Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Глобальная игра: Сирийский гамбит Владимира Путина

Вооруженные силы Российской Федерации уже больше года, с разрешения легитимной власти Сирийской Арабской Республики, находятся на ее территории и выполняют миссию борьбы с ИГИЛ. Все это время в интернете и СМИ идет информационная война, очерняющая действия ВКС и сил специального назначения ВС РФ и порождающая атмосферу недоверия к действиям в Сирии как ВС РФ, так и к решениям Президента и парламента.

Иностранными и некоторыми отечественными СМИ в воздухе подвешен вопрос: «Что делают ВС РФ так далеко от Родины и что они там защищают?» Ведь это не территория РФ. С экономикой, дескать, справиться не можем, а тратим огромные бюджетные деньги на военные действия, не связанные напрямую с защитой конкретной Российской территории.

Простой российский гражданин задает себе вопрос: «С ИГИЛ в Сирии западная коалиция воюет, а мы то что там делаем? Спасаем режим Башара Асада? Так у нас своих проблем хватает и не хватает денег на их решение!» Попробуем разобраться с вопросом: «Что значит ситуация в Сирии для России и на что действительно мы тратим огромные бюджетные и человеческие ресурсы».

Сперва нужно осознать, что значит Ближний Восток для мировой экономики. Доля углеводородов в мировом энергобалансе выросла до 84% к 2012 г. В то же время на Ближнем Востоке находится 61,5% разведанных и подтвержденных запасов нефти и 40,6% газа. С Каспийским регионом, который логистически включен в эту территорию (в дальнейшем мы это покажем), это составляет около 80% мировых запасов углеводородов. Отдельно нужно отметить, что подтвержденных разведанных запасов, по расчетам специалистов, хватит примерно на 30 лет функционирования мирового хозяйства.

Разведка и добыча углеводородов отстает от производства средств потребления углеводородов (двигателей внутреннего сгорания, автомобилей, кораблей, самолетов, энергетических установок и т.д). Еще один факт, это то, что мировая добыча углеводородов, за исключением территорий России, Сирии, Ирана, Китая, находится под контролем глобальных нефтегазовых корпораций, таких как British Petroleum, Exxon, Gulf Oil, Mobil, Royal Dutch Shell, Chevron и Texaco. Некоторые из них прошли стадию поглощения. С 1984 Gulf Oil , а с 1999 года Техасо были поглощены Chevron и т.д.

Две страны в мире контролируют нефтяной рынок. Это США и Великобритания, граждане которых были основателями и которым принадлежат контрольные пакеты акции корпораций. Внешняя политика этих двух стран с момента открытия залежей нефти на Ближнем Востоке играет там ключевую роль, преследуя свои, ставшие в XXI веке глобальными, цели.

С начала ХХ века и на текущий момент глобальные нефтяные корпорации этих двух стран контролируют около 80% добычи мировой нефти и стремятся доминировать на Ближнем Востоке. Это обстоятельство во многом объясняет происходящие вокруг Сирии события. Нужно также отметить, что эти же компании формируют внешнюю политику США, Британии с ЕС и Саудовской Аравии.

В быстро развивающейся мировой экономике контроль над углеводородами планеты – это контроль над геополитическими конкурентами и инструмент управления делами планеты. Для наглядности укажем, что США по объемам потребления углеводородов находится на первом месте – 21% от всего мирового объема, ЕС (включая Великобританию) – на втором (18%), Китай – на третьем (8,55%), Россия – на четвертом (около 6%).

Таким образом, стратегически контроль со стороны компаний США и Великобритании за разведкой, добычей, транспортировкой и переработкой нефти является инструментом достижения целей национальной безопасности для США и Великобритании с ЕС и угрозой национальной безопасности для Китая и России, а вместе с ними и для БРИКС. Отсюда и столкновение интересов на Ближнем Востоке.

