Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Имитация. О холодной войне-2

Автор Рустем Ринатович Вахитов — кандидат философских наук, доцент кафедры философии Башкирского государственного университета, г. Уфа.


1.

Уже давно ушли в прошлое те времена, когда россияне беззаветно любили Америку и Запад. Теперь стоит включить телевизор, как сразу возникает ощущение, что наша страна находится в состоянии войны с Западом.

По всем каналам идут бесконечные ток-шоу, где обсуждают новейшие агрессивные действия Америки и Евросоюза, доказывают, что западные санкции нам нипочем, главное — сплотиться вокруг «дорогого и любимого национального лидера» и под сурдинку поколачивают «особо зарвавшихся» украинцев и поляков. Причем дело не в позиции самих журналистов, очевидно, они следуют указанному с «самого верха» курсу.

Наш министр иностранных дел в интервью западным журналистам выдает такие перлы, которые раньше можно было ожидать разве что от генерала Макашова. Сам президент не останавливается перед столь жесткой критикой США и Запада, какую лет 20 назад можно было обнаружить лишь на страницах оппозиционных газет.

«Патриотические» политические аналитики, которых развелось теперь видимо-невидимо, практически в открытую говорят, что началась «вторая холодная война». И вроде бы вправду так: мы высылаем американских дипломатов, американцы — наших, против нас вводит санкции Евросоюз, мы вводим санкции против Евросоюза, в Америке Путиным детей пугают, а мы на федеральных телеканалах потешаемся над их конгрессменами и журналистами…

Но сходство не всегда означает совпадение по сути. Попробуем с этим разобраться…


2.

Холодная война 1946—1991 гг. была прежде всего войной между социально-экономическими и социально-политическими системами. США и их союзники олицетворяли общество капитализма, а СССР и «восточный блок» — мир социализма. Не случайно война велась средствами идеологии и пропаганды. Это была война ценностей: духа рынка против духа солидарности, идеи личной свободы против идеи общего блага. СССР и Запад представляли собой две социальные модели, построенные на разных, во многом противоположных духовных основаниях, экономических принципах. Личности здесь были второстепенны: во главе США могли быть хоть Джимми Картер, хоть Рональд Рейган, во главе СССР хоть Леонид Брежнев, хоть Юрий Андропов. Это, конечно, вносило свои нюансы в политические отношения двух сверхдержав, но оставляло неизменным главное — борьбу капитализма и социализма, борьбу не на жизнь, а на смерть, так что-либо социализм победит капитализм, либо капитализм — социализм. Америка в той холодной войне добивалась не смещения одного генсека и прихода к власти другого, а уничтожения всего мира социализма и то же самое можно сказать про СССР. Совсем иначе дело обстоит с современной холодной войной.

После распада СССР бывшая РСФСР, именующая себя Российской Федерацией, прочно вошла в мировую систему капитализма. Причем вошла как страна периферии, с одной стороны — источник дешевых энергоресурсов, металлов и сельхозпродукции, а с другой — как рынок сбыта для товаров метрополии. Согласно статистике, в первом полугодии 2017 г. 66, 5% экспорта России составили «минеральные продукты» (официальная статистика так стыдливо именует газ, нефть и минеральные удобрения), 9,9% — металлы, 7, 6% — сельхозпродукты и лесоматериалы. Причем, как заключают аналитики: «санкции и продовольственное эмбарго в 2017 г. не помешали увеличению взаимной торговли и с другими странами. …Внешнеторговый оборот с Германией вырос на 24%, Нидерландами — на 33%, Италией — на 22%, Польшей — на 37%». Закупаем же мы за рубежом машины и оборудование (22%), химическую продукцию (13,5%), продовольствие и сельскохозяйственное сырье (23%), текстильные изделия и обувь (7%). (Екатерина Быркова. Внешняя торговля России в 2017 г.: итоги первого полугодия)

