Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Кто мигнет первым. Хроники мировой нефтяной войны

Саудовская Аравия при негласной поддержке США развязала демпинговое противостояние на международном нефтяном рынке и резко понизила цену на свою нефть. Вдогонку она объявила о планах существенно увеличить объемы добываемого топлива
Американский журнал Foreign Policy напоминает, что еще пару недель назад цена на нефть составляла более 50 долларов за баррель и имела слабую тенденцию к снижению в связи с эпидемией коронавируса. Саудовская Аравия резко понизила цену на свою нефть и объявила о планах существенно увеличить добычу нефти, в результате чего мировые цены, которые уже снижались в связи с эпидемией, упали еще ниже. Сегодня цена барреля нефти составляет примерно 33 доллара.
Для России и Саудовской Аравии, чьи бюджеты в значительной мере зависят от продаж нефти, это было и остается весьма опасной игрой «кто первый струсит». Россия решила, что она может позволить себе выйти из неформального сотрудничества с Саудовской Аравией и странами ОПЕК, по нескольким причинам.
Во-первых, за годы, которые прошли с момента последнего обвала цен, она успела накопить внушительные резервы, то есть теперь у нее есть довольно большая финансовая подушка.
Во-вторых, по мнению России, в любой ценовой войне на нефтяном рынке главной проигравшей стороной станут американские производители сланцевой нефти. Если цена на нефть упадет, это нанесет экономический ущерб США и ослабит их способность применять свой излюбленный инструмент принуждения — санкции.
«Россия лучше подготовлена к тому, чтобы пережить кризис, — считает София Донец, ведущий экономист по России в компании «Ренессанс Капитал». — Будет трудно, но у России достаточно ресурсов, чтобы через это пройти».
Последние пять лет Россия сокращала свой бюджет, и ей удалось накопить резервы в 550 млрд долларов, которые позволят справляться с мировыми ценами на нефть в 25-30 долларов за баррель в течение десяти лет.
Министерство финансов РФ сообщило, что воспользуется средствами из Фонда национального благосостояния (150 млрд долларов), чтобы поддержать бюджет, если цены на топливо будут держаться на низком уровне.
Если нефть будет торговаться в среднем на уровне 27 долларов за баррель — сейчас цена на нее составляет немногим более 30 долларов, — России потребуется ежегодно брать из ФНБ по 20 миллиардов долларов, чтобы балансировать свой бюджет.
Последние несколько лет Москва ставила стабильность выше экономического роста, и во многих смыслах она сейчас лучше подготовлена к тому, чтобы пережить предстоящие потрясения.
Однако есть одна проблема: президенту России Владимиру Путину необходимо тратить больше. Благодаря нефтяному буму начала 2000-х годов Путин сумел существенно укрепить российскую экономику и заслужить невероятную популярность. Однако сделать это в условиях падающих цен на нефть крайне сложно, поскольку экономический рост стал основной задачей текущего президентского срока Путина. Учитывая, что теперь Путин, вероятно, сможет оставаться президентом до 2036 года, предполагает американское издание, рост инвестиций в инфраструктуру и социальных расходов имеет огромное значение для выполнения обещаний по повышению уровня жизни россиян.
«Если к середине лета не появится новое соглашение [ОПЕК+], а цена на нефть стабилизируется на уровне 30 долларов за баррель, России придется вносить коррективы», — сказала Наталья Орлова, главный экономист «Альфа-Банка» в Москве.
Игорь Сечин, глава российского государственного нефтяного гиганта «Роснефть», не раз говорил о том, что попытки удерживать цены на нефть на высоком уровне посредством ограничения добычи лишь способствуют росту добычи американской сланцевой нефти. Производители в США сталкиваются с такими проблемами, как высокая стоимость нефтедобычи и большие долги. Резкое падение цен сделает многие американские компании банкротами или заставит их провести реструктуризацию.
Еще одним следствием сокращения нефтедобычи в США станет ограничение способности Америки вводить санкции, подобные тем, которые она ввела против дочерней компании «Роснефти», которая ведет бизнес в Венесуэле.
В некотором смысле Россия права: производители сланцевой нефти, обремененные огромными долгами, — это тот фитиль, который может взорвать американский рынок корпоративных долговых обязательств. Именно поэтому некоторые эксперты призывают правительство США вмешаться, не для того, чтобы спасти миллиардеров, владеющих нефтяными компаниями, а чтобы предотвратить крах кредитного рынка.
«Если вы хотите ограничить масштаб банкротств и помешать сланцевой индустрии дестабилизировать кредитные рынки, нужно, чтобы Казначейство США рассмотрело варианты с долгосрочным кредитованием, чтобы предотвратить нарушения обязательств по платежам, — сказала Эми Майерс Яффе, эксперт Совета по международным отношениям.