В этой системе геополитических координат определенная группа стран стремиться занять «контрольные высоты» на Ближнем Востоке, чтобы быть в выигрыше от развития ситуации в мировой экономике и геополитике. Попробуем разобраться в этой пестрой картине стран, претендующих на те или иные позиции в «Сирийском гамбите», а также понять, кто и почему действительно является геополитическим конкурентом указанным выше странам и за что идет борьба.

Следующий аспект мировой экономической жизни, влияющий на картину понимания ситуации в Сирии в частности и на Ближнем Востоке в целом, – это существующая система международных расчетов, в центре которой стоит ФРС США и ее банки-акционеры.

Какая между ними связь? Связь очень простая.

Будущее мировой монетарной системы и структуры международных отношений напрямую зависит от развития ситуации на Ближнем Востоке.

На самом деле все разговоры о скором крахе американской экономики в силу наращивания дефицита бюджета и безмерного госдолга и, как следствие, падении с мирового пьедестала расчетов доллара США – это все выдача желаемого за действительное. Пока доллар США с помощью существующей международной системы расчетов будет покрывать более 50 % мировой торговли, с ним ничего не произойдет. Он будет пользоваться спросом. И именно спрос определяет его устойчивость, а далеко не растущий госдолг или дефицит бюджета США.

Тенденций, которые могли бы поставить этот факт под сомнение, на сегодня в мировой политике пока не существует. За исключением одного обстоятельства, которое на сегодня не представляет угрозу существующему миропорядку с США во главе геополитического и экономического управления. Но при наличии и реализации соответствующей стратегии у стран БРИКС, которая на сегодня отсутствует, этот фактор может стать такой угрозой. Обстоятельство – это формирование экономических, торговых и финансовых отношений на наднациональном уровне в рамках БРИКС. А в центре этих отношений стоят Россия, Китай, Индия, и всех их тесно связывает Ближний Восток. Но об этом дальше. Политики США, Британии и Европы это хорошо понимают.

Так в чем же состоит угроза будущему миропорядку и позициям ФРС и доллару США?

БРИКС это: 53,4% населения Земли, 23,1% мирового ВВП, 19,1% мировой торговли, 26% территории планеты и колоссальное количество природных и человеческих ресурсов. Представьте себе, что эти страны, имея такой потенциал, в силу существующих условностей в мировой торговле и системе расчетов рассчитываются друг с другом за оказанные услуги и поставленную продукцию долларом США, добровольно поддерживая тем самым доходы собственников ФРС и устойчивость экономики США.

Теперь представьте себе, что эти страны создали зону торговли между собой, в которой происходят расчеты в рублях РФ и юанях КНР с индийской рупией, и втянули в эту зону страны Азии и Ближнего Востока. Места доллару в расчетах не останется. Учитывая, что каждая из стран БРИКС имеет основным партнером США и рассчитывается с ними в долларах в объеме до 30% всей внешней торговли, то по факту введения расчетов в национальной валюте объем мирового использования доллара упадет примерно на 15%, т. е. до 35% покрытия мирового торгового оборота ориентировочно.

Это прямой подрыв экономического доминирования экономики США и доллара в международных расчетах. Это приведет не только к падению сверхдоходов собственников ФРС, но и подорвет лидирующие позиции США в мире вместе с миропорядком, оформленным в 1944 году в Бреттон-Вудсе, а это уже является угрозой национальной безопасности США согласно принятому в начале 2015 года закону о национальной безопасности.

Соответственно, если мы посмотрим на события в мире за последние годы, то увидим, что США всеми силами борются за развал БРИКС. Они уже добились определенных успехов. Начиная с 2014 г. в Бразилии началась информационная кампания СМИ (которые все находятся в руках частного иностранного капитала) против президента Дилмы Русеф, которая была политическим движителем развития отношений между странами в рамках БРИКС.

