Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Почему министр образования Васильева не услышала президента России Путина?

Официозные СМИ Татарстана вовсю транслируют и пересказывают высказывание министра образования и науки РФ Ольги Васильевой о преподавании национальных языков в субъектах РФ, прозвучавшее 30 августа на общероссийском родительском собрании. Судя по тому, как активно ухватились медиарупоры Казанского кремля за выступление министра, в Казани явно хотят представить Васильеву своим федеральным союзником. И, следовательно, — саботажницей поручений президента России Владимира Путина к Генеральной прокуратуре РФ и Рособрнадзору.

«Согласно Конституции РФ, республики вправе устанавливать свои государственные языки и изучение государственных языков в субъектах РФ само по себе не нарушает право родителя на выбор образовательного учреждения с тем или иным языком воспитания и обучения и согласуются с государственной политикой, — заявила Васильева на родительском форуме. — Когда подобная история возникла, в частности в Татарстане, Конституционный суд Российской Федерации исследовал вопрос об обязательном изучении татарского языка в школах республики и пришел к выводу, что само по себе его изучение не нарушает закрепленное в 26 статье Конституции РФ право каждого на свободный выбор языка воспитания и обучения».

«Когда мы говорим об этом, что называется, насильственном…» Далее Васильева замялась. «Недобровольном», — подсказал министру ведущий родительского собрания профессор МГИМО Юрий Вяземский. «Недобровольном. Я думаю, каждый отдельный случай надо рассматривать в отдельности». Министр продолжила: «У нас многонациональная, многоконфессиональная страна, которая имеет синтез культур, общероссийской культуры, русской культуры… Поэтому мне кажется, что доброжелательность, знание культуры живущего рядом, знание языка на бытовом уровне… Мне кажется, это не совсем правильно, если ты родился и живешь на территории Башкирии или Татарстана и не знаешь языка на бытовом, еще раз повторяю, на бытовом уровне». Юрий Вяземский, известный россиянам как ведущий интеллектуальной викторины среди абитуриентов «Умники и умницы», добавил: «А татарский язык такой богатый». «Он такой богатый, — согласилась с Вяземским Васильева. — Поэтому мне кажется, Юрий Павлович, что раз Конституционный суд принял такое решение, нужно рассматривать каждый отдельный случай. И мы это делаем».

Этот спич Васильевой был передан татарстанскими изданиями «Бизнес Online», «Реальное время» и «InKazan» «в оригинале» — без комментариев медийных спикеров. Такая подача может свидетельствовать о следующем. Мнение Васильевой используется как «конструктивный» противовес распоряжениям Путина и его высказываниям насчет принудительной татаризации всего и вся в Татарстане, начиная от детского сада кончая вузом. Если еще проще — васильевское «не совсем правильно, если ты родился и живешь на территории Башкирии или Татарстана и не знаешь языка на бытовом уровне» «поставлено» Казанским кремлем в пару к недавним попыткам Казани показать, что «нацязыковое» распоряжение Путина Генпрокуратуре и Рособрнадзору — «это не про Татарстан», поскольку «у нас в Татарстане все по закону».

Данными высказываниями попытался дезавуировать действия президента татарстанский коллега Васильевой Энгель Фаттахов — боец «старой гвардии» Минтимера Шаймиева и один из главных этнократических спикеров по образованию и национальному вопросу. Стоит упомянуть, в каком контексте Фаттахов высказывался 16 августа насчет того, что «языковые» меры Москвы к нацрегионам, если таковые будут, Татарстана не коснутся. Это случилось на общереспубликанском педсовете — татарстанском аналоге общероссийского родительского собрания. Фаттахов на педсовете сказал: Татарстан по результативности сдачи ЕГЭ обошел Петербург и уступил только Москве, по количеству призеров олимпиад — на третьем месте после обеих столиц. Более того, Фаттахов тогда сказал, что Татарстан в следующем учебном году примет участие «как отдельное государство» в международном сравнительном исследовании качества образования PISA.

