Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Импортозамещение как двигатель экономики

Еще несколько лет назад слово «импортозамещение» вызывало улыбку или недоумение, а порой воспринималось даже как некая «блажь»: конечно, надо же сверхдоходы от продажи нефти на что-то тратить… Но после Крымской весны, обострения ситуации с Украиной и введения Западом санкций против Российской Федерации, стало ясно, что импортозамещение – не просто пожелание, а критическое условие выживания нашего ВПК, да и экономики в целом. Если вы произвели самолет, но у вас нет своей авионики (а западные «друзья и партнеры» наотрез отказываются вам ее продать), то самолет этот вы можете поставить в музей или на склад – в качестве боевой единицы он непригоден. Любая даже самая маленькая деталь может стать критическим звеном в технологической цепочке, и заметно усложнить, а то и вовсе сделать невозможным производство крупного узла, или даже целого изделия вообще. Вот почему эта тема так важна для нашей экономики и от ее решения, – реального решения, а не создания видимости «кипучей работы» – зависит очень многое!

Отказ от западных поставок – это второй этап государственной программы импортозамещения, которая была разработана во исполнение поручения президента России Владимира Путина, данного в декабре 2014 г. «Работа была настолько напряженная, что пришлось даже отменить новогодние праздники у нас в коллегии ВПК, поскольку надо было уже к середине января эти графики принимать», – отметил тогда вице-премьер Дмитрий Рогозин. На прошедшем 1 июля 2015 «правительственном часе» в Госдуме он напомнил, что, хотя Украина и не является членом НАТО, тем не менее «стремится туда и ведет линию на разрыв кооперационных связей с Россией». Поэтому, согласно программе, первоочередной задачей является замена украинских комплектующих, применяющихся в 186 образцах российских вооружений. Большинство из них – мелкие изделия, которые уже замещены отечественными аналогами. По большому счету это наработки еще советских времен. Например, что касается компонентов радиоэлектроники, оптики и авионики, то, по словам гендиректора концерна «Радиоэлектронные технологии» Николая Колесова, окончательно отказаться от украинских поставок в этой сфере получиться уже к середине 2016 г. Есть и более крупные позиции (например, вертолетные двигатели и корабельные силовые установки), «для замещения которых необходимо порядка 3-4 лет», считает член экспертного совета при председателе Военно-промышленной комиссии Виктор Мураховский. Полностью преодолеть зависимость от «евроориентированной» политики Киева в сфере ВПК российское правительство планирует уже к 2018 г.

С продукцией, закупаемой в странах ЕС (и США) дела обстоят куда сложнее. Как отметил Д. Рогозин, она применяется в 640 образцах российской военной техники, в основном в оптике, автоматике и радиоэлектронике. Из них «571 образец мы должны будем заместить к 2018 году», – заявил вице-премьер. А остальные? Тут всё не так просто…

«Надо понимать, что в странах ЕС и НАТО мы никогда не закупали конечную продукцию военного назначения. Оттуда к нам поступает в основном электронная компонентная база и некоторые узлы для оптоэлектроники и авионики», – говорит В. Мураховский, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии при правительстве Российской Федерации. Так же считает и политолог Александр Храмчихин: «Никакая конечная военная продукция из стран Европы и Североатлантического альянса в Россию не импортируется, но при этом мы закупаем много комплектующих для нашей техники и вооружения». Кроме того, эксперт делает обращает внимание на важный аспект: «Станки и оборудование до сих пор покупаются на Западе даже для самых закрытых российских военных НИИ».

Заместитель министра обороны РФ, ответственный секретарь Военно-промышленной комиссии Юрий Борисов в интервью «Известиям», отвечая на вопрос об импортной политике и санкциях других государств, отметил: «Особенно нас беспокоят поставки со стороны стран НАТО, так как часть комплектующих мы получали и до сих пор получаем от них». И добавил, что у России, помимо всего прочего, существуют «ярко выраженные» проблемы с контрафактной и несоответствующей заявленным характеристикам импортной продукцией. Он же, 16 июля 2015 года в докладе Владимиру Путину привёл следующие цифры. По его словам, к 2025 году «спланировано к импортозамещению 826 образцов вооружений и военной техники». Другие источники дополняют, что замещение комплектующих только лишь из стран НАТО и ЕС должно коснуться не менее 1000 образцов вооружения и спецтехники. А всего же речь идёт не менее, чем «о десятке тысяч конкретных изделий». При этом импортозамещение по полному циклу по изделиям из стран НАТО и ЕС выполнено за год после постановки этой задачи лишь в 27 образцах из 127 запланированных.

В каком-то смысле «зависимость» от натовских деталей российская оборонка приобрела благодаря широкому выходу своей продукции на международные рынки. Иностранные заказчики при заключении контрактов ставили условия по «интернационализации» готового продукта, которые приходилось выполнять.

«Они хотели, чтобы, допустим, на российском самолете стояла система производства Франции, Италии или другой страны. Естественно, какая-то часть этих изделий, хорошего качества, потом стала устанавливаться на образцы техники, которая поставлялась в российскую армию», – объясняет заместитель директора Центра анализа мировой торговли оружием Владимир Шварев. Он считает, что зависимость от западных поставок не критична и отказ от них не скажется на обороноспособности страны.

Хотя поставки большей части военной продукции из стран НАТО все еще продолжаются, негативные последствия от западных санкций проявились уже сейчас. Например, запрет на продажу элементно-компонентной базы космического назначения затормозил развитие российской системы ГЛОНАСС. В рамках программы по импортозамещению принимаются соответствующие меры – российское научно-производственное предприятие «Исток» взялось за разработку необходимой аппаратуры, которая не только способна заменить импортную, но и улучшит характеристики космических аппаратов, в результате чего «точность определения координат с помощью российской системы ГЛОНАСС к 2020 году составит 60 см» (сейчас точность составляет 1 м.). Что касается остальной электронно-компонентной базы, то «мы нашли партнеров в Китае, с которыми договорились не просто о закупке этих компонентов, но и о создании совместных с китайцами производств на российской территории», – делится информацией В. Мураховский. Не было бы счастья, да несчастье помогло – теперь у нас есть возможность развернуть собственное производство компонентной базы радио- и микроэлектроники, что для военно-промышленного комплекса имеет чрезвычайно важное значение. Любое современное вооружение напичкано электроникой «под завязку», и если у нас не будет собственной компонентной базы, то вместо танка или ракеты мы, без закупки импортных комплектующих, сможем выпустить с конвейера только «болванку», которая не сможет ни ехать, ни лететь, ни стрелять. И тем важнее для нас укрепление сотрудничество с китайскими компаниями, ибо китайцы готовы не только продавать нам конечную продукцию, но и делиться технологиями и производственным опытом, что в нынешней, очень непростой для российской экономики и ВПК, ситуации, для нас воистину бесценно! Если мы действительно выполним те задачи по импортозамещению, которые поставила перед нами сама жизнь, мы дадим такой импульс нашей экономике, который выведет ее на новый уровень!

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

480
Похожие новости
08 декабря 2016, 12:42
08 декабря 2016, 16:12
07 декабря 2016, 19:12
07 декабря 2016, 18:27
08 декабря 2016, 12:57
07 декабря 2016, 13:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
02 декабря 2016, 17:42
03 декабря 2016, 14:42
02 декабря 2016, 18:12
03 декабря 2016, 21:57
03 декабря 2016, 21:42
02 декабря 2016, 15:57
07 декабря 2016, 10:12