Теперь понятно, кстати, почему наши либерал-реформаторы в 1990-е так увлеченно приватизировали и делили между собой нефтегазовый комплекс и металлургические производства РСФСР и с таким энтузиазмом разрушали нашу текстильную, швейную, обувную, химическую и машиностроительную промышленность. В методичках, которые подготовили для них чикагские экономисты, говорилось, что удел «новой России» — продавать на Запад и в Китай — «мастерскую мирового капитализма» нефть, газ и металлы, и скупать западные изделия машиностроительной, химической и легкой промышленности, опять же — произведенные в Китае (или хотя бы в Южной Корее). Ради этого Запад и вел холодную войну. Капитализм не может существовать, не расширяя сферу своего влияния, он постоянно нуждается в новых рынках сбыта, в новых ресурсах, в новой рабочей силе. Огромное количество покупателей, специалистов, огромный объем минерального сырья за «железным занавесом» оставались недоступными для мирового капитализма и это-то, а не что-либо иное, так бесило западных политиков и крупный бизнес (с существованием нелиберальных режимов на периферии они легко мирятся, главное, чтоб эти режимы приносили прибыль метрополии). Увы, они получили, что хотели.

Как видим, ни о какой настоящей, полномасштабной холодной войне между Россией и Западом сегодня речи быть не может. Россия имеет точно такую же социально-экономическую модель, что и Запад: она капиталистическая страна, причем занимающая в системе мирового капитализма очень важную для Запада роль — одного из главнейших сырьевых придатков. Никто на Западе всерьез не собирается отказываться от эксплуатации российских энергоресурсов и рынков, не случайно же, как уже говорилось, даже в режиме санкций Россия увеличила экспорт с той же Германией на 24%, с Нидерландами — на 33%, а с Польшей, восточным форпостом Евросоюза, которая, если верить нашим СМИ — главный враг России, аж на 37%! Запад вполне устраивает экономический режим постсоветской России (в отличие от экономического режима СССР) и США и Евросоюз совершенно не заинтересованы в том, чтоб разрушить его (тогда как советский экономический режим Запад именно хотел разрушить и разрушил).

Нельзя сказать, чтобы Запад расстраивал и политический режим России, сформировавшийся еще при позднем Ельцине, после расправы над Верховным Советом, когда была «протащена через референдум» новая Конституция, дающая президенту практически царские полномочия. Собственно, президент Ельцин никогда не был большим демократом: при нем запрещали Компартию, не допускали в СМИ представителей оппозиции, цинично и откровенно фальсифицировали выборы (вспомним президентскую кампанию 1996 г.), наконец, как уже было сказано, парламент, выступивший против политики президента, просто расстреляли из пушек (это как если бы Трамп приказал палить из пушек по конгрессу). И ничего, Ельцин был вполне рукопожатен для всех лидеров западного мира, которых он звал своими личными друзьями при полном их согласии.

Наконец, различия в идеологии между современной Россией и Западом тоже не стоит преувеличивать. В главном идеология России Путина вполне совпадает с западной — в ее поддержке рынка, индивидуализма, капитализма. Идеологема путинской России очень напоминает идеи американских праворадикальных республиканцев, вроде участников «Движения чаепития», недаром один из их духовных лидеров — Патрик Бьюкенен так восхищается Путиным. Утверждать, что идеология правых республиканцев антизападная, ни у кого, конечно, язык не повернется.

Итак, холодная война-2 — это не война экономических систем: Россия давно уже часть системы мирового капитализма. Это не война политических систем: Россия имеет все формальные признаки либеральной демократии, а что касается уклона в авторитаризм и отдельных нарушений прав человека, то на них на Западе никто бы не обратил и внимание (и не обращал как минимум до абхазских событий 2008 г.), если бы у власти в России был кто-либо более сговорчивый с западными правительствами. Наконец, это не война между российской и западной идеологией, потому что господствующая сейчас в России идеология, при всех ее реверансах в сторону патриотизма и «традиционных российских ценностей», большого отношения к культуре России не имеет; это обычная западная праволиберальная идеология. Запад действительно объявил войну, но не холодную войну против капиталистической России, а пропагандистскую войну против Путина и его клана (поскольку, по мнению западных политиков, Путин в 2014 г. переступил черту, которую нельзя было переступать, и проявил больше самостоятельности, чем ему позволялось). Цель этой войны — отстранение от власти Путина, смена ключевых лиц российской политики и не более.