Из речи республиканского министра следуют две вещи. Первая: Казань если не всерьез продемонстрировала, то дала понять, что как и в прошлые годы Москва будет считаться с аппетитами местной этнократии. Вторая: Фаттахов неспроста упирал на формально-количественные показатели эффективности системы образования, вроде «индекса успешности» по сдаче ЕГЭ. Таким манером Казань в прошлые годы без труда выходила из штопора, когда из Москвы слышались неприятные вопросы насчет положения местных русских и ситуации с русским языком. В конце 2015 года в парламенте Татарстана, обсуждая систему образования в республике, осмелели до того, что приняли к рассмотрению предложение об отставке главы Минобрнауки РФ Дмитрия Ливанова, предшественника Ольги Васильевой. Инициатор отставки Ливанова, депутат-справоросс Рушания Бильгильдеева сказала, что предлагаемая ведомством Ливанова концепция образования в России вообще не учитывает специфику развития языков в национальных республиках. «Увеличение объемов преподавания русского языка может произойти за счет уменьшения объемов и часов преподавания татарского языка», — говорила Бильгильдеева, срываясь на крик. Ранее она извинилась, что ее выступление было на татарском языке лишь частично, поскольку в ее школьные годы на татарский язык отводилось один-два урока в неделю, а не шесть часов, как сейчас.

Негативно окрашенный спич депутата-эсэра был «изюминкой» к парадному выступлению в парламенте Энгеля Фаттахова, заявившего, что с 2014 года Татарстан находится в пятерке лидеров по среднему баллу ЕГЭ, в республике ремонтируются и строятся школы, колледжи и детские сады, идет «прогрессивная селекция» учителей-предметников. Одним словом, в республике идет рост показателей эффективности образовательных услуг населению — того, на что обращали внимание в региональном образовании министры Дмитрий Ливанов и Андрей Фурсенко. На коне «сумм-показателей», «коэффицентов эффективности» и прочих шедевров канцелярита (пустых по фактическому содержанию) в ведомстве Фаттахова были намерены объезжать болезненный вопрос с русским языком и в дальнейшем. В частности, когда «эффективного менеджера» Ливанова сменила Ольга Васильева, имевшая на момент назначения имидж технократа-патриота.

То, как воспринимают Васильеву сейчас в Татарстане — чистейший анекдот. В конце прошлого года, когда глава Минобрнауки РФ обратила внимание на салафитский анклав в татарском селе Белозерье в Мордовии, татарские националисты были готовы растерзать министра на части. А после хвалебных фраз министра и ее коллеги из МГИМО Юрия Вяземского о таком богатом татарском языке, ненависть сменилась на восточные восхваления. «Хорошая», «любящая татар» министр образования России — как оппозиция «плохому» президенту России.

На самом ли деле Ольга Васильева, не принимающая хиджабов в татарских школах Мордовии, не имеет ничего против шаймиевского курса на принудительную татаризацию системы образования, от которой страдают и татары? «Ольга Юрьевна Васильева достаточно умная женщина, чтобы не идти напролом, а вести себя, что называется, гибко. С волками жить — по-волчьи выть, — сказал EADaily председатель Общества русской культуры Татарстана Михаил Щеглов. — Если бы она выразилась так, как, скажем, выразился 20 июля Путин в Йошкар-Оле, то ее бы точно „съели“. Она представляет ситуацию в Татарстане и не строит иллюзий. В Минобрнауки России поступило из Татарстана очень много обращений. Она дала четкий намек родителям республики, чтобы те писали в Министерство насчет принудительного изучения татарского языка, и что жалобы родителей она будет смотреть лично».

Щеглов сказал: накануне хвалебного спича Васильевой о татарском языке, ей вручили папку из Татарстана, где были собраны более 40 обращений родителей. «Она намекнула родителям: дескать, ребята, пишите, вы не безрукие… Думаю, эти обращения — хороший боеприпас для рассмотрения общефедеральной ситуации с нацязыками Генпрокуратурой, Рособрнадзором и Владимиром Путиным. Не зря поручение Путина насчет языковой политики в региональном образовании было опубликовано накануне общероссийского родительского собрания. Президент четко указал, что Генпрокуратура обязана проверять добровольность изучения региональных языков. С Генпрокуратурой никто шутить не рискнет».

