Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

О Дальнем Востоке только по праздникам

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Дальний Восток в России, как и ряд отраслей промышленности, начинают волновать руководство нашей страны лишь в моменты масштабных мероприятий. Именно тогда из Кремля звучат всевозможные поручения: от проектов по созданию экономических зон до строительства инфраструктурных объектов. А далее мероприятие завершается, и наступает тихая мирная привычная жизнь региона, в котором все развитие ограничивается усилением сотрудничества с Китаем через передачу земель в сельскохозяйственное пользование, через вырубку леса.

Прошедший на прошлой неделе Восточный экономический форум не стал в этом плане исключением: из Кремля поступили задачи по развитию сфер региона, большинство из которых будет позабыто, как это всегда происходит после завершения мероприятия.


ВОСТОЧНЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФОРУМ — 2017

Восточный экономический форум прошел в третий раз. На него прибыли делегаты из 60 стран. Сумма заключенных соглашений достигла 2,5 триллиона рублей. Точной статистики по направлениям соглашения нет, но оценить, в какую сферу пошли основные инвестиции — не сложно. Например, самое крупное соглашение касалось строительства Амурского газоперерабатывающего завода.

Основное внимание было приковано к китайской и японской делегациям. Форум позволил заговорить о перспективах сотрудничества с Южной Кореей, которая предложила наладить отношения в девяти сферах, первая из которых — это газ. Показательно, что нефть и газ во все годы правления Путина как оставались, так и остаются самыми востребованными направлениями сотрудничества.


ДЕЖАВЮ

Еще в 2012 году Путин объявил, что Дальний Восток — это наш приоритет XXI века. С тех пор приоритет остался неизменным — нефть и газ невзирая на территориальное расположение, а Дальний Восток стал приоритетом по праздникам. На форуме вновь прозвучали уже многократно заявленные проблемы региона, решение которых откладывается от мероприятия к мероприятию. Например, было сказано, что Дальний Восток имеет «дряхлую энергетику, полностью амортизированные мощности, старые, не рыночные, которые содержатся за счет неразумных тарифов». Прозвучало рациональное предложение от заместителя генерального директора ПАО «РусГидро» Джорджа Рижинашвили, что единственное решение — это «если государство задает основу через инфраструктурные вливания, перераспределяя ренту, полученную от экспорта нефти, газа и прочих продуктов». Однако многолетний период правления Путина показал, что та самая рента идет на поддержание друзей президента, которые получают средства на затратные проекты с государственным финансированием.

Вновь были озвучены вопросы дефицита профессиональных кадров и дано поручение от президента «в ближайшие три года провести комплексную модернизацию системы среднего профессионального образования, обновить учебно-производственную базу училищ и колледжей». Но как исполняются поручения президента хорошо видно по майским указам. Да и ежегодное обсуждение проблем дефицита кадров в регионе, миграции населения из-за проблем трудоустройства только доказывает, что обещания давать Кремль умеет, а вот их сдерживать — это уже не в его компетенции. Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке, входящее в структуру Минвостокразвития, заявило о создании 110 тысяч рабочих мест в регионе к 2025 году. Ранее президент России уже обещал создать 25 млн модернизированных рабочих мест. Это осталось пустым звуком.

Президент не стеснялся в обещаниях в преддверии своего переизбрания: он поручил вывести регион на уровень выше среднероссийского до 2025 года, пообещал, что первые 10 лет для бизнеса условия не будут ухудшаться, любой инвестор будет иметь десятилетнюю льготу по уплате страховых взносов, для проектов свыше 100 млрд рублей будет продлена льгота по налогу на прибыль с 10 до 19 лет, все дальневосточные регионы должны войти в первую половину национального рейтинга регионов по качеству делового климата, рассказал о планах превратить Дальний Восток в один из важнейших в мире логистических узлов. Кто-кто, а российский лидер — это как раз тот руководитель, который привык рассуждать о молочных реках и кисельных берегах, а затем разводить руками и снимать с себя всякую ответственность. Дескать во всем виновны бояре. Так он поступил и в этот раз, заявив, что «по ряду направлений картина, не хочется говорить удручающая, но, мягко говоря, скромная. Вместо того чтобы там выделять, как я и просил, дальневосточные направления, или вообще нет, или это представлено только чисто символически».


