Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Новая ядерная угроза и старые противоречия России и США

США признают, что глобальные проблемы ядерной безопасности не могут быть решены без России. Однако пока Вашингтон игнорирует интересы нашей страны, замечает Александр Хроленко.

Накануне начала двухдневного Международного саммита по ядерной безопасности в Вашингтоне президент США Барак Обама призвал Россию провести переговоры по сокращению ядерных вооружений, чтобы снизить к 2018 году число развернутых ядерных боеголовок до уровня 1950-х годов.

В этом уже четвертом международном саммите Россия не участвует по причине дефицита взаимодействия. При этом российский МИД отвергает всякие попытки обвинений Москвы в самоизоляции и обращает внимание на то, что проблематика саммита носит очень специальный характер.

Вероятно, «дефицит взаимодействия» означает также дефицит доверия к США, которые нарушают многие принципы ядерной безопасности: хранят в странах Европы (включая Прибалтику) сотни ядерных бомб, не ратифицировали договор о запрете испытаний ядерного оружия во всех сферах, снисходительно не замечают ядерный потенциал американского союзника — Израиля.

Возможно, не следует экспериментировать с новыми формами глобальной безопасности, а надо лишь доработать существующую договорную базу.

Физическая ядерная безопасность

Россия выступает за укрепление физической ядерной безопасности (ФЯБ), и участвовала в трех саммитах (Вашингтон — 2010, Сеул — 2012, Гаага — 2014), которые сыграли свою роль (в активе — недавнее соглашение стран «шестерки» по ядерной программе Ирана). Однако политическая повестка подобных встреч исчерпана.

Москва считает, что центральную роль в координации усилий мирового сообщества в области ФЯБ должно играть МАГАТЭ — эта организация обладает необходимым экспертным потенциалом.

Однако при подготовке нынешнего саммита в Вашингтоне его организаторы изменили концепцию, инициировали разработку системы указаний — для МАГАТЭ, Глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма, ООН, Интерпола и Глобального партнерства.

Это выглядит попыткой навязать мнение ограниченной группы государств авторитетным международным организациям — без учета существующих принципов и механизмов принятия политических решений.

Россия считает нарушение сложившегося порядка неприемлемым и предпочитает взаимодействовать с более масштабными и дееспособными международными структурами. А вашингтонский саммит по ядерной безопасности на наших глазах теряет политический вес. Вот, и британское издание The Financial Times отмечает: «Из-за отсутствия России участникам саммита будет сложнее достичь существенного прогресса, учитывая, что 90% всего имеющегося в мире высокообогащенного урана находится в США или в России».

Договор СНВ-III

Призывы американцев к России о разоружении звучат с определенной периодичностью довольно давно. В феврале 2016 года к переговорам о дальнейшем сокращении ядерных арсеналов Россию призывал Белый дом. Зачастую подобные декларации и намерения расходятся с делами. И все же, несмотря на тревожные тенденции, Договор СНВ-III продолжает отвечать интересам нашей страны.

По мнению Вашингтона, США и Россия смогут выполнить главные положения Договора СНВ-III о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений до 2018 года. Однако новые переговоры между РФ и США по сокращениям ядерных вооружений маловероятны, в феврале этого года замглавы российского МИД Сергей Рябков сообщил, что Россия уже снизила уровень имеющихся в наличии ядерных боезарядов и их носителей до уровня конца 1950-х — начала 1960-х годов.

Позиция российской стороны предельна ясна. Договор СНВ запрещает размещение ядерного запаса за пределами национальной территории, а США размещают их на базах союзных стран.

То есть в условиях острого кризиса против России могут выступить и США, и страны-союзники — как бы со своим ядерным потенциалом. И даже сокращения происходят там, где и когда удобно США.

Фактически, требуя соблюдения договоренностей, Вашингтон считает себя свободным от них.

На краю ядерной пропасти в США всё чаще звучат разумные голоса. Так, ученые Ник Ритчи и Питер Рутланд пишут в журнале The National Interest:

«Должны быть новые инициативы в дополнение к Договору СНВ-III от 2010 года и к программе «За совместное снижение ядерной опасности», срок действия которой закончился в 2012 году. Нужно отказаться от взаимных обвинений в нарушении договора РСМД от 1987 года и устранить основания для таких обвинений». Однако пока не эти люди определяют вектор американской внешней политики.

Договор РСМД и система ПРО

«Страсти» по Договору РСМД продолжаются уже несколько десятилетий. Последние консультации России и США по договорной проблематике РСМД состоялись в сентябре 2015 года в Москве, когда российский МИД заявил, что Вашингтон не предоставил удовлетворительных ответов на поставленные вопросы. Позднее, в декабре 2015 года США передали России данные о якобы российских нарушениях Договора РСМД с 2011 года. Вашингтон рассматривал возможность применения экономических и военных мер в отношении России, однако так и не представили доказательств нарушения договорных обязательств.

Озабоченности Москвы при этом не учитываются. В пусковые установки американской системы ПРО в Европе могут быть загружены ракеты «Томагавк», подпадающие под договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. При этом в США начали развертывание новых ракетных систем и на кораблях ВМС в океанской зоне.

По мнению Пентагона, ракеты ПРО — оборонительное оружие. Его испытания в Европе не дали ответов на вопросы о реальной и потенциальной эффективности. Позиция Москвы однозначна: диалог по дальнейшему ядерному разоружению между Россией и США невозможен, поскольку американская сторона продолжает развивать систему ПРО для реализации концепции быстрого глобального удара.

И эта стратегическая перспектива важнее промежуточных итогов. США рассчитывают на новый этап переговоров с Россией по РСМД, и все же американская позиция слишком противоречива. Заместитель госсекретаря США по вопросам контроля над вооружениями и международной безопасности Роуз Геттемюллер недавно подчеркнула: «Мы были рады, что Россия в последние месяцы, в том числе и на очень высоком уровне, продолжала выражать твердую приверженность договору РСМД, как это делают и США. Поверьте, мы очень бы хотели продвигать дипломатические усилия для разрешения этого вопроса».

И почти одновременно директор национальной разведки США Джеймс Клэппер вновь обвинил Россию в нарушении договора РСМД: «Россия разработала крылатую ракету наземного базирования, которая, как считают США, нарушает Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности».

Пентагон постоянно говорит о российской военной угрозе в Европе (с возможным использованием тактического ядерного оружия). Одновременно госдепартамент стремится сотрудничать с Россией в сфере контроля над вооружениями, в реализации программ обеспечения безопасности ядерных материалов в третьих странах. Весы войны и мира продолжают колебаться.

И, когда госдепартамент в очередной раз заявляет, что Договор РСМД отвечает безопасности в Европе и Азии, Россия напоминает, что другие страны мира (в том числе европейские, а так же Иран, Северная Корея, Пакистан) ничем не ограничены и могут иметь на вооружении ракеты средней и малой дальности. То есть, ядерная угроза гораздо шире, чем кажется Вашингтону.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

447
Похожие новости
02 декабря 2016, 15:57
02 декабря 2016, 00:27
03 декабря 2016, 19:42
02 декабря 2016, 11:57
02 декабря 2016, 14:57
02 декабря 2016, 08:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
28 ноября 2016, 14:27
30 ноября 2016, 09:42
29 ноября 2016, 10:57
30 ноября 2016, 18:42
28 ноября 2016, 10:39
29 ноября 2016, 21:27
30 ноября 2016, 12:57