Вместе с информационной войной были организованы массовые беспорядки и движения, подобные оранжевой революции на Украине и арабской весне на Ближнем Востоке. Все это привело в 2016 году к отставке Дилмы Русеф и замене ее на проамериканского лидера, который не столь оптимистично настроен на развитие отношений с Россией и Китаем. (Как же похож сценарий на развитие ситуации на Украине). Индия находится под контролем глобального капитала. Остаются Китай и Россия в качестве целей для борьбы в международных вопросах геополитики и экономики. И Китай, и Россия обозначены во все той же стратегии национальной безопасности США как угроза, вместе с ИГИЛ.

В процессе анализа продуктовой и географической структуры внешней торговли стран БРИКС для подготовки доклада к РИО+20, выяснилось, что у всех стран БРИКС до 30% внешней торговли приходится на страны Азии и Ближнего Востока, а в части импорта и больше, до 50%. И это относится в первую очередь к импорту углеводородов. Вот и получается, что контроль над углеводородными ресурсами планеты в целом и на Ближнем Востоке в частности – это контроль экономик и поведения в геополитике основных конкурентов – стран БРИКС.

То есть контроль над конкурентами и обеспечение целей собственной национальной безопасности США, что мы указывали ранее. Цели в соответствии с законом США, напомню, заключаются в том, чтобы сохранить военное и экономическое доминирующее положение США в системе мирового устройства, которое было оформлено международными наднациональными институтами после Второй мировой войны.

Третья тенденция, влияющая на расклад и развитие ситуации на Ближнем Востоке, и оно же обстоятельство, которое нужно принять во внимание для качественного анализа, – это существующие и планируемые потоки и пути транспортировки нефти, газа и нефтепродуктов, а также основные регионы мира, где они потребляются.

Теперь посмотрим внимательным взглядом на расклад сил на Ближнем Востоке, который представляет собой довольно пеструю и неоднозначную картину. На небольшом, по планетарным меркам, клочке земли, насыщенном углеводородами, столкнулись интересы следующих сил. Прежде всего это интересы глобальных корпораций происхождением из США и Британии. Они же выражаются в интересах США, Британии и некоторых европейских стран – Италии, Франции, Германии, Голландии, чьи корпорации хотят участвовать в разделе нефтегазового ближневосточного пирога.

Читателю интересно будет узнать, что глобальные корпорации уже давно, еще до создания СССР, боролись за контроль над районом Ближнего Востока. Это прежде всего Британия, которая боролась с Турцией. Знаменитый Лоуренс Аравийский, британский военный разведчик, который поднял восстание бедуинов для борьбы с турецким владычеством в регионе. Его работа увенчалась успехом, и он впоследствии стал народным героем ОАЭ.

Так вот что главное! Арабские шиитские страны Ближнего Востока, которые живут по законам шариата, а не по конституции: Ирак (до войны 2003), Иран, Сирия, Ливия (до падения Каддафи) , не могли допустить к участию в добыче углеводородов иностранный капитал. Это не разрешают законы шариата, так же как и процентные ставки – ссудный процент.

Глобальные нефтегазовые корпорации не могли купить землю для добычи, взять ее в аренду или в концессию месторождение, не могли войти в акционерный капитал. Не могли вести вообще никакой коммерческой деятельности на территории стран, где действует шариат. Они могли быть только покупателями нефти на общих основаниях. Тогда как контроль над углеводородами – это прежде всего контроль над их добычей.

В течении XX века постепенно развивался процесс контроля. Еще до Второй мировой войны British Petroleum, Exxon, Gulf Oil, Mobil, Royal Dutch Shell, Chevron и Texaco создали международный нефтяной картель МНК. К концу XX века эти компании контролировали 85% нефтяной добычи. На сегодня они контролируют не намного меньше за счет конкуренции ОПЕК и государственных компаний развивающихся стран.