НЕФТЕГАЗОВАЯ СКВАЖИНА

Форум вновь подтвердил приговор российской экономике, что последняя должна будет остаться нефтегазовой скважиной, а не развивать передовые технологии. Это с учениками в Ярославле Путин мог философствовать на тему освоения дальнего космоса, разработки искусственного интеллекта, нейронных сетей. А с крупным бизнесом на ВЭФ пришлось говорить по существу.

На форуме Газпром объявил, что по итогам работы в 2017 году ожидает установления абсолютного рекорда поставок газа на экспорт — около 190 миллиардов кубометров газа. Это самый большой объем экспорта как за всю историю газовой отрасли, так за всю историю Газпрома. В прошлом году Газпром уже увеличил поставки газа в дальнее зарубежье на 12,5%. С такими рекордами радоваться за будущее России не приходится. Минприроды РФ в кулуарах форума объявило о прогнозах роста объема инвестиций в геологоразведку на 15–20%. Это означает, что в планах освоение новых месторождений, то есть курс на сырьевизацию экономики остается неизменным. Да и заключенные контракты с Китаем на форуме это подтверждают. Роснефть и китайская энергетическая компания «Хуасинь» China Energy Company Limited (CEFC) подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве и долгосрочный контракт на поставку нефти, который предполагает сотрудничество в таких областях, как нефтепереработка и нефтехимия, торговля нефтью и нефтепродуктами.

На фоне этого еще раз вспоминаются слова российского президента, сказанные изданию Bloomberg: «мало уделяли внимания этой территории, а она заслуживает гораздо большего, потому что здесь сосредоточены огромные богатства и возможности будущего развития России. Не только развития России как таковой, но и развития всего региона АТР, потому что эта земля очень богата природными и минеральными ресурсами… Если всё это вместе взять, то вся эта земля содержит колоссальные ресурсы: это нефть, газ, это 90 процентов запасов российского олова, 30 процентов запасов российского золота, 35 процентов запасов леса, здесь добывается 70 процентов российской рыбы».

То есть Дальний Восток — это не площадка для технологического развития, это не край с уникальной культурой или экологией. Это в понимании президента некий кусок земли, богатый природными ресурсами, которые можно добывать и продавать. Словно не о российской территории речь идет, а о Марсе или иной заморской земле безжизненной, из которой только и можно, что вывозить ресурсы. Поскольку богатство края — это «возможности будущего развития России», продолжая далее его мысль, приходим к выводу, что развитие России лежит исключительно в плоскости добычи и продажи ресурсов.


ДЕМОГРАФИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

Дальний Восток — регион во всех смыслах депрессивный, в том числе по параметрам демографического развития. Официально регион вышел на уровень естественного прироста населения, то есть статистически демографическая картина улучшилась. Но это только один показатель. Если смотреть на проблему комплексно, то видим следующие существенные проблемы:

— сокращение численности населения региона, в первую очередь за счет миграционного оттока в другие регионы России. Как показано на рис. 1, в последние годы миграционный отток из региона вырос.

Рис. 1. Внутренняя миграция, сальдо по ДФО (по данным Росстата)

Никакой положительной динамики численности населения региона не наблюдается (рис. 2).

