Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Ой, Путин вторгся на Украину!

Завтра начнется национальная конференция «Народ и оборона» в Сэлене. Сразу в ход пойдет тяжелая артиллерия: Стефан Лёвен (Stefan Löfven, премьер-министр Швеции — прим. перев.), Ульф Кристерссон (Ulf Kristersson, лидер «Умеренных» — прим. перев.), Маргот Валльстрём (Margot Wallström, министр иностранных дел — прим. перев.) выступят в первый же день.
Но тот самый слон, которого на самом деле все, конечно, примечают, в программе не упомянут. Словно Темный лорд, «Тот-кого-нельзя-называть» из книг Джоан Роулинг о Гарри Поттере, Владимир Путин или Россия на конференции вслух не упоминаются.
И тем не менее они по-прежнему остаются загадкой. Куда движется Россия? Чего хотят ее лидеры? О чем думает интеллигенция?
Мы не знаем.
И под «мы» я подразумеваю не экспертов, которые все свое время тратят на попытки понять Россию, а наше общество в целом. Мы никогда не были внимательны к предмету. Почти никто не говорит по-русски, не следит за русскими газетами или культурными дебатами. Мало кто даже просто бывал в России.
Ой, Путин вторгся на Украину
Конечно, это способствует непоследовательности нашей политики безопасности. Ой, Советский Союз развалился. Ой, Москва вновь наращивает вооружения. Ой, Путин вторгся на Украину.
Ой, ой, ой, а мы-то ведь и представить себе такого не могли.
В книге «Мы и они: о России как идее» (издательство Wahlström & Widstrand, 2017) эксперт по России Бенгт Янгфельдт (Bengt Jangfeldt) пытается с любовью посоветовать нам средство от этого незнания.
Он рисует картину волнообразного движения страны, раздираемой желанием стать частью западного мира и при этом играющей роль его самого непримиримого соперника.
Страна разрывается между «Евразией» и Европой.
Русская идея
Бенгт Янгфельдт доступно обрисовывает историю «русской идеи», понятия, порожденного Федором Достоевским: представления о России как о чем-то уникальном, отдельной форме цивилизации.
Янгфельдт начинает с XVII-XVIII веков, времени правления Петра Великого. Когда Петр вступил на трон, Россия еще жила в Средневековье. Жесткой рукой он повернул страну в сторону Запада, основал новую столицу, Санкт-Петербург на берегу Балтийского моря, запретил бороды и построил флот по западному образцу.
После его смерти в 1725 году маятник качнулся обратно на восток, и Россия обратила взгляд на себя саму, внутрь себя. Но с появлением Екатерины Великой в 1762 году в Россию пришло европейское Просвещение. Царица с удовольствием читала французских философов, но так никогда и не реформировала основу самодержавия — принцип, по которому царь и государство были неразделимы.
Европеизированность России достигла своего пика в 1814 году, когда царь Александр I победил Наполеона и триумфально прошел по Парижу. Офицеры увезли оттуда домой опасные либеральные идеи.
Поворот на Евразию
Но русские мыслители вновь качнули маятник в другую сторону. Свобода Французской революции, равенство, братство превратились у них в православную веру, народность и самодержавие.
Россия — духовнее и выше, чем индивидуалистический, секулярный и морально разлагающийся Запад, считали они.
Именно на эту особенность и рассчитывает Владимир Путин. И свобода Французской революции, и советский марксизм — западные идеи. Путин же вместо этого обращает взор в другую сторону — в Евразию.
Но ведь маятник не замер, и это внушает некоторую надежду Бенгту Янгфельдту. Для российской истории характерны резкие повороты, когда новый царь отрицает все, что устроил предыдущий.
И царь Владимир Владимирович Путин тоже не будет править вечно.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

381
Похожие новости
16 июля 2018, 21:27
16 июля 2018, 15:27
17 июля 2018, 10:57
16 июля 2018, 15:42
17 июля 2018, 00:12
17 июля 2018, 13:12
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
12 июля 2018, 18:12
13 июля 2018, 11:42
11 июля 2018, 09:12
12 июля 2018, 09:42
12 июля 2018, 20:12
14 июля 2018, 19:42
11 июля 2018, 16:57