В 1945 году Президент США Ф. Рузвельт на борту эсминца «Куинси» подписал с королем саудитов Абдель Азизом договор (пакт Куинси), согласно которому разведка, добыча и продажа нефти на территории Саудовской Аравии передавалась американским компаниям в обмен на политическую и военную защиту территории от любой угрозы. Была создана компания «АРАМКО», акционерами которой были вышеуказанные компании, за исключением British Petroleum, Royal Dutch Shell. К 60-м годам это стала компания Саудовской королевской семьи и американских нефтяных гигантов. Саудиты вошли в семью глобального капитала. Именно они в 1986 году обвалили цены на нефть, что стало одним из факторов развала СССР. В 2014 они же снова обвалили цены на нефть, что стало угрозой экономической безопасности России.

Теперь нужно вспомнить о том, что в экспорте РФ углеводороды занимают до 70%. В доходах бюджета – 51% (2014 г.), доля углеводородов в бюджете – 37,4% (на начало 2016 г). поступлений от экспорта нефти и газа. Этими же поступлениями поддерживаются золотовалютные резервы и резервный и стабилизационный фонды РФ. Падение цен на нефть – это серьезный удар по экономике РФ, и он происходит вкупе с санкциями и информационной войной против лидера РФ президента Путина, против всех активных действий РФ для достижения ее геополитических целей.

Кроме того, очень важный фактор, играющий против России и БРИКС, это потребление нефти и газа с Ближнего Востока. КСА имеет 23% мировых запасов нефти, добывает 13% всей нефти в мире. Именно Саудовская Аравия запустила процесс падения цен на нефть в 1986 и 2014 г., действуя против России и ее граждан. Катар, являясь политическим сателлитом Саудовской Аравии и США, имеет третьи в мире подтвержденные запасы газа.

Катар занимает 1-е место в мире по экспорту сжиженного газа (90 млн тонн в 2015 г.), что составляет 31% всего рынка газа в мире. Более 60% своего потребления нефти Китай закупает на Ближнем Востоке, и в первую очередь в Королевстве Саудовская Аравия, которое покрывает до 20% всего энергопотребления Китая. 20% всего экспорта нефти КСА идет в Китай.

КСА является лидером и манипулятором поведения ОПЕК. До 30% своей потребности в углеводородах с Ближнего Востока потребляет Индия. Около 50% – Бразилия. В условиях падения цен на нефть Россия теряет доходы, а Китай, Индия и Бразилия наращивают объемы покупки нефти на Ближнем Востоке. Это повод для напряжения внутри БРИКС. Таким образом, американские корпорации посадили на нефтяную иглу Китай уже давно и контролируют его. Не потому ли Китай сдержан в своей политике на Ближнем Востоке и не спешит поддерживать Россию, сражающуюся за будущее БРИКС?

Точно так же контролируются Индия и Бразилия. Кроме того, следует вспомнить Афганистан 80-х и участие ВС СССР в войне в Афганистане!

«Ноги» сегодняшних конфликтов растут уже оттуда в том числе. СССР нужен был стабильный политически Афганистан с дружественным правительством для осуществления плана поставки газа из прикаспийского-туркменского регионов СССР через Афганистан и Пакистан в Индию, которая тогда была близким геополитическим союзником СССР.

После развала СССР, когда стало ясно, что Туркмения будет продавать газ самостоятельно, возникла американская компания ЮНОКАЛ, которая решила реализовать этот проект в условиях дружественного США афганского режима талибов. Но талибы выдвинули ЮНОКАЛ условия вложения денег в энергетику и инфраструктуру Афганистана, на что последняя не согласилась. И началась эпопея с возникновением «Аль-Каиды», взрывом 9/11, борьбой США с ней и введением войск сперва в Ирак, а затем в Афганистан. Фактически «Аль-Каида» была создана как проект США для борьбы с «Талибаном» и создания процесса терроризма как глобального зла, с которым борются США. Но в итоге борьбы достигнут не военный и социальный результат, а чисто экономический – в пользу глобальной политики США.