Рис. 2. Численность населения Дальнего Востока (по данным Росстата)

Хотя есть попытка миграцию развернуть на Дальний Восток через программу дальневосточного гектара, но даже поданные 100 тысяч заявок — это еще не гарантия того, что люди туда переселятся. Уже первый десяток тысяч человек столкнутся с проблемами ведения бизнеса в регионе и ни о каком миллионе заявок, о чем говорят в Кремле, мечтать не приходится;

— естественный прирост в регионе вытягивает один субъект — Якутия, в то время как большинство регионов демонстрируют естественную убыль населения (рис. 3).

Рис. 3. Естественный прирост в ДФО (по данным Росстата)

— может обостриться миграционная проблема, а именно вырасти приток иностранцев из ближайших стран — Китая и КНДР. Этому содействуют демографическая политика, программа дальневосточного гектара, деятельность местных властей. Россия фактически торгует гражданством. Президент предложил предусмотреть упрощенный порядок предоставления российского гражданства инвесторам, которые вложат в Дальний Восток более $10 млн.

Несмотря на эти тревожные тенденции российскому президенту для радости нужно мало. Он уверенно констатировал, что демографическая ситуация на Дальнем Востоке постепенно улучшается, но не исключил принятия дополнительных мер поддержки, которые могли бы переломить негативные тенденции, формировавшиеся десятилетиями. Интересно, что десятилетиями эти тенденции формировались, но президент не обращал на них никакого внимания. Только в преддверии президентских выборов он вдруг заговорил о мерах, направленных на борьбу с негативными последствиями его бездеятельности.


МЕГАПРОЕКТЫ


В советские времена существовали масштабные проекты, которые мобилизовывали всю страну. Это был поистине героический труд и масштабная стройка. В современной России тоже есть свои «мега» «проекты». Однако они мобилизуют не всю страну, а друзей президента по откачке государственного бюджета, который работает на эти мега-стройки. Все это создает минимум рабочих мест и зияющие дыры в государственном бюджете, но при этом круглые суммы на офшорных счетах нескольких российских семей. Вспомним только основные из них:

— Олимпиада в Сочи, на которую было затрачено в общей сложности 1,5 трлн. рублей. Она стоила в 7 раз больше, чем зимние игры в Ванкувере, примерно в 10 раз больше, чем игры в Турине, в 20 раз больше, чем в Солт-Лейк Сити. Олимпиада прошла, построенные мощности стали убыточными, не найдя потребителя на внутреннем рынке, часть из них пустует и разрушается;

— строительство космодрома Восточный, в ходе которого только по официальным данным было украдено более 5 млрд рублей, заведено уже 20 уголовных дел. И это только официальная статистика. Конечная цена строительства космодрома выросла, достигнув по предварительным оценкам 300 млрд рублей при изначальных планах около 100 млрд. При этом космическая деятельность мягко сказать — стагнирует и после истеричного показательного пуска (на грани его срыва) заявлено, что еще годы никаких пусков не будет;

— постройка стадиона Зенит-арена в Санкт-Петербурге, который обошелся бюджету не в запланированные ранее 6,7 млрд. руб., а по оценкам экспертов уже в 48,2 млрд. руб., но первая же игра на поле показала, что по качеству выполненных работ эти затраты были неоправданными;

— строительство Керченского моста по наиболее длинному (затратному) маршруту (19 км при возможных 5 км) без четких представлений о геологических особенностях местности. Проект отдан на откуп другу президента с одной стороны, а с другой призван стать мощным пиар-ходом для самого президента. За время его строительства стоимость моста выросла уже в 10 (!) раз — с 24 миллиарда рублей до 250 миллиардов, хотя до окончания строительства сумма вероятно еще несколько раз будет пересмотрена. И хотя мост жизненно важен после доведения отношений с Украиной до грани войны, понятно, что происходит по сообщающимся сосудам со всем остальным российским дорожным строительством и реконструкцией;

