Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Не забыли, но простили

Русская планета

Утром 24 ноября 2015 года сердца следящих за новостями из Сирии россиян замерли. Около 11.00 стали появляться неподтвержденные сообщения о сбитом в районе сирийско-турецкой границы неопознанном самолете. По очертаниям летящая вниз машина с дымовым шлейфом напоминала бомбардировщик Су-24, который не стоит на вооружении сирийских ВВС. «Значит, наш», – с горечью поняли мы еще до объявления о трагедии представителем Минобороны.  

Инцидент произошел в 10.24 – спустя  42 минуты после взлета пары Су-24M с авиабазы «Хмеймим». Пресловутый «удар в спину» произошел, когда командир экипажа подполковник Олег Пешков и штурман капитан Константин Мурахтин выполняли бомбометание на головы боевиков в Северной Латакии. Один из турецких истребителей пошел на снижение и сблизился с бомбардировщиком на расстоянии равном дальности пуска ракеты - 5-7 километров.  

Двигатель Су-24M поразила американская ракета AIM-9X Sidewinder класса «воздух-воздух». Машина устремилась вниз, экипаж катапультировался, а второй российский самолет покинул поле боя. Через две минуты после запуска ракеты с радара сирийской РЛС пропали оба F-16. В то солнечное утро силы были явно неравны: два неуклюжих фронтовых бомбардировщика 70-х годов не могли противостоять двум легким истребителям четвертого поколения.  

Цена сирийской войны 

Крушение Су-24М привело к резкому охлаждению российско-турецких отношений. Буквально несколько дней понадобилось Москве, чтобы разорвать отношения с Анкарой практически во всех сферах. Горячие головы заговорили о необходимости военного ответа стране, входящей в блок НАТО. Российская элита и общество требовали реванша, но каким он должен быть никто говорить не осмеливался.   

Желание отомстить Турции порой перекрывало доступ кислорода в головы наших политиков и экспертов. Инцидент требовал серьезного осмысления и детального разбора. Но на повестку дня был вынесен вопрос: «Почему Эрдоган решил сбить наш самолет?». Хотя куда логичнее было бы спросить российское командование: «Почему на протяжении двух месяцев бомбардировщики летают без прикрытия истребителей и средств ПВО?»  

Минобороны быстро исправило ошибку, увеличив авиагруппу и перебросив в Латакию зенитный ракетный комплекс С-400. Сейчас, помимо истребителей, менее интенсивную работу российской авиации прикрывают несколько ЗРК и средиземноморская эскадра, которая дежурит у берегов Сирии. Москва получила болезненный укол, который многому ее научил.  

Однако трагедии можно было избежать, если бы руководство РФ должным образом подготовило плацдарм для боевых действий в Сирии. Как только стартовала операция ВКС, Эрдоган обрушился с угрозами в адрес Москвы. Поводами служили постоянные нарушения воздушного пространства, которые совершали российские самолеты. Минобороны РФ естественно отрицало данные факты. 

Атмосфера в отношениях с Анкарой последовательно накалялась. Север Сирии – зона национальных интересов Турции. На этой территории проживают туркоманы и курды. Первым – Анкара всячески покровительствует, а вторых – стремится уничтожить. С 2011 года турецкие самолеты регулярно нарушали воздушное пространство Сирии. 23 июня 2012 года сирийскими ПВО даже был сбит старенький истребитель ВВС Турции  F-4.  

Россия пришла на север Сирии как хозяйка. Без сомнения наша страна имела на это законное право, но вот договориться с Эрдоганом, который инициировал сирийскую войну, видимо, не получилось. В глазах турецкого президента уничтожение подконтрольных ему бандформирований вблизи госграницы не могло выглядеть чем-то нормальным. Эрдоган воспринимал Россию как агрессора и хулигана, который заслужил отрезвляющего подзатыльника. В такой ситуации турецкому лидеру были нужны большие отступные, и на саммите G20 в Анкаре (15-16 ноября) Путину, скорее всего, не удалось договориться о цене военного присутствия.  

Непосильная задача 

История российско-турецких отношений наполнена политическими конфликтами и войнами. Турция – объективный геополитический соперник России, однако это означает, что у двух держав не могут быть общие интересы. Пример межгосударственного сотрудничества вопреки глубочайшим противоречиям – это отношения Москвы и Вашингтона. Градус негативной риторики с 1950-х годов сдерживается осознанием катастрофических последствий от ссоры.  

Похожая эволюция наблюдалась и в российско-турецких отношениях со второй половины 2015 года. Анкара – и партнер, и потенциальный противник РФ одновременно. Как и США, Турция требует к себе неоднозначного отношения и постоянного диалога. От Анкары всегда стоит ожидать недружественных акций, но это не означает, что с ней невозможно работать.   

Инцидент с Су-24М – это в том числе политический урок для Москвы, которая поспешно вышла из взаимовыгодных проектов, а потом с такой же поспешностью стала восстанавливать нормальный уровень отношений. Спустя год после трагедии становится понятным, что в сентябре 2015 года РФ замахнулась на амбициозную, но непосильную задачу – взять под контроль всю территорию САР и ни с кем не делиться.  

10 августа в Санкт-Петербурге состоялась встреча Путина и Эрдогана, от которой многие ожидали положительных для Москвы результатов. Гости Константиновского дворца отделались общими фразами, оставив все договоренности за закрытыми дверями. Что произошло дальше? 24 августа турецкие ВВС и сухопутные силы начали операцию «Щит Ефрата» неподалеку от Аллепо.  

Дамаск воспринял этот шаг как вторжение, а Москва тактично выразила обеспокоенность. А теперь представьте реакцию руководства РФ, если бы Турция ввела войска за несколько месяцев до петербургских переговоров. Сколько бы в России прозвучало угроз в адрес «клике», находящейся у власти в Турции. Как же быстро в глазах Москвы Эрдоган из пособника террористов и покупателя нефти ДАИШ (ИГ – запрещена в РФ) превратился во вменяемого политика, едва не пострадавшего от антиконституционного госпереворота.  

В годовщину гибели Олега Пешкова и пытавшегося его спасти морпеха Александра Позынича наивно говорить о лицемерии, без которого не обходится большая политика. В отношениях с Турцией на фоне сирийского кризиса Москве следовало бы изначально соблюдать разумный баланс, адекватно определять задачи, не переоценивать ресурсы и возможности. В противном случае наши граждане будут неизбежно гибнуть и страдать из-за амбиций и просчетов военно-политического руководства  РФ.  

Теги:
Места: Россия, Москва, Турция, Сирия
События: война, терроризм
Организации: МИД, Минобороны

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

362
Похожие новости
02 декабря 2016, 13:57
02 декабря 2016, 12:27
01 декабря 2016, 18:27
02 декабря 2016, 20:27
01 декабря 2016, 11:27
02 декабря 2016, 00:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
30 ноября 2016, 09:42
28 ноября 2016, 19:42
28 ноября 2016, 11:42
26 ноября 2016, 21:26
26 ноября 2016, 07:00
30 ноября 2016, 17:12
28 ноября 2016, 20:27