В итоге этой длительной спецоперации Госдепа достигнут следующий результат. Прежде всего США, Британия, Франция, Италия, Германия получили доступ к неконтролируемым ранее нефтяным запасам Ирака, затем и Ливии. Второй не менее значимый результат – это смена режима талибов на правительство Карзая, лояльное к интересам США и глобальных нефтегазовых монополий. О контроле за наркотрафиком, направляемым на Россию, постсоветское пространство и Европу, говорить не буду. Скажу, что газопровод TAPI (Туркмения, Афганистан, Пакистан, Индия) начал строиться, а военный контингент НАТО с основой сил США до сих пор находится в Афганистане и не собирается оттуда уходить.

Интересно отметить, что у Ирана и Ирака было намерение строить газопровод в Индию через Пакистан, проект IPI. В итоге Индия не подписала этот проект. Таким образом, США не только садит индийскую экономику на газовую иглу, но и осуществляет давление на проекты Ирана, который является весомым игроком на Ближнем Востоке. А самое главное – он политически является противником США по многим вопросам.

Поскольку вне контроля корпораций США и Британии остались территории Сирии и Ирана, то для продолжения вхождения на эти территории были задействованы два проекта. Проект «арабская весна», который направлен на дестабилизацию правительств и общественных отношений в странах Ближнего Востока, неугодных США своей политикой сближения с Россией. Второй проект – это финансирование и военная подготовка оппозиций, вызванных «арабской весной».

Жертвой этих проектов стали Египет, Тунис, Ливия и Сирия. Поскольку предполагалось военное сопротивление легитимных властей, то был создан и задействован в ближневосточной политике США еще один проект «Джихад без границ». Был подготовлен и создан ИГИЛ, пришедшей на смену «Аль-Каиде». Усилиями Саудовской Аравии и США.

Для осуществления этого проекта был задействован четвертый фактор, влияющий на ситуацию на Ближнем Востоке, – религиозный. Был задействован конфликт между двумя течениями исламской религии – суннитами и шиитами. Большая часть арабских стран Ближнего Востока являются суннитскими или смешанными с различными пропорциями. Но страны Магриба, Кювейт, Иордания, Королевство Саудовская Аравии, Турция и др. – это в основном суннитские страны. Завоеванные ранее Ирак и Ливия – больше шиитские. Еще не завоеванные Сирия и Иран – это шиитские страны по составу правительства и основного населения.

Саудовская Аравия сформировала на своей территории крайне радикальное направление религиозной исламской мысли – ваххабизм, по имени исламского фундаменталиста-бедуина, салафита XVIII века Мухаммада ибн Абдель Ваххаба, который принялась распространять за пределы КСА, финансируя носителей этой идеологии. Она и стала основой религиозного фундамента ИГИЛ и международного терроризма. ИГИЛ, в свою очередь, стало инструментом борьбы с правительствами шиитских стран, которые не дают себя контролировать США.

Королевство Саудовская Аравия вложила в ИГИЛ идеологию и финансирование на постоянной основе, а США вложило оружие, военную подготовку, деньги и предоставила территорию Ирака для формирования внутренних источников финансирования. ИГИЛ стало сетевым распределенным квазигосударством со своей идеологией, финансами, вооруженными силами и другими институтами.

Но самая интересная игра происходит на стыке борьбы с ИГИЛ тех же США. У ИГИЛ много задач, поставленных американскими кураторами. Это вооруженная борьба с правительствами шиитских стран – Сирии и позже Ирана. Подготовка кадров для партизанской террористической войны в России, странах Средней, постсоветской Азии и Китае. Дестабилизация стран Средней Азии и контроль за талибами на территории Афганистана. Ячейки ИГИЛ есть на территории 27 из 34 провинций Афганистана. Подготовка террористов для дестабилизации Турции, как регионального ближневосточного и непослушного для США конкурента, а также Европейского Союза с целью его развала.