— введение системы Платон, направленной на сбор податей с большегрузов. Примечательно, что значительная часть собранной суммы уходит сыну Ротенберга, который и управляет компанией. Только половина поступает в бюджет непосредственно на государственные нужды в части ремонта и строительства дорог. Изначально объявлялось, что все средства, собранные системой «Платон», будут направлены на восстановление дорожной инфраструктуры. 17 декабря 2015 года во время своей пресс-конференции Путин заявил, что «все сборы, которые поступают от „Платона“, идут не кому-то в карман, а стопроцентно поступают в дорожный фонд России, до последней копейки. И оттуда до последней копейки поступают на дорожное строительство в регионах России». Однако правда в том, что более 10 млрд. ежегодно от собранных средств будет уходить оператору системы. При этом в 2016 году объем собранных средств составил 20 млрд, то есть оператор получил более 50% прибыли. Изначальная непрозрачность получателей собранных средств уже поставила на повестку общества вопрос о коррупции;

— строительство стадионов к ЧМ18 по футболу. Отчуждено от задач развития страны более 650 млрд. руб. Олимпиада ничему не научила. Для сравнения — программа продуктовых карточек голодающим нищим российским гражданам рассчитана на 100 млрд рублей. Так и видится, как они побегут наперегонки на эти самые стадионы смотреть футбол;

— потуги построить Южный поток. Контракт заключен не был, но на реализацию проекта, который был остановлен, Россия затратила с 2011 года 4,66 млрд долларов. Для этого проекта Газпром провел более 200 тендеров, отобрав подрядчиков на сумму 138,7 млрд рублей. По данным исследования Forbes около 98% этой суммы было получено всего десятью компаниями. 65,5% всех затраченных средств получили компании, принадлежащие Ротенбергам. 13,8% — Стройгазмонтаж, совладельцем которого является другой друг Путина — Тимченко. Проект не был реализован, но деньги затрачены были;

— прокладка Турецкого потока, на который с российской стороны будет затрачено минимум €2,2 млрд, а сам проект достаточно неустойчив в условиях санкций и периодического обострения отношений с Турцией;

— строительство газопроводов в Китай, убыточных для российской экономики. На строительство только «Силы Сибири» Россия может затратить от $55 млрд до $100 млрд и свыше. Китайская сторона взяла на себя минимум обязательств по инвестированию проекта;

— мост на остров Русский, построенный к саммиту АТЭС в 2012 году. На его строительство затратили $2 млрд, в то время как польза от него нулевая, студенты на лекции ходят.

На Восточном экономическом Форуме было объявлено о еще одном мегапроекте — строительстве смешанного автомобильно-железнодорожного перехода от Хоккайдо до Южной части Сахалина. Российская сторона готова начать доведение до тихоокеанского побережья железной дороги и построение такого же сложного перехода от материка до Сахалина.


Мост планируется построить в пустоши: помимо перехода в районе пролива Невельского необходимо построить подъездные пути к Комсомольску-на-амуре и станции Ныш на Сахалине. Зачем России этот мост с позиции здравого смысла объяснить нельзя.

Единственные аргументы, которые прозвучали, сводятся к тому, что:

— современные технологии помогут сделать проект не слишком дорогостоящим по мнению Шувалова;

— Япония при этом станет континентальной державой, по мнению того же Шувалова.

Но вопрос, а в чем целесообразность этого проекта для России?

Использование нашей железнодорожной сети для транспортировки японских товаров — малоперспективный проект. Транзит, торговля пространством — это все та же рентная экономика. Ни рабочих мест, ни технологического развития. Вкладывать в строительство дорог придется больше, да и Япония предпочтет морской вид перевозок, чтобы не зависеть от России. Россия затратит, таким образом, огромные суммы на никому не нужный проект, в то время как эти средства могли быть направлены на развитие отраслей отечественной экономики. Дальний Восток получит не перспективы создания постоянных рабочих мест, а перспективы нового долгостроя по примеру Зенит-Арены и космодрома Восточный. Но в таком случае, зачем и кому это нужно? Ответ очевиден. Как только закончится строительство моста в Крым, если закончится, Ротенбергам потребуются новые крупные заказы от государства. Учитывая, что они под санкциями, зарабатывать могут в основном только в России. Вот именно для них и формируется портфель возможных проектов. Мост в этой связи — беспроигрышный вариант, поскольку после Керченского моста компания Ротенберга станет чуть ли не единственной, имеющей релевантный опыт в мостостроительстве.