Когда цены упадут, снизится и количество добываемой в США нефти, а этого достаточно, чтобы цены снова начали расти, после чего начнут расти и объемы добычи, — это саморегулирующийся механизм. Хотя сегодня у американской сланцевой индустрии нет такой подушки безопасности, как прежде, она все же способна пережить несколько сильных ударов.
Многие эксперты поражены решением Саудовской Аравии не только отказаться от уменьшения добычи, но и резко снизить цены и увеличить объемы добычи. Это кажется рискованным шагом со стороны молодого и не слишком опытного кронпринца Мохаммеда бин Салмана. С момента своего фактического прихода к власти в королевстве он несет ответственность за целый ряд дерзких и катастрофических решений: от провальной военной кампании в Йемене до крайне жестокого обращения с диссидентами, такими как убитый колумнист The Washington Post Джамаль Хашогги.
Саудовской Аравии необходимо, чтобы нефть стоила на мировых рынках примерно в два раза больше, чем нужно России для балансирования ее бюджета. Она буквально играет с огнем, провоцируя падение цен, чтобы заставить Россию вернуться в формат ОПЕК+.
«В некотором смысле это отчаянный шаг: он пытается провести атаку «шока и трепета», доказать россиянам, что если мы останемся без денег, вы тоже останетесь без них», — считает Жан-Франсуа Сезнек, эксперт по нефтяным рынкам и Саудовской Аравии в Атлантическом совете.
У Эр-Риада есть финансовые резервы, чтобы пережить падение цен, однако сегодня их меньше, чем в 2014 году, — и меньше, чем у России. Саудовская Аравия уже двигалась в сторону бюджетного дефицита в 50 млрд долларов, а снижение доходов от продажи нефти увеличит дефицит до 120 миллиардов. Финансовая подушка безопасности саудитов позволит им продержаться в лучшем случае четыре года, однако Эр-Рияд, очевидно, рассчитывает на короткую нефтяную войну.
«Они понимали это, когда развязывали конфликт, и рассчитывали, что Россия быстро сдастся. Они рассчитывали на 30-дневную войну, — пояснил Сезнек. — Но русские тоже уверены, что Саудовская Аравия быстро сдастся».
Если говорить о Саудовской Аравии, то сейчас речь идет не только о выживании в краткосрочной перспективе, но и о трансформации. У Мохаммеда бин Салмана чрезвычайно амбициозный план — «Видение Саудовской Аравии 2030», — в соответствии с которым необходимо потратить миллиарды долларов на превращение саудовской экономики, живущей за счет нефти, в нечто, напоминающее современную экономику. Для этого необходимы деньги, которых будет не хватать, если ценовая война затянется.
Хотя цены на нефть упали, и Саудовская Аравия стремительно наращивает объемы добычи и экспорта, вполне возможно, это не обернется катастрофическими потерями для королевства, считает Анас Алхаджи, эксперт по нефтяному сектору Саудовской Аравии.
Мировые цены на нефть уже снижались из-за распространения коронавируса и неуступчивости России. В конечном счете, и Россия, и Саудовская Аравия рассчитывают, что соперник моргнет первым. И у них обеих есть причины полагать, что они правы. Обе страны планируют, что краткосрочная война с сопутствующими ей убытками заставит соперника согласиться на их условия.
Это напоминает Первую мировую войну, когда Франция и Германия развязали боевые действия, полагая, что все закончится к Рождеству, а в итоге провели четыре года в траншеях, завершает журнал.
Издание «Arman-e Milli» в беседе с аналитиком по нефтяному рынку Нерси Курбаном попыталось обрисовать будущее нефтяного рынка, в свете продолжения российско-саудовских противоречий.
По мнению эксперта, никто не может знать, как поведут себя цены на нефть в той или иной ситуации. Неделю назад никто не знал, что цены на нефть вдруг выйдут из неизменного в течение многих месяцев коридора в 60 долларов за баррель, и начнут приближаться к отметке в 30 долларов.
Истоки этой истории следует искать в ситуации со вспышкой коронавируса, пишет издание. Если масштабы болезни еще больше вырастут и будут продолжать тянуть за собой рецессию в мировой экономике, то это затронет не только нефть, но и другие сектора рынка. Возможно, Саудовская Аравия добавит к объемам ежедневной добычи миллион, другой, третий, и начнет «нефтяную» войну с Россией. Но если вдруг завтра объявят, что наконец-то найдена вакцина против этого заболевания, то дальнейший сценарий развития событий будет совсем иным.
Суть кроется в отсутствии спроса на нефть и нефтепродукты, либо в его резком снижении. И если подобные тенденции сохранятся, то можно увидеть более низкие показатели, и 20 долларов за баррель.