Эксперт опасается, как бы испугавшиеся грозного «ока государева» татарстанские чиновники, используя административный ресурс, не принялись подменять принудительность добровольностью. «Руководство и министерство образования Татарстана могут, в частности, запустить некое коллективное заявление от русских родителей. Дескать, коллективный Иванов Иван Иванович не возражает, чтобы его дети изучали татарский с детского сада до выпускных классов школы, в тех объемах, какие прописаны министерством образования и науки Татарстана, — говорит Щеглов. — Родители русских детей вполне могут смалодушничать и спасовать перед всемогущим админресурсом. Кроме того, в школах республики не исключены подлоги и фальсификации решений родительских комитетов. Именно родительские комитеты одобряют или отклоняют учебные программы. Родительские комитеты зависимы от дирекций школ, дирекции школ — от территориальных управлений образования и далее выше.

Классный руководитель или завуч из Нижнекамска или Набережных Челнов может заставить родителей подписаться под обращением от неизвестного Ивана Иванова, где тот, якобы, умоляет о том, чтобы его дети изучали татарский язык больше, чем русский. А тем родителям, кто осмелится возразить, намекнут, что «они живут в Республике Татарстан». Родитель смалодушничает и подпишет. Такой вариант я вполне допускаю. Тем более что назначенная президентом России генеральная проверка ударит прямо по министру образования Татарстана Энгелю Фаттахову. Раньше Фаттахов руководил Актанышским районом, а министром образования он стал чисто случайно. Рассказывают, что когда районный глава Фаттахов пил у себя в кабинете чай и ему позвонили из администрации президента Татарстана, сказав, что он назначен министром образования, то он едва не облил себя чаем. Но потом освоился. У него все в руках: законодательство, подчиненные, карт-бланш от начальства и «благословение» как от действущего президента Рустама Минниханова, так и от старой гвардии Минтимера Шаймиева. Чтобы понять, что Энгель Навапович реально думает по поводу родителей, не желающих насильного обучения татарскому, то достаточно посмотреть хоть раз на его выразительное лицо. Но это не значит, что надо опускать руки. Если родители в Татарстане не будут действовать, никакой батюшка царь из Москвы не поможет".

Федеральному центру сегодня важно подавать четкие сигналы — показывать, что Москва не намерена мириться с языковой дискриминацией в региональной системе образования, сказал EADaily президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. «Дискриминация состоит в том, что русский язык в нацрегионах не может выбираться в той компоненте нагрузки, которая обозначена как родной язык. То, что родители и дети русской национальности не могут выбирать для изучения свой родной язык — это этническая дискриминация. Это должно быть устранено. Добровольность изучения неродного языка — другой вопрос. Обязательное изучение неродного языка нежелательно. Если часы обязательного языка будут дополняться факультативами для тех, кому этот язык неродной — это приемлемый компромисс. Но даже на этот компромисс в Татарстане не идут. В Башкирии ситуация несколько лучше, судя по заявлениям оттуда. Следовательно, позиция федерального Центра должна быть более определенной и настойчивой. Если она, как и ранее, будет состоять из противоречащих друг другу невнятных сигналов, то лингвистический конфликт не получит никакого разрешения, и ситуация в лучшую сторону не изменится».

Эксперт выделил, что в настоящее время между федеральным Центром и администрациями субъектов РФ нет вертикальной коммуникации, из-за чего правильные по содержанию директивы Москвы на местах исполняются не так как нужно, а то и вовсе саботируются. «Это особенно актуально для нацреспублик, и касается не только языков, но и, скажем, содержания образования исторического. Нужно бороться с искажением содержательных подходов в этой сфере: с тем, чтобы подаваемый в школах и вузах нацреспублик исторический материал приводит зачастую к образованию параллельных и зачастую враждующих друг с другом моделей исторической памяти». Сказанное экспертом особенно актуально для Татарстана и Башкирии. Националисты из обеих республик, принадлежащие к одной языковой группе, друг друга ненавидят. Степень этой ненависти минимизируется, когда «нацпаты» из Казани и Уфы сплачиваются против «России — империи зла».

