Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Ильхам Алиев предложил Путину и Роухани новую модель

На этой неделе в Тегеране прошли масштабные переговоры глав России, Азербайждана и Ирана. Представляем аналитический материал азербайджанского агентства haqqin.az об основных инициативах и результатах форума.

Не успели отгреметь фанфары в связи с пуском транспортного коридора «Восток-Запад» (железнодорожный маршрут Баку-Тбилиси-Карс), как пришли новые сообщения о другом, не менее важном проекте — «Север-Юг». Каждый из двух важнейших транспортных коридоров, имеющих историческое значение для десятков стран региона и сотен крупнейших перевозчиков мира, на первый взгляд, является отдельным маршрутом, не способным повлиять на другой. Да и зачем это нужно, если ежегодно по каждому маршруту намечено перевозить миллионы пассажиров и десятки миллионов тонн грузов. Успеть бы их только перевалить.


ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА — ЕСТЬ, А ТОВАРООБОРОТА — НЕТ


Но это лишь, на первый взгляд. Воспользовавшись тем, что оба железнодорожных маршрута пересекаются в Азербайджане, президент Ильхам Алиев предложил эффективную модель соединения этих трансконтинентальных магистралей. Об этом он, кстати, ясно заявил в ходе состоявшегося на днях в Тегеране трехстороннего саммита глав государств Азербайджана, Ирана и России. Но об этом чуть позже. Сейчас же обратим свое внимание на вопрос реальной нагрузки маршрута «Север-Юг».

Целый ряд средств массовой информации дали тегеранскому саммиту самую высокую оценку, несмотря на то, что никаких серьезных договоренностей на этой встрече достигнуто не было.

Комментировать подобные мероприятия всегда составляет большую проблему, поскольку официальные масс-медиа и эксперты успевают в их преддверии создать плотный информационный шум из завышенных ожиданий. И вот почему.

Ведь доля Азербайджана во внешнеторговом обороте России в 2016 году составила 0,4178% против 0,5329% в 2015 году. По доле в российском товарообороте в 2016 году Азербайджан занял 44-е место (в 2015 году он был на 35-м).

По итогам все того же 2016 года, товарооборот России с Ираном составил 2 184 322 496 долл., увеличившись на 70,54%. Здесь все выглядит вроде как благополучно, если не знать, что подъем начался с уровня товарооборота в 0,903 миллиарда долларов США в 2015 году. И даже при этой положительной динамике доля Ирана во внешнеторговом обороте России в 2016 году составила 0,467% — 42-е место. Причем, в нынешнем году товарооборот вновь пошел на спад — период с января по август он снизился на 18%. Ну и для сравнения, объем торговли Ирана с Китаем за прошлый, 2016 год составил около 60 миллиардов долларов. В том же году объем торговли Баку и Пекина достиг $770 миллионов. И в настоящее время Китай занимает четвертое-пятое место в товарообороте Азербайджана, третье место — в импорте, и 12-ое в экспорте.

А кроме того, как-то скромно умалчивают о том, что на одном конце этого маршрута — проамериканская Индия, в середине — Иран, против которого США вновь намерены ввести режим «калечащие санкции 2.0», а на финальной точке — Россия, которую сейчас медленно и методично выдавливают на обочину мировой экономики. И в товарообороте которой показатели двух остальных партнеров по коридору «Север-Юг» больше смахивают на статистическую погрешность, чем на торговое партнерство.


И.АЛИЕВ НАСТАИВАЕТ НА ГЛОБАЛЬНОМ ПРОЕКТЕ


Адекватную оценку ситуации дал президент Ильхам Алиев, который выдвинул весьма здравое и прагматичное предложение — провести сопряжение коридора «Север — Юг» с китайским проектом «Один пояс — один путь», один из важнейших участков которого железная дорога Баку — Тбилиси — Карс был официально запущен в эксплуатацию буквально за сутки до встречи в Тегеране.

Отметив, что Азербайджан предпринимает важные шаги в области создания транспортных коридоров «Восток-Запад» и «Север-Юг», азербайджанский лидер подчеркнул: «На территории Азербайджана завершились все работы, связанные с проектом „Север-Юг“, то есть вся инфраструктура готова. Одновременно Азербайджан предлагает свои технические и финансовые возможности в связи с созданием инфраструктуры в других странах. В настоящее время мы работаем в направлении интеграции транспортных коридоров „Север-Юг“ и Баку — Тбилиси — Карс, и считаю, что это возможно. Уверен, что в будущем будут сданы в эксплуатацию транспортные пути „Север-Запад“ и „Юг-Запад“. Эти два гигантских проекта соединят многие крупные страны».

Да, Азербайджан — это единственная страна в мире, имеющая границы и с Ираном, и с Россией, которая жаждет успешного сотрудничества и с Тегераном, и с Москвой как в рамках международных организаций, так и двусторонних, и трехсторонних соглашений.