Сейчас на сцене есть два ключевых игрока — Россия и Саудовская Аравия, и есть все остальные, которые мало кого сейчас интересуют. Саудовцы объявили о скидках для постоянных клиентов и инициировала снижение цен. Но Москва и Эр-Риад могут начать переговоры в любой момент, на любой стадии и могут достичь результата, как бы далеко эта война ни зашла.
Нынешняя ситуация пока только в ущерб и Москве и Эр-Риаду. Для России, где себестоимость добычи нефти очень высокая, и при ценах ниже 40 долларов ее ждут большие проблемы, и для Саудовской Аравии, у которой бюджет совершенно не приспособлен к ведению таких войн и которая сильно зависит от котировок акций компании Saudi Aramco.
В этой ситуации низкая цена на нефть снизит и объемы добычи сланцевых скважин в США. Но Россия, если учесть ее высокие доходы от экспорта природного газа, не так сильно зависит от цен на нефть, как Саудовская Аравия, и ряд российских официальных лиц уже не раз подчеркнули это в заявлениях по текущей ситуации.
Национальные интересы всех стран ОПЕК+ могут побудить их сесть за стол переговоров еще раз, чтобы было принять решение, устраивающее всех. Ведь если самой России высокая цена на нефть не так важна, то у нее есть союзники, которым очень нужны и спрос, и высокие цены. И едва ли Россия хочет расстаться с этими союзниками.
Действительно, себестоимость сланцевой нефтедобычи в США, учитывая стоимость нефти из Западного Техаса, довольно высока. Но многие производители сланцевой нефти заключили фьючерсные сделки, когда цена на нефть была еще выше 60 долларов. В итоге они могут продолжать добычу и полгода и год, поскольку ранее они уже заключили сделки с учетом тех, «старых» цен, завершает издание.
Многих потребителей радует нефтяная война, которую развязала Саудовская Аравия, решив увеличить добычу в ответ на нежелание России ее снижать, пишет в этой связи словацкая газета Pravda. Вообще, когда двое сражаются, это автоматически не означает, что третий смеется. Этим третьим являются американцы, которым при ценах около 30 долларов за баррель невыгодно добывать сланцевую нефть. Поэтому можно предположить, что Трамп договорится со своими саудовцами, и дешевой нефти в будущем уже не будет.
Увеличивать добычу, когда из-за кризиса, спровоцированного коронавирусом, снижается спрос экономически нецелесообразно. С другой стороны, мы наблюдаем экономическую конкуренцию, которая более естественна, чем картельные договоренности.
Как правило, ценовые войны начинают, чтобы уничтожить конкурентов и захватить рынок, но в случае нефти, спрос на которую при нормальных обстоятельствах растет, один игрок просто не в состоянии полностью завладеть рынком.
Саудовская Аравия уже прибегала к этой не новой и печальной мере. В 2014 году ей устроить ценовую войну не удалась, и сегодня королевство пребывает как минимум в худшем экономическом состоянии. Ее истощает война в Йемене или, точнее говоря, массовое убийство йеменцев.
Доходы от нефти она тратит, к примеру, на кассетные бомбы. Тысячу триста штук саудовцы закупили у американской компании Texetron Corporation за 641 миллион долларов. Поддерживать саудовцев в их войнах, учитывая гуманитарную катастрофу в Йемене, могут только циники.
Дешевая нефть не радует, конечно, и Россию, которой может не хватить денег на запланированные крупные инфраструктурные проекты. Но поскольку низкие цены способны похоронить американских производителей сланцевой нефти, сложившаяся ситуация в условиях, когда Роснефть и проект «Северный поток — 2» столкнулись с американскими санкциями, отчасти устраивает Россию.
Итак, подытожим. Саудовская Аравия развязала ценовую войну, в которой добывающие страны воюют все против всех. Это самоубийственная нефтяная битва, в которой теряют все. Если они решат продолжать еще долго в том же духе, это может привести к краху, в том числе производителей энергии из возобновляемых источников. Им удается выживать только благодаря тому, что нефть дорогая. Саудовцы сейчас рискуют, навлекая на себя гнев влиятельного экологического лобби. Не ровен час, Саудовскую Аравию заклеймит и Грета Тунберг, иронизирует Pravda.
Материал подготовлен на основе переводов сайта inosmi.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...
291
Похожие новости
02 июня 2020, 09:42
04 июня 2020, 13:12
26 мая 2020, 09:42
03 мая 2020, 09:27
23 мая 2020, 08:42
20 мая 2020, 09:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
05 июня 2020, 15:57
04 июня 2020, 21:42
01 июня 2020, 16:57
02 июня 2020, 04:42
02 июня 2020, 09:42
02 июня 2020, 15:27
02 июня 2020, 05:12