Говоря о неоднозначном впечатлении от выступления Васильевой по проблеме нацязыков, Михаил Ремизов вспомнил, чем закончилась борьба Ольги Васильевой за светские стандарты в татарских школах. «Парламент Чечни с одобрения Рамзана Кадырова тогда принял закон о легализации в школах республики хиджабов и другой религиозной атрибутики. Некоторые нацреспублики располагают куда большими лоббистским возможностями, чем руководство отдельно взятого министерства. Поэтому случаи, вроде того что произошел с хиджабами в Чечне, неудивительны. На практике вопрос с хиджабами отдали на региональный уровень». Михаил Ремизов обозначил: языковые программы, предлагаемые Татарстаном, Башкирией, Республикой Коми и другими регионами, где по примеру Татарстана вводят или хотят ввести «национально ориентированное» образование, — по содержанию «сырые» и практически непригодные.

Эксперт упомянул, что в Татарстане и в Башкирии нет удобных для русских школьников словарей и методических пособий, поэтому родители школьников вынуждены обращаться за помощью к знакомым представителям «коренных» национальностей. «Уровень владения родным языком у последних тоже заставляет желать лучшего. Многим татарам, башкирам, коми сейчас куда удобнее общаться в этнически близкой себе среде на русском. Из-за того, что языковая „обязаловка“ идет директивно и впохыхах, уроки национальных языков в школах нацрегионов — это зря проведенное школьниками время. Сама „коренизация“ образования превратилось в профанацию полноценного учебного процесса и психотравмирующую практику как для русских, так и для „коренных“ народов. Этот фактор необходимо также необходимо учитывать федеральному центру. Здесь к вопросу о дискриминации присоединяется вопрос мотивации. Как гласит старая пословица, можно подвести осла к воде, но заставить его пить невозможно. Заставлять сидеть учеников на уроках национальных языков нельзя, когда нет никакого общественного запроса на эти языки. Проблему изучения нацязыков нельзя решить не то что за краткое время, а за долгие годы. Если задача этого курса — сохранить эти языки, то надо не вдалбливать эти языки всем подряд, а искать другие инструменты для сохранения и приумножения ареала использования. Действующие модели сохранения нацязыков по факту не работают».

«Грузинские дети из Ленингорского района Южной Осетии до недавнего времени учились родному для себя грузинскому языку по пособиям, издаваемым в Грузии, — рассказал EADaily историк и политолог из Южной Осетии Коста Дзугаев. — Учили их наши граждане, потом выпускники-грузины покидали РЮО. Получается, что мы финансировали культурно-образовательное развитие враждебного нам государства. Замечена другая тенденция: в русскозычные школы Ленингорского района приходят учиться в 4−5 раз больше грузинских детей, чем в грузинские. Родителей и школьников можно понять: владение русским языком даёт огромные жизненные возможности».

Корреспондент информагентства EADaily также обратился за комментарием по поводу языкового заявления Ольги Васильевой в Минобрнауки РФ. В пресс-службе ведомства пока не ответили на запрос.

Муса Ибрагимбеков, специально для EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

2333
Похожие новости
22 ноября 2017, 00:12
21 ноября 2017, 11:12
22 ноября 2017, 01:12
20 ноября 2017, 15:42
21 ноября 2017, 21:42
20 ноября 2017, 22:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
17 ноября 2017, 10:12
17 ноября 2017, 11:42
16 ноября 2017, 15:12
17 ноября 2017, 17:12
18 ноября 2017, 10:12
15 ноября 2017, 19:57
17 ноября 2017, 00:27