Таким образом, основным глобальным игроком в «Сирийском гамбите» на поле ближневосточной политики выступают США с целью контроля за углеводородными ресурсами стран Ближнего Востока: Сирии и Ирана, во-первых. С целью осуществления контроля за энергетикой экономик стран БРИКС – Китая, Индии и Бразилии – во-вторых. С целью дестабилизации и ослабления, а то и разрушения ЕС как глобального конкурента и Турции как регионального – в-третьих. С целью осуществления контроля за наркотрафиком в Россию, постсоветское пространство, Центральную Азию и ЕС из Афганистана и поставки газа из региона Прикаспия – в-четвертых. С целью ограничение возможностей России контролировать энергетику ЕС – в-пятых. С целью дестабилизации угрозой терроризма Китая, Центральной Азии – т. н. подбрюшья России, Кавказа и самой России – в-шестых. Контроль за транспортировкой углеводородов, добываемых глобальными корпорациями из региона Ближнего Востока по всему миру. Нарушение режима транспортировки и продаж стран-конкурентов, России и Ирана.

Основным инструментом реализации обозначенных выше целей является ИГИЛ. И пусть Вас не вводит в заблуждение борьба коалиции стран НАТО с ИГИЛ. Это в основном профанация, потому что лишает США инструмента реализации собственной политики силовым путем и решения других геополитических задач. Реальным помощником выступает Королевство Саудовская Аравия, которое претендует на роль регионального лидера среди монархий Персидского залива, представляя интересы нефтяных монополий США и самих США.

При этом этот расклад конфликтует с тем обстоятельством, что реальным представителем политики США в регионе является Израиль. Но он скорее военный инструмент контроля за Ближним Востоком. А КСА – инструмент энергетический для контроля за энергетикой глобальных конкурентов: Китая, Индии, России и финансово-идеологический инструмент для поддержания деятельности ИГИЛ и распространения ваххабистского течения как фактора влияния по всему миру.

Еще одним глобальным игроком в регионе является Китай. Как мы уже говорили, он является третьей в мире экономикой после США и Европы по потреблению углеводородов. При этом он потребляет до 70% углеводородов из стран Ближнего Востока, в основном из КСА и Ирана. Ближневосточная политика Китая сводится к равно взвешенному отношению ко всем странам Ближнего Востока. Политика выражена в экономической экспансии и борьбе в Совете безопасности ООН за Сирию.

Китайские государственные компании получили доступ к инвестированию в концессии для добычи нефти и газа в Иране. Китай поставляет оружие, в том числе ракетное, баллистические ракеты малой и средней дальности в Сирию и КАС, системы ПВО в Турцию. Осуществляет инвестиции в нефтегазовый сектор стран Ближнего Востока. На сегодня с Ираном у Китая объем торговли и инвестиций достиг более чем $50 млрд. С КАС – более $60 млрд.

В целом объем торговли и инвестиций Китая на Ближнем Востоке достиг $240 млрд. По планам КНР, он в течение ближайших 10 лет должен достигнуть $600 млрд. Но Китай также напрягает ситуация подготовки в рядах ИГИЛ исламских боевиков китайского происхождения, которые после боевой обкатки в Сирии и Ираке потенциально могут ехать и уже едут в Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая. Но при этом с ИГИЛ Китай бороться не спешит.

Евросоюз, как глобальный игрок в мировой системе, решает на Ближнем Востоке локальные задачи увеличения собственных поставок углеводородов и уменьшения зависимости от поставок из России, а значит, уменьшения влияния РФ на внешнюю политику ЕС. Сегодня Европа импортирует 70% потребляемой нефти, в том числе около 30% – из РФ. ЕС импортирует до 50% потребляемого природного газа, в том числе до 30% также из России. При этом ЕС идет в фарватере политики и решений США. Но сегодня возник фактор потока беженцев в ЕС из зоны ближневосточного конфликта, дестабилизирующий ЕС и ведущий его к развалу построенной системы отношений в экономике и политике.