Новая Россия с новым президентом также продолжит поставлять на Запад углеводороды, и если ее послепутинское руководство не будет проявлять амбиции региональной державы и будет сговорчивым, то ему позволят «маленькие шалости» в виде системной коррупции и нарушения политических прав. На это указывает и сам точечный характер санкций, ведь как показали опыт Ирака и Ирана, если Запад действительно хочет сменить режим, а не лидера, то он вводит такие санкции, после которых в стране начинается голод…

С другой стороны и Путин, и его команда вовсе не стремятся возродить СССР, сделать Россию сверхдержавой, добиться ее полной независимости от Запада, о чем каждый день трубят наши отечественные СМИ с нескрываемой гордостью, а западные СМИ — с возмущением и гневом. Превратить Россию в сверхдержаву, превратить ее в СССР-2 — это значит вывести ее из системы мирового капитализма, сделать ее экономически самодостаточной державой, отказаться от сырьевой экономики, от западных товаров, вложить деньги в отечественное производство, произвести не на словах, а на деле новую модернизацию.

Путинская элита на это никогда не пойдет, потому что продажа за рубеж нефти, газа, металлов, сельхозпродукции, а также доходы от спекуляции закупаемыми на Западе товарами — это источник ее благосостояния. Эта элита и сформировалась в 1990–2000-е как элита периферии мирового капитализма, извлекающая выгоды именно из периферийного положения страны, в которой они прибрали к рукам власть. Отказываться от этого периферийного положения для нее не просто невыгодно, но и смерти подобно. Чего же на самом деле хочет путинская элита от Запада? Немного большей самостоятельности, немного большего простора для маневров (прежде всего статуса ключевой региональной державы на постсоветском пространстве), невмешательства Запада в ее внутренние дела, определенных гарантий безопасности для себя лично и для страны и, пожалуй, все. Во всем остальном Путин готов поддерживать Запад и охотно признает статус Америки как сверхдержавы.

Вспомним, с какой готовностью Путин бросился сотрудничать с США и НАТО после теракта 11 сентября: Россия не возражала против размещения американских войск в Средней Азии, помогала НАТО проводить операцию в Афганистане. Вспомним, как до последнего Путин и его окружение пытались сохранить хорошие отношения с НАТО и предлагали сотрудничать с американцами в Сирии.
Итак, ситуация очень проста: с точки зрения «мирового жандарма» США «царек» с периферии всепланетной американской империи зарвался, позволяет себе много лишнего и его нужно приструнить и заменить на другого; с точки зрения Путина и его команды, стоящей сегодня у руля России, руководство мирового капитализма могло бы обходиться и повежливее со своими вассалами с периферии, больше учитывать их интересы, меньше их контролировать. Мировое лидерство США, вассальная зависимость России, ее роль сырьевого придатка никоим образом не оспариваются (только вместо «сырьевой придаток» используется другой, более щадящий гордость нашей элиты термин «энергетическая сверхдержава»).


3.

Такова суть сегодняшнего конфликта между Россией Путина с одной стороны и Америкой и Западом — с другой, если взглянуть на вещи трезво и даже цинично и отбросить эмоции и амбиции. Но эту суть вещей как раз от нас и скрывают. И западная, и наша отечественная пропагандистская машины усиленно занимаются мифотворчеством и кричат о возвращении холодной войны. Дело в том, что миф о новой холодной войне и о «возрождении СССР в «эпоху Путина» выгоден очень и очень многим на Западе — от воротил и военно-промышленного комплекса США до владельцев крупных СМИ, таким образом повышающих тиражи и прибыль. Поэтому Запад имитирует холодную войну, запугивая обывателей «русской угрозой», но ограничиваясь весьма символическими санкциями.

С другой стороны, Россия Путина также имитирует холодную войну. Мы продолжаем поддерживать углеводородами экономику «воюющего с нами» Евросоюза (как уже говорилось, несмотря на санкции, внешняя торговля с Европой увеличилась на треть) и при этом торгуемся из-за каждой копейки при продаже нефти и газа нашей союзнице Белоруссии. Что Евросоюз — с Соединенными штатами Америки, которые по нашему Первому каналу иначе как «империей зла» не называют, экспорт увеличился на 20%! То есть обычным гражданам, просиживающим штаны за зомбоящиками, предлагают трястись от ненависти к США, а крупные бизнесмены, многие из которых близки к государству, лишь увеличивают свои прибыли от торговли с Америкой. Какая-то странная получается война у путинской России…

