Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

На что пойдет Эрдоган ради России

После того как Эрдоган извинился за сбитый Су-24, Россия пошла на мировую с Турцией. Смогут ли отношения между странами вернуться в прежнее русло? В чем выгоды сторон от сближения? На вопросы ответил преподаватель Института восточных языков и культуры в Париже, специалист по территориальным конфликтам, связанным с Россией, Брюно Брвески.

— С чем связано потепление отношений между Москвой и Анкарой?

— Существует много причин, объясняющих, почему Россия и Турция вступили в конфликт, начиная с того момента, как русский самолет был сбит турецкими ПВО. Но по геополитическим соображениям и соображениям международной политики мы, так или иначе, обречены на то, чтобы иметь естественные отношения, не смотря на свою позицию. Россия и Турция будут искать восстановление баланса между ними по проблемам сирийской войны и не только.

— Не кажется ли вам, что проблема Эрдогана связана с возрождением Османской Империи, причем вопреки интересам России? Или Эрдоган теперь отказался от этой программы?

— Я не знаю, отказался ли Эдоган от своей программы, но думаю, что эта программа была слишком широкой для того, чтобы сейчас Турция могла эти амбиции удовлетворить при своих нынешних возможностях. Поэтому Эрдоган, по крайней мере, на время снизил свои амбиции.

Почему в России невозможен мятеж, как в Турции

Конечно же, Турция по-прежнему желает воскресить свой статус, причем она мечтает расширить свое влияние вплоть до Монголии. То есть Турция хочет включить в свою орбиту и Иран, не только арабское население. Но все заявления Эрдогана не соответствуют настоящему уровню силы Турции.

Кроме того, надо признать, что Эрдоган полностью провалился в Сирии, и ему приходится ограничивать свои амбиции, которые он питал по поводу Палестины. Мы видим, что Эрдоган был вынужден опустить эфес своей шпаги перед новыми геостратегическими реалиями.

Россия стала не только региональным европейским игроком, но — с войной в Сирии — вновь имеет статус мировой державы. Она воскресила свою роль в регионе. Турция никак не может на равных общаться с Россией. Конечно же, Россия всегда мечтала переступить через Турцию и открыть сотрудничество со Средиземноморьем — прежде всего с Грецией, с Болгарией. И она была готова на это даже при том, что, возможно, все это могло закончиться конфликтом. Россия дала понять, что она готова к конфликту, если кто-то будет сдерживать ее территориальные и прочие интересы.

— Не считаете ли вы, что Эрдоган хотел бы играть роль некоего посредника, своего рода реле между Россией и Европой, Россией и Азией? Тем более, что у России свои проблемы с Евросоюзом…

— Я как раз хотел сказать, что у Эрдогана появилась возможность давить на европейские страны при помощи новой карты — миграционного кризиса. Кроме того, что касается России, надо сказать, что Эрдоган полностью проиграл свою игру. В принципе, и в плане Европы проиграл. Ему не удалось стать доминирующей державой в своем регионе, и теперь ему придется искать союзников. Потому что теперь у Турции крайне напряженные отношения со всеми.

Так что, вполне логично, что Эрдоган пытается найти пути сближения с путинской Россией. Это потребует значительных усилий со стороны Турции. Ему также придется бороться со всеми теми, кого он «поджег» своими речами. То есть полно людей из турецкого мира, которые вполне серьезно, за чистую монету восприняли то, что говорил Эрдоган с высокой трибуны.

А теперь ему придется успокаивать своих союзников и пытаться переводить их в более созидательное русло в отношении России после той экзальтации, которую вызвала его же собственная пропаганда. То же самое можно сказать и по поводу его речей против Башара Асада, против Сирии. Мы знаем, что между Турцией и Сирией проходят секретные переговоры на территории Алжира.

Россия — Турция: В чью пользу счет?

Так что мы понимаем, что Эрдоган отказался от своих амбиций, которые демонстрировал еще на встрече с королем Саудовской Аравии в апреле. Тогда он делал заявления в том духе, что он уничтожит Сирию, и что Сирия не должна существовать.

— Как и у поляков, у турков своеобразное отношение к России. Дело в том, что раньше Россия закупала гораздо больше европейских и турецких продуктов, товаров. А потом, как только ввели эмбарго, все остановилось. Мы видели, как российские телевизионные каналы показывают бесконечные жалобы турецких коммерсантов по поводу прекращения экспорта из Турции в Россию. Они говорят, что желали бы воскресить роль Турции в качестве импортера товаров, и тем самым справиться с безработицей, которая поразила турецкие регионы. Это может также быть связано с решением Эрдогана извиниться перед Путиным и воскресить отношения?

