотироваться в президенты, должен прожить в Российской Федерации 25 лет. Я обращаю на это внимание, потому что некоторые люди неправильно истолковали это — он прожил в России в целом 25 лет, а не перед тем как он заявил себя как кандидата, он прожил 25 лет в России. На практике это означает, что все, кто был связан со старой системой, с Верхней и Нижней палатой Российской Федерации, должны будут уйти. Таким образом, произойдет очень сильное обновление парламента, придет много новых людей, много молодых людей, которые, так или иначе, не будут связаны с олигархами, создавшими свои лобби в российской администрации. Другим важным моментом произошедшего стал тяжелый удар по грантовой оппозиции в России. Речь идет о тех неправительственных организациях, которые имели политические амбиции и хотели соответственно изменить руководство Москвы. Например, люди из окружения Навального, большая часть из них либо имеет двойное гражданство, либо является гражданами других государств, что значит, что на практике им полностью отказано в доступе к власти в Российской Федерации. Но, на мой взгляд, нет ничего странного и неожиданного в той простой причине, что, как я уже говорил, Россия суверенна. Так действуют все другие суверенные государства. Например, США — я не вижу ни в Конгрессе, ни в Сенате иностранных граждан, выступающих и дающих советы о том, как развивать Соединенные Штаты. То же самое и в других крупных западных странах. Так что нам просто нужно привыкнуть к тому, что Россия соизмерима с ними, и то, что относится к ним, относится и к России.
— То есть 15 января Владимир Путин заявил, что Россия равна США?
— Верно. Единственная проблема, которую России осталось решить — это проблема с Центральным банком, который все еще находится в зависимости, что является одним из главных препятствий на пути экономического развития России. Так как, например, в 2015 году согласно Конституции Центральный банк должен был сохранять стабильность национальной валюты, но в 2015 году российский рубль был на последнем месте в рейтинге мировых валют. Он был хуже украинской гривны. И в том же году Эльвира Набиуллина, глава Центрального банка России, получила награду лучшего руководителя Центрального банка в мире. Понимаете, в чем ирония?
— Г-н Чуков, с этими изменениями Путин не станет вседержителем в будущем, независимо от того, какое положение он будет занимать — премьер-министра ли президента, не так ли?
— По моему мнению, в ближайшие несколько лет в этом изменении политической системы Путин будет плавно обрисовывать своего преемника, который впоследствии его сменит, поскольку президенту Путину уже 67 лет и вполне нормально задумываться над тем, чтобы оставить человека, который его заменит. Оказалось, что формула Назарбаева в Казахстане не сработала — Назарбаев стал главой Совета безопасности. Владимир Путин просто пытается не создавать никаких предпосылок для какого-либо брожения внутри Российской Федерации, чтобы изменить политическую систему, вырастить наследника и, что не менее важно, существенно развить российскую экономику, поскольку в течение последних нескольких лет она оставалась в застое и ни в коем случае не может называться успешной.
— Можно ли назвать конституционные реформы российского президента переворотом и можно ли считать нового премьер-министра Мишустина его наследником?
— Я не думаю, что этот премьер-министр мог бы быть его преемником по той простой причине, что у него нет ни международной, ни геополитической подготовки, каким-то провидцем он себя тоже не проявил. На мой взгляд, он назначен только на определенный период, он очень хороший подрядчик и администратор. По-моему, его задача в том, чтобы организовать российскую администрацию так, как он сделал это в Федеральной налоговой службе, признанной одной из лучших в мире. Что касается того, является ли это государственным переворотом Путина, я думаю, что это оценка ряда аналитиков из стран, которые никоим образом не извлекают выгоду для своих национальных интересов из того, чтобы появился такой мощный фактор, как Россия. Конечно, Путин не будет хорошо принят, конечно, его назовут «диктатором», поскольку, чем дальше Россия отходит от наследия Бориса Ельцина, тем хуже становится Владимир Путин. Но международные отношения — не место для гуманизма и благотворительности — это жесткая конкуренция между нациями и государствами, так что чем сильнее будет становиться Россия, тем хуже будет становиться Путин. По крайней мере, сейчас это тенденция, и она ясно проявляется.
— Как отразится новый ветер перемен в Кремле на болгарских землях?
— Теперь Болгария должна очень внимательно следить за процессами не только в Москве, но и в США, а также за событиями, развивающимися в Брюсселе, поскольку в настоящее время происходит перераспределение влияния в мире. Все идет к регионализации. Сейчас на Гайдаровском форуме в Москве, который также проходил 15 января, бывший президент Франции Саркози предложил создать союз между Европейским союзом, Турцией и Россией, который должен будет обеспечивать безопасность, в том числе и в нашем регионе. Понимаете, идеи разные. Просто мы должны быть очень внимательными и предвидеть, где мы приблизительно в этом новом мировом перераспределении влияния, поскольку у нас нет ресурсов для создания геополитической архитектуры Балкан, но, если мы все правильно проанализируем и будем достаточно разумны, мы сможем уловить зарождающиеся тенденции, чтобы лучшим образом использовать имеющуюся у нас информацию.
— В отличие от того, что происходит в Москве, в Вашингтоне пасьянс складывается иным образом. Но Болгария вряд ли может отвернуться от США, потому что известно, что каждому, кто так поступает, начинает не везти.
— Болгарии и не нужно отворачиваться от США. Болгария должна иметь хорошие отношения с Соединенными Штатами, но мы должны понимать, с какими именно Соединенными Штатами — с глубинным государством США, государством демократов, с наследством, которое оставили нам болгарские демократы, или с США Дональда Трампа, который готовится в конце этого года быть избранным на второй президентский срок. Это две совершенно разные Америки, и мы должны очень четко отличать одну от другой, а не говорить об американцах в общем. Потому что завтра, когда переизберут Дональда Трампа и он договориться с Москвой, а мы продолжим играть с людьми Хиллари Клинтон и глубинного государства, мы попадем впросак.
— По Вашим прогнозам, этот импичмент, который сейчас проходит в Вашингтоне, не более, чем в форма политических заигрываний внутри Америки?
— Демократы сами понимали, что из этого ничего не выйдет и это дело пустое. И именно поэтому они всячески пытаются создавать ситуации, чтобы загнать Дональда Трампа в угол. В настоящее время Дональд Трамп, Си Цзиньпин и Путин — ситуативные партнеры. Мы должны это понимать и не всегда искать какой-то глубокий конфликт между ними. Конфликт происходит внутри deep state демократов, а именно в транснациональном финансовом капитале, который распространился по всей Западной Европе, США, России, на Ближнем Востоке и повсюду. Если мы не будем чувствовать этот нюанс, у нас не будет возможности справиться со сложными извилистыми путями международной политики.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...
452
Похожие новости
18 сентября 2020, 21:57
18 сентября 2020, 14:27
16 сентября 2020, 22:57
18 сентября 2020, 22:27
17 сентября 2020, 11:57
17 сентября 2020, 15:57
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
22 сентября 2020, 13:42
16 сентября 2020, 22:57
17 сентября 2020, 11:57
15 сентября 2020, 18:27
21 сентября 2020, 12:42
18 сентября 2020, 14:27
18 сентября 2020, 22:27