Правда, Россия ввела ответные санкции против Евросоюза. Россия запретила ввоз из этих стран…определенных видов сельхозпродукции. Но дело в том, что сельхозпродукция и в структуре импорта из Европы составляла не очень большую часть. По итогам 2013 г., то есть последнего «довоенного» года на сельхозпродукцию приходилось лишь 11,2% импорта из Евросоюза, причем, очевидно, овощи и фрукты завозились к нам не из Германии и Франции, а из аграрных, слаборазвитых периферийных государств Европы вроде Польши или Болгарии. Большую же часть импорта — 50,6% составляли машины, оборудование, транспортные средства из стран «старой Европы» или с расположенных в Китае и Корее заводов, принадлежащих европейским корпорациям. При этом, кстати, в экспорте России, которая уже тогда объявлялась нашими СМИ «вставшей с колен благодаря политике Путина», 85% составляло минеральное сырье и еще 6,4% — металлы.

Отсюда легко можно заключить, что санкции России против ЕС произведены таким образом, чтоб нанести минимальный вред странам старой Европы — ядру Евросоюза. Наибольшую прибыль они получают от продажи в Россию машин и оборудования. Эту прибыль они не потеряли, и даже, как мы видели, приумножили. Расплачиваются же за войну слов между Россией Путина и Евросоюзом, где лидирует Германия и ее канцлер Меркель… Польша и Болгария. Их для того и приняли в ЕС, чтоб они отдувались за «старших братьев».

Да и с Америкой мы продолжаем сотрудничество в области космических исследований, хотя сворачивание их было бы очень болезненным ударом по США, у которых собственная космическая программа давно уже пробуксовывает.

Если бы Россия Путина действительно хотела нанести ущерб Евросоюзу за его антироссийскую политику, она бы стала сокращать закупки машин и механизмов в ЕС, одновременно возрождая свое отечественное машиностроение. Тем самым мы убили бы двух зайцев: достойно ответили Западу, чтоб ему впредь неповадно было посягать на наш суверенитет, и сделали бы еще один шаг к собственной экономической самодостаточности, совершив модернизационный рывок. Но тогда это была бы настоящая холодная война с Западом, а не ее имитация… Итак, Россия Путина, как и Америка Трампа, тоже имитирует холодную войну, ведет ее на уровне слов и деклараций, продолжая служить источником доходов для западных экономик. Зачем же нашему руководству нужна эта имитация? Несмотря на победные реляции по всем каналам телевидения и радио, ситуация в стране ухудшается. Доходы богатых увеличиваются. К 2017 г. в России число долларовых миллиардеров выросло уже до 80 человек, а долларовых миллионеров — до 132 000 человек. 0,1% населения России владеет 62% национального благосостояния.

Промышленность разрушается: за период с 2000 г. в России было закрыто около 35000 заводов, в том числе, например, знаменитый АЗЛК, который производил автомобиль «Москвич». Коррупция в госаппарате достигла невероятных размеров. Ожидаемо с 2008 г. рейтинг Путина стал падать и к 2014 был уже менее 70% (что для Путина, который в начале 2000-х срывал почти 90%, не лучший результат). Руководители российского агитпропа правильно решили, что для поднятия рейтинга нацлидера нет способа лучше, чем победоносная война. Особенно, если эта война будет лишь в теле- и радиоэфире и не потребует ни больших денег, ни больших жертв. И действительно, после 2014 г., когда из-за Крыма схлестнулись пропагандистские машины России и Запада, рейтинг Путина резко пополз вверх…


4.

Остается лишь спросить себя: какова должна быть позиция настоящего патриота России, который действительно хочет возрождения сверхдержавы, который действительно желает возвращения социализма? Ответ один: разоблачать эту имитацию. Это очень хорошо, что на волне антизападной кампании в официальных СМИ говорится много правильных вещей об империалистической политике Запада, об униженном состоянии России и всех постсоветских государств, о цинизме и прагматизме «мирового жандарма». Только эта правда густо смешана с ложью и поэтому нужно очистить ее и донести до народных масс истинное положение вещей…

Рустем Вахитов


Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

299
Похожие новости
24 апреля 2018, 09:27
20 апреля 2018, 13:57
24 апреля 2018, 09:42
24 апреля 2018, 09:27
21 апреля 2018, 10:12
20 апреля 2018, 15:57
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
17 апреля 2018, 14:27
20 апреля 2018, 08:27
21 апреля 2018, 11:12
22 апреля 2018, 17:57
18 апреля 2018, 08:42
17 апреля 2018, 16:42
22 апреля 2018, 00:57