— Да, конечно же, туркам очень важно сбыть сельхозпродукцию в Россию. Но также надо не забывать о крайне большом объеме туристического трафика из России в Турцию. Русские туристы — очень важная ставка в этой игре. Турецкая экономика очень ослабела без экспорта товаров и без российских туристов.

Даже тогда, когда эти туристы просто останавливались в отелях, они, может быть, могли и не приносить обязательно выгоду всем, но, по крайней мере, они позволяли содержать эти гостиницы. Теперь отели, хотя в них никто не живет, нуждаются в покрытии себестоимости, затрат на содержание. Все разрушается.

При этом совсем не обязательно российские туристы после извинений вернутся к тем образцам потребления, которые были раньше свойственны России и ее гражданам. То есть они не обязательно вернутся в Турцию. Возможно, что-то из взаимоотношений Турции и России можно возродить, но я очень сомневаюсь, что можно возродить целостность экономических отношений.

— Российский самолет был сбит над районами Сирии, заселенными туркоманами. Эрдоган откажется поддерживать это население, чтобы сделать приятное Путину?

— Нет, я не думаю, чтобы Эрдоган пошел на такое. Но он будет доказывать, что у него просто нет сил, что ему приходится ограничивать себя в своих амбициях. И, конечно, это будет ему очень дорого стоить, дорого обойдется его сторонникам и всей его партии. Невозможно будет все это замолчать. Но Эрдоган, возможно, сумеет переметнуться на другую платформу. В принципе, он готов к этому.

Так что ситуация будет во многом зависеть от того, какие силовые отношения воцарятся на территории Сирии, и насколько будет стабильным сирийское правительство. Эрдоган сам себе создал проблему, теперь она развилась. Есть еще проблема неуправляемых курдов, которая наслаивается на вопрос чисто турецкого этнического населения, проживающего на территории Сирии. Но Эрдоган будет делать вид, что его интересуют, прежде всего, русско-турецкие проблемы, а не проблемы комьюнити и зарубежных сообществ, близких туркам. Он будет думать об интересах своей собственной большой Турции, а не об этносах, проживающих за рубежом.

— Верите ли вы в положительный результат предстоящей встречи между Эрдоганом и Путиным в кулуарах «большой двадцатки» в Китае?

Турецкий кульбит: России удалось взять под контроль политику Анкары

— Я думаю, что это вполне возможно. Если встреча состоится, значит, что досье тщательно готовилось обеими канцеляриями. Ведь требуется много месяцев, чтобы проделать такую работу. Но я думаю, что никаких здесь противоположных тенденций нет, и что отношения между обеими странами будут улучшаться, перейдут в партнерскую фазу, хотя, все-таки, такого сближения, как было раньше, России уже с Турцией не добиться.

— Давайте вспомним о газовой политике России. Напомню, что Владимир Путин предлагал строительство трубопровода по турецкой территории, который доходил бы до греческой границы, и это позволило бы Турции иметь другие, более силовые отношения с Европой при поставках российского газа. Можно ли сказать, что этот проект закрыт?

— Нет. Я чувствую, что в интересах России продолжать такие переговоры, чтобы газопровод был проложен. Но, с другой стороны, Турция ввязалась в рисковую войну как раз из-за катарского газа. И сегодня, если Турция выберет российский газ, у нее возникнет конфликт с Катаром и с другими монархиями Персидского залива. Так что тут Эрдогану будет крайне сложно вывернуться.

Еще существует израильский газ, о котором тоже стоит поговорить отдельно. Так что, конечно, есть определенная идеология, но экономика сильнее идеологии, и силовые отношения могут привести к неожиданным союзам. Попытка контролировать газовые потоки Европы и всех своих соседей вполне присуща турецкой политике. Так что Эрдоган вполне может разыграть карту Катара, и в то же время попробовать помочь России сбывать свой газ Западной Европе.

Автор: Александр Артамонов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

741
Похожие новости
08 декабря 2016, 16:12
09 декабря 2016, 14:12
09 декабря 2016, 19:12
08 декабря 2016, 12:57
09 декабря 2016, 21:57
09 декабря 2016, 07:57
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
09 декабря 2016, 01:57
05 декабря 2016, 19:57
06 декабря 2016, 22:57
06 декабря 2016, 03:57
03 декабря 2016, 21:42
09 декабря 2016, 10:27
07 декабря 2016, 21:27