Серьезным региональным игроком выступает Турция со своими сложившимися историческими традициями влияния и амбициозной политикой. Как ассоциативный член ЕС, Турция также претендует на роль регионального лидера. Стремясь в европейскую недружную семью, Анкара пытается наращивать аргументы экономического и социального характера для давления на Европу. Прежде всего она пытается стать углеводородным энергетическим хабом ЕС. На транзит через ее территорию ориентированы основные проекты транспортировки газа в ЕС.

Здесь вступает в силу пятый фактор, влияющий на ближневосточную политику, – борьба газопроводов.

Несколько газопроводов – «Набукко», TANAP (Трансанатолийский газопровод) и TAP (Трансадриатический газопровод) были предназначены для транспортировки газа из Туркмении, Узбекистана и Азербайджана, Ирана в Турцию и дальше в Европу. «Набукко» был закрыт по причине невозможности загрузить трубу объемами топлива, поскольку был азербайджанским проектом.

ТАNАP – тоже пока под вопросом в силу решения Турции выйти из проекта и продать свою долю. Trans Adriatic Pipeline (TAP) — совместный проект британской BP, азербайджанской SOCAR, итальянской Snam, бельгийской Fluxys, испанской Enagas и швейцарской Axpo – начал строительство в мае 2016-го. Предполагаемая мощность трубопровода составляет 10 млрд кубометров в год. Он будет осуществлять поставку газа из Азербайджана и Ирана через Турцию и Грецию в Южную Европу. Из стран Ближнего Востока – это проект «арабский газопровод». На сегодня существует «арабский газопровод», поставляющий газ с месторождения в Египте в Израиль и через территорию Иордана – до Дамаска в Сирию.

Катар, еще один региональный игрок с амбициозными претензиями на лидерство, обладает третьим в мире по объему запасов газа месторождением «Северное» в Персидском заливе и является первым в мире по объемам экспортером сжиженного газа. Катар имеет желание выйти из зависимости от поставок сжиженного газа танкерами и вместе с КАС построить трубу, включающуюся в «арабский газопровод» в Сирии и дальше через территорию Турции в Европу. Амбициозная цель Катара – выйти на рынок Европы. Однако сирийское правительство всегда было против этого проекта и не давало возможности к его осуществлению. Поэтому свержение правительства Башара Асада руками оппозиции и ИГИЛ является стратегической целью не только США, но и КАС с Катаром.

Внимание! Свержение режима Б. Асада приведет к постройке газопровода из Катара в Европу и резко снизит закупки газа у «Газпрома» и уменьшит влияние РФ на политику ЕС. Это одна из целей войны.

Еще один повод финансировать ИГИЛ со стороны КСА и США и вести войну ее руками с Сирийским государством – это желание не допустить объединения шиитских стран (Иран, Сирия, Ирак) в так называемый «шиитский пояс».

Ирак уже выбит из обоймы.

Еще раз Внимание! В 2011 году Ираком, Ираном и Сирией был подписан проект «Исламский газопровод». Газопровод из Ирана через территорию Ирака и Сирии к порту в Средиземном море для осуществления поставок сжиженного иранского газа в Европу. Кроме того, недавно открыли крупное месторождение газа в районе Хомса в Сирии. Этот проект открывает новые возможности экономике Ирана и Сирии, чему противостоят КСА и США руками суннитского ИГИЛ и сирийской оппозиции.

Реализовать проект не дала «арабская весна» и дестабилизация стран.

Фактически же Сирия является территорией – воротами для газа в Европу.

Смена политической власти в Сирии с дружественной на недружественную приведет к строительству газопроводов в Европу, в которых Россия не будет участвовать, и блокированию экономической жизнедеятельности союзников России на Ближнем Востоке – Ирана и Сирии.

Экономику России это приведет к потере доходов от экспорта углеводородов, дальнейшей потере доходов бюджета и ухудшению макроэкономических показателей вместе с ростом социального напряжения.

Россия присутствует на Ближнем Востоке как глобальный игрок. У нее стоит задача сохранить имеющиеся объемы поставок голубого топлива в Европу и, по возможности, нарастить их за счет строительства второй нитки «Голубого потока», который будет являться продолжением уже построенной части закрытого проекта «Южный поток» и нового проекта «Турецкий поток», который будет поставлять газ не только в Турцию, но и через ее территорию в южную и центральную Европу. В проекте участвуют Турция, Сербия, Греция, Македония и Венгрия.

Теперь об Украине

Конфликт на Украине носит не только характер гражданской войны, но и является проектом отсечения поставок российского газа в ЕС. Проект уменьшения влияния России на политику Европы, повестку которой формируют США и Британия. Поставка газа в центральную Европу велась через газотранспортную систему Украины. Реализация «Голубого потока 2″ и «Турецкого потока» устраняет эту угрозу национальной безопасности России.

Нужно отметить отдельно, что реализация этих потоков создает прирост ВВП РФ, доходы в бюджет и стабилизационный и резервный фонды, дополнительные рабочие места и работу многим компаниям, участвующим в строительстве, поставке комплектующих и строительных материалов, добыче, продаже, транспортировке и т.д. газа.

Но главная задача России в Сирии, которую она решает действиями ВС РФ, – это не дать развиться двум процессам, которые подорвут будущее мировой системы. Эти процессы, если реализуются, не дадут потенциально, да и не дают уже сегодня, сложиться многополярному устройству мировой системы, где США будут сдерживаться мощью стран БРИКС. Развитие этих процессов грозит дестабилизацией ЕС, Китая, Центральной Азии и ведут к Третьей мировой войне в той или иной форме.

Если Россия уступит ситуацию в Сирии и, как итог, на Ближнем Востоке, то это сразу ударит по взаимным интересам стран БРИКС. Что, в свою очередь, приведет к распаду наднационального института, который потенциально может быть основой более справедливого мирового устройства, без монополии Госдепа США на применение силы и на решения, влияющие на мировые дела.

Если Россия уступит в Сирии, ИГИЛ станет не формальной угрозой национальной безопасности США, а реальной угрозой жизни на планете Земля, потому что, применяя силу, ИГИЛ не дает шансов жить людям иных конфессий, кроме ваххабизма, и распространяет это на всю территорию планеты, служа целям тех сил, кому нужна Третья мировая война для сохранения однополярного устройства мировой системы во главе с США в глобальной политике и ФРС в глобальной экономике.

Таким образом, подводя итоги и определив цели присутствия в ближневосточной политике различных глобальных и региональных игроков, мы можем твердо утверждать, что Россия, вмешавшись в судьбу Сирии и тем самым в ближневосточные проблемы, несет основную нагрузку и ответственность за будущее мирового сообщества, реализуя не только свои стратегические национальные интересы, но и отвечая за сохранение БРИКС как потенциальной возможности строить будущее мировой системы с инструментом сдерживания агрессивной политики США по отношению в странам, не идущим в фарватере стратегии американской глобальной политики.

Кроме того, сохранение БРИКС является залогом и будущего у самой России. С развалом БРИКС Россия останется в одиночестве и имеет мало шансов на выигрыш в глобальной шахматной партии с США.

Начало «Сирийского гамбита» Москвой было очень своевременным и правильным шагом не только по отношению к целостности самой России, но и по отношению к партнерам по БРИКС и общему будущему мировой системы.

Дмитрий Чистилин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

405
Похожие новости
06 декабря 2016, 17:27
07 декабря 2016, 10:12
06 декабря 2016, 21:57
06 декабря 2016, 15:27
06 декабря 2016, 18:27
06 декабря 2016, 10:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
02 декабря 2016, 18:42
01 декабря 2016, 14:12
02 декабря 2016, 13:57
02 декабря 2016, 21:12
05 декабря 2016, 21:57
05 декабря 2016, 21:27
03 декабря 2016, 14:42