Результаты трехстороннего сотрудничества в транспортном секторе, как говорится, налицо. В этом году Азербайджан довел свою железную дорогу до границы с Ираном, одновременно построив и сдав в эксплуатацию железнодорожный мост протяженностью 82 метра над рекой Астара. Этот мост уже соединяет иранский и азербайджанский берега реки, и Азербайджан будет использовать железнодорожные объекты в иранской Астаре в течение, как минимум, ближайших 15 лет, в качестве оплаты за строительство железнодорожного сегмента.


Решт — Астара

Кстати, в ходе недавней ирано-азербайджанской встречи в Баку завершились переговоры по вопросу финансирования железной дороги Решт — Астара, а также строительства 10-километрового железнодорожного участка Астара (Иран) — Астара (Азербайджан). Баку согласился предоставить 60 млн. евро на развитие железнодорожных объектов в городе Астара (Иран) и ежегодно перевозить до 2 млн. тонн грузов по железной дороге Астара-Астара.

Кроме того, Азербайджан предоставит Ирану кредит в 500 млн. долларов для строительства железнодорожного участка Решт — Астара — единственного не достающего сегмента для полноценного функционирования всего железнодорожного коридора «Север-Юг». Если этот кредит не покроет расходы на строительство 164-километровой железной дороги, иранская сторона будет обязана предоставить необходимые средства для завершения проекта. Иран берет на себя также обязательства по выкупу земель, расположенных вдоль железной дороги.

Таким образом, коридор «Восток-Запад», можно сказать, уже запущен, а «Север-Юг» почти готов к функционированию. И оба этих коридора, как отметил до тегеранского саммита президент Ильхам Алиев на встрече в Париже с членами бизнес-совета Движения предприятий Франции (MEDEF), проходят через территорию Азербайджана не только благодаря его географическому положению, но и в результате успешной политики правительства. И президент не скрыл на этой встрече своего намерения по созданию в Азербайджане транспортного узла. Страна расположена между Азией и Европой и привлекает большой интерес своей современной транспортной инфраструктурой.

В Азербайджане 6 международных аэропортов, способных принимать все виды самолетов, в том числе крупные грузовые, страна уже стала для региона узлом грузоперевозок воздушным транспортом. У Азербайджана есть железнодорожное сообщение со всеми соседними странами. Железнодорожное сообщение с Турцией через Грузию открывает коридор из Китая в Европу через Каспийское море, что вдвое сокращает время перевозки грузов.

А сегодня уже реально ощущается приближение эксплуатации транспортного коридора «Юг-Север». Как только будет построен недостающий участок данного коридора, откроется новый маршрут, который позволит перевозить грузы из Индии в Северную Европу не за 40–45 дней, как сейчас, а за 14 дней. И вот что в развернувшейся транспортной гонке представляет особый интерес. Изначально транспортный коридор «Восток-Запад» был призван соединить Китай с Европой, а разработанный отдельно проект «Север-Юг» — Северную Европу с Юго-Восточной Азией. В случае, если две ветки не будут соединены, то «Север-Юг» останется в статусе локального проекта, не способного сколько-нибудь серьезно повлиять на геоэкономические расклады…

Каждый проект в отдельности представлял особый интерес как с экономической, так и с политической точек зрения и рассматривался отчужденно. Но творческий подход к этому вопросу Ильхама Алиева, решившего создать в Баку один из крупнейших транспортных хабов, сегодня расширяет значимость этих проектов.

Ведь железнодорожные составы с одного коридора могут переходить на пути другого коридора, то есть поезда смогут легко интегрироваться в любом направлении. И по большому счету названия «Восток-Запад» и «Север-Юг» вскоре могут носить условный характер, так как поезда из разных концов Евразии получат возможность выбирать в Азербайджане желаемое направление, что является трудно осуществимой задачей на стальных магистралях.


О ЧЕМ ЕЩЕ ГОВОРИЛИ ПРЕЗИДЕНТЫ


На саммите российская сторона также выразила готовность поставлять газ на север Ирана по трубопроводной системе Азербайджана. Однако, нуждается ли в этом Иран? Ведь после конфликта с Туркменистаном иранцы перебрасывают на север страны газ из месторождений юга.

В подвешенном состоянии остался вопрос и об интеграции российской платёжной системы «Мир» и иранской Shetab, начало первого этапа которого вновь перенесено на январь 2018 года. Что вполне объяснимо: российские банки из опасения западных санкций не желают работать в Крыму, в субъекте Российской Федерации, а уж в по факту в подсанкционный Иран их и силком не затащишь.

Ну и в столь же подвешенном состоянии остался важнейший в трехсторонних отношениях вопрос о правовом статусе Каспийского моря. В итоговом заявлении саммита было сказано, что «Россия, Иран и Азербайджан планируют сотрудничать в сфере мультимодальных перевозок, морского туризма и сохранения водных биоресурсов Каспийского моря». Но в отношении подписания конвенции лишь планируется «обеспечить скорейшее принятие этого основополагающего документа». Фраза, которую наблюдатели из года в год слышат вот уже двадцать лет.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

505
Похожие новости
03 декабря 2017, 11:12
04 декабря 2017, 12:12
01 декабря 2017, 11:12
04 декабря 2017, 13:12
04 декабря 2017, 09:42
04 декабря 2017, 11:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии