Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Переговоры Трамп — Путин: обмен Сирии на Украину все же состоялся

Точнее, обмен безопасности Израиля на северном направлении — на безопасность России на южном. Возможно, эта цель и была поставлена в 2015 году, когда Россия активно вмешалась в сирийскую войну. Совместного заявления по итогам саммита президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки 16 июля сделано не было, но итоговая пресс-конференция дала гораздо больше материала для выводов, чем сухое и выверенное письменное заявление.

Как мы прогнозировали, слово «санкции», по крайней мере, официально, даже не прозвучало: Кремль принципиально и категорически отказывается обсуждать какие-либо условия или «дорожные карты» смягчения или отмены незаконных рестрикций и приемлет только безусловный отказ Запада от пагубной политики.

В этом контексте интересно замечание Путина о том, что два лидера договорились о создании группы высокого уровня, «капитанов российского и американского бизнеса», которые должны подготовить предложения по развитию взаимной торговли и инвестиций.

А при обсуждении темы «Северного потока-2» многообещающе прозвучали и обоюдные уверения Трампа и Путина в стремлении к честной конкуренции. Это особенно важно, поскольку Москва убедительно доказывает, что противодействие США строительству второй очереди балтийского газопровода и антироссийские «санкции» в целом — это не более чем инструмент нечестной конкуренции.

В условиях антироссийского психоза не могло быть и речи о предметном обсуждении темы разоружения. России с ее «разорванной в клочья экономикой» (авторство — Барак Обама) слишком дорого дается поддержание ядерного паритета с США, а тем более настоящий прорыв в этой сфере, чтобы давать «фору» оппоненту ради «общечеловеческих ценностей», как это имело место в конце 1980-х — начале 1990-х.

Судя по времени уделенному Трампом во вступительном слове этой теме, и тому, что американских журналистов интересовала исключительно эта тема, первостепенное внимание на переговорах было уделено так называемому вмешательству России в президентские выборы в США. Здесь лидеры будто поменялись местами.

Уже в тот же день Трамп подвергся ожесточенной критике на родине за подтверждение на пресс-конференции свой фразы из Твиттера о том, что ответственность за ситуацию в российско-американских отношениях несут «глупость США» и предвзятость бывшего директора ФБР специального прокурора Роберта Мюллера. Мюллер возглавляет комиссию по расследованию подозрений в сговоре членов предвыборного штаба Трампа и российских спецслужб. Диапазон оценок — от «Трамп не слишком сопротивлялся заявлению Путина о невмешательстве в президентские выборы в США» (Washington Post) до «Трамп выступает вместе с Путиным против ФБР» (ВВС), «Трамп опозорил Америку на весь мир» (сенатор Элизабет Уоррен), «Это больше, чем государственное преступление. Это не меньше, чем измена» (Джон Бреннан, экс-директор ЦРУ).

Надо признать, что Трамп действительно жестко потроллил ФБР, Демократическую партию и соперницу по президентским выборам, когда на пресс-конференции «при посторонних» несколько минут раз за разом требовал от ФБР найти этот … сервер демократов и эти … 33 тысячи исчезнувших писем Хиллари Клинтон. Слово f*ck при этом не произносилось, но читалось в интонации.

В то же время Путин предложил комиссии Мюллера допросить подозреваемых во вмешательстве в выборы граждан РФ. На территории России, российскими следователями, но в присутствии американских представителей. Фактически, в подобных случаях допрос ведут сами иностранные представители. Они сообщают вопрос местному следователю, а тот передает (если угодно, переводит) его подозреваемому. Это максимум возможного сотрудничества со стороны суверенного государства. Путину осталось напомнить американской стороне о принципе взаимности и выразить надежду, что по той же схеме будут допрошены американские граждане, в том числе представители спецслужб, которых в России подозревают в совершении противоправных действий на ее территории.

Достойно стать маленькой сенсацией то, что в вопросах и в ответе Путина несколько раз прозвучало слово «Европа» и производные. Но ни разу из уст Трампа. Даже когда он отвечал на просьбу прокомментировать свою фразу о том, что «Северный поток-2» будто бы «делает Европу заложницей России».

Буквально пунктиром прошла тема денуклеаризации Северной Кореи. Причем, как в выступлении Путина, так и Трампа. Это подтверждает ранее заявленную позицию Москвы, согласно которой ядерное разоружение Пхеньяна должно не предшествовать, а сопровождаться процессом снятия санкций ООН с КНДР и общим ослаблением напряженности на полуострове, т. е. сокращением американо-южнокорейской военной активности. Если США после саммита в Сингапуре решили еще немного «поднадавить», выставив Пхеньяну 47 предварительных условий, то Россия этого не поддержит.

Немногим больше было сказано о выходе США из Совместного всеобъемлющего плана действий по ядерной программе Ирана (СВПД). С сожалением со стороны России (Путин: «Благодаря ядерной сделке Иран стал самой проверяемой страной в мире под контролем МАГАТЭ»). И с убежденностью в необходимости дополнительных уступок Ирана (Трамп: «Я подчеркнул важность оказания давления на Иран для того, чтобы они приостановили … ядерные устремления в регионе»).

Судя по публикациям американских СМИ и исследовательских центров, не скрывающих (вернее даже афиширующих) близость к разведсообществу, Тегеран стоит на пороге «иранской весны» и анонсированное президентом США еще в мае возобновление санкций «добьет режим аятолл». Российские эксперты в течение года указывали на то, что такое давление на Иран может иметь прямо противоположные последствия, а США следует определиться с приоритетами. Что для них важнее: безопасность союзников, гарантированная стабильностью и дипломатическими усилиями, или иррациональное стремление во что бы то ни стало расправиться с «отвратительным режимом», «унизившим» США 40 лет назад. Судя по усталой интонации Путина, паузе и междометию («Ну… американская сторона знает нашу позицию, она остается неизменной»), не отраженным в официальной стенограмме, российская сторона пыталась еще раз донести до коллег свою озабоченность. Увы, безуспешно.

А безусловным успехом стало продвижение в сирийском урегулировании, которое на пресс-конференции было изложено с полнотой «почти готового» соглашения. Вероятно, этой теме было уделено наибольшее время (после темы «российского вмешательства в американские выборы»).

Выражаясь языком маркетинга, Путин «продал» Трампу безопасность Израиля. При этом даже не пришлось упоминать о выводе иранских подразделений или бойцов Хизбаллы с территории юго-западной Сирии, сопредельной с контролируемыми Израилем Голанскими высотами. Для понимания достигнутых 16 июля соглашений по «сирийскому сюжету» оказалось достаточным того нажима, с которым Путин рассказал о том, «что после завершения окончательного разгрома террористов на юго-западе Сирии … ситуация на Голанских высотах должна быть приведена в полное соответствие с соглашением 1974 года о разъединении израильских и сирийских войск. Это позволит вернуть спокойствие на Голаны, восстановить режим прекращения огня между Сирийской Арабской Республикой и Израилем, надежно обеспечить безопасность Государства Израиль». Читай: вернуться к ситуации, когда Ирана и Хизбаллы здесь не было.

После чего со свойственной ему привычкой делать «щедрые жесты» в сторону уступившего партнера, Путин добавил, обращаясь не к залу, а непосредственно к Трампу: «Господин президент уделил этому сегодня особое внимание».

«Украинскому сюжету» в выступлении Путина было уделено 22 секунды. Но сказано было много (уже и тем, что он последовал сразу после сирийско-иранского).

Будем надеяться, что история с «украинской версией» мандата миротворцев ООН и понимания Минских соглашений в целом, закончилась.

Повторим. Минск-2 прямо и недвусмысленно называет две стороны конфликта в Донбассе. Это «украинские войска» и «вооруженные формирования отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины» (ВФ ОРДЛО). Всё остальное — «незаконные вооруженные формирования», «пророссийские боевики», «оккупационно-сепаратистские силы» и т. п. — литературные эпитеты, которыми злоупотребляют не только украинские журналисты, но и политики государства, чья подпись стоит под Минскими соглашениями, одобренными лидерами Нормандской четверки и резолюцией Совбеза ООН.

Дополнительное к Минску-2 соглашение о вводе миротворцев ООН в Донбасс не будет противоречить Минску-2 только в том случае, если миротворцы будут приданы мониторинговой миссии ОБСЕ (предусмотренной соглашением и выполняющей свою работу) в качестве ее усиления (охраны). Допустимо и создание системы стационарных постов миротворцев ООН по обе стороны линии соприкосновения — с той же целью обеспечения безопасности инспекторов ОБСЕ. Еще в прошлом году Владимир Путин согласился с предложением канцлера ФРГ Ангелы Меркель о том, чтобы подразделения миротворцев ООН могли сопровождать инспекторов ОБСЕ в их передвижениях по всей зоне конфликта (также по обе стороны линии соприкосновения сторон).

Единственное, с чем невозможно согласиться, это самостоятельный мандат миротворцев ООН по обеспечению безопасности (как предлагает Киев, на всей территории ОРДЛО/ЛДНР). Т.к. в зоне ответственности миротворцев ООН недопустимо присутствие других вооруженных формирований, в данном случае — ВФ ОРДЛО/Народной Милиции ЛДНР. Две резолюции Совбеза ООН — о поддержке Минских соглашений и о миссии миротворческого контингента в Донбассе — вступят в противоречие друг с другом. Т. е. потребуют пересмотра, де-факто отмены Минских соглашений.

Надо думать, президенту Путину удалось донести эту простую истину до президента Трампа. Иначе, касаясь темы «добросовестной реализации минских договоренностей», Путин не сказал бы о надеждах на то, что «Соединённые Штаты могли бы решительнее настаивать на этом и настраивать украинское руководство на эту работу». Здесь не просто дипломатический этикет, но и логика достижения и реализации соглашений.

Специальный представитель Госдепартамента США по Украине Курт Волкер своими политическим заявлениями, похоже, перечеркнул координационный формат «Волкер — Сурков» (Владислав Сурков, помощник президента РФ). Остается дождаться, очевидно, в ближайшие недели, встречи (или телефонного разговора) глав внешнеполитических ведомств США и Украины или даже первых лиц. Разговора, который будет сопровождаться официальным коммюнике, в котором, в свою очередь, будет ясно изложено правильное понимание Минских соглашений и готовность их выполнения.

Это, конечно, очень поможет скорейшей стабилизации ситуации на подступах к Голанам, выводу несирийских формирований, восстановлению режима прекращения огня и надежному обеспечению безопасности Государства Израиль.

Альберт Акопян (Урумов)

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

678
Похожие новости
18 августа 2018, 23:12
19 августа 2018, 14:42
19 августа 2018, 04:42
17 августа 2018, 18:57
17 августа 2018, 20:12
18 августа 2018, 23:12
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
15 августа 2018, 08:12
17 августа 2018, 22:42
14 августа 2018, 20:12
15 августа 2018, 04:12
13 августа 2018, 14:27
18 августа 2018, 04:42
13 августа 2018, 08:27