Таким образом, очередная авантюра президента, действительно «планетарный» проект, поскольку вся планета в недоумении начинает наблюдать за этой странной затеей, несет для России следующие риски:

— очередная дыра бюджета, когда из него будет выкачано по разным оценкам от 600 млрд рублей до 1 трлн. Как показывает опыт, начальная сумма со временем всегда растет. Сейчас предварительная сумма превышает совокупные затраты на здравоохранение из федерального бюджета на 2017 год. Она почти сопоставима с расходами на образование;


— деньги пойдут не в развитие экономики, а в карманы совершенно определенных исполнителей, хотя и без того инвестиции уходят на вполне определенные отрасли экономики, а именно на извлечение из недр минеральных ресурсов и их транспортировку за рубеж. Согласно данным ВШЭ суммарно инвестиции в добычу полезных ископаемых (1,238 трлн рублей) почти вдвое превысили то, что было вложено во всю остальную промышленность, вместе взятую (716,4 млрд рублей);

— Япония соединится с Сахалином, а значит следующим вопросом после Курил вполне может стать претензия на южную часть острова Сахалин, поскольку до окончания Второй мировой войны эти территории принадлежали именно Японии. Учитывая перспективы огромных инвестиций, «продать» эти территории за них при заключении мирного договора либеральной элите не составит труда.

Вот и получается, что этот «планетарный» проект не несет ни экономических, ни геополитических преимуществ для России.


ЯПОНСКИЙ ВОПРОС

На форуме президент Японии Абэ объявил, что они с Путиным планируют заключить мирный договор. Как заявил Абэ, «именно ради этого мы должны поставить точку в ненормальной ситуации, когда у нас до сих пор нет мирного договора. Владимир, эту обязанность должны мы выполнить вдвоем». Его заключение «сможет в полной мере раскрыть весь имеющийся потенциал» сотрудничества. Иными словами, Курилы в обмен на инвестиции. Напомню, что японские условия заключения мирного договора предполагают решение спора по Курилам в пользу Японии. Россия уже согласилась на совместную хозяйственную деятельность, которая станет первым шагом в передаче Курил. Япония настроена решительно. Она фактически готова «купить» Курилы своими инвестициями в российскую экономику. Слова Шувалова это только подтверждают: «когда такие огромные инвестиции, взаимодействие обеих сторон, создаются возможности для бизнеса, создается другое отношение к проблеме, и способности решить эту проблему значительно более гибкие». А как известно, вся правящая либеральная элита давно живет в мечтах о спасительном влиянии иностранных инвестиций на экономику.

Дальний Восток как приоритет России в XXI веке демонстрирует, насколько «ответственно» президент и его команда относятся к приоритетным направлениям, как декларируемые цели отличны от фактических действий. Это очередной повод для россиян, которым в марте 2018 года нужно будет поставить галочку, еще раз задуматься, что страна нуждается в переменах, а политический геронтократ их обеспечить не может. История с брежневско-черненковскими долгожителями, теряющими способность управлять развитием страны, ничему не научила.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

103
Похожие новости
19 сентября 2017, 15:57
21 сентября 2017, 13:27
20 сентября 2017, 14:12
21 сентября 2017, 09:57
21 сентября 2017, 12:27
20 сентября 2017, 17:57
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
16 сентября 2017, 18:27
16 сентября 2017, 20:57
19 сентября 2017, 16:27
16 сентября 2017, 01:57
15 сентября 2017, 16:27
20 сентября 2017, 14:12
20 сентября 2017, 18:27