Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Почему Порошенко никогда не станет Путиным

Есть тайные мысли, желания, которые человеку не хочется обнаруживать. Особенно если ты президент. И особенно — если ты президент Украины.

Но иногда они все же прорываются сквозь защитную броню политического имиджа: Петру Порошенко очень хотелось бы быть похожим на Владимира Путина. Может быть, он не всегда может признаться в этом даже себе и вообще никогда и никому. Но бывают моменты, когда это вырывается непроизвольно — в безотчетных поступках, скоропалительных заявлениях…

В последний раз это произошло, когда Путин на встрече с новым французским президентом Макроном заявил, что французская королева Анна Ярославна была русской. Российского президента решил поправить министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

Церемония инаугурации президента Украины Петра Порошенко в Верховной раде в Киеве. 2014 год

Неловко проинформировал, что дочь Ярослава Анна — украинка. Неловко, потому что во времена Ярослава не было ни России, ни Украины, а была Киевская Русь, и Анна действительно была тогда русской, хотя и киевлянкой.

По этому поводу в СМИ даже какая-то дискуссия развернулась. И Порошенко не выдержал, зачем-то (а зачем, сейчас и объяснить сложно) влез в спор и заявил, что Путин «украл у Украины» Анну Ярославну…

Вероятно, в этот момент ему очень хотелось, чтобы Путин ответил что-нибудь едкое, поправил, съехидничал, чтобы вступил, пусть в заочный, диалог с ним, президентом Украины.

Но Путин не ответил. Он не заметил реплики Порошенко. И даже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не сказал ни слова. Как будто Порошенко ничего не говорил. Как будто его и нет на свете.

Шестнадцать лет учебы

Три года назад, то есть 7 июня 2014 года, Петр Порошенко официально вступил в должность президента Украины.

Этому триумфальному для него событию предшествовали 16 лет, которые были годами политической учебы. А учителя у Порошенко были самые что ни есть лучшие на Украине — президенты Кучма, Ющенко и Янукович.

А началось все в 1998 году, когда Порошенко впервые стал депутатом Верховной рады. Тогда он не был олигархом, то есть богатым настолько, чтобы участвовать в управлении государством, но уже был крупным бизнесменом, которого с радостью взяли в СДПУ(о) — Социал-демократическую партию Украины (объединенную). Партия тогда поддерживала президента Кучму, шедшего на второй президентский срок. И Порошенко вместе со всей партией поддерживал Кучму.

Тогда же на волне этой поддержки, идущей сверху, Порошенко и стал депутатом от пропрезидентской политической силы. Это был хороший урок — побеждать надо с теми, кто обречен на власть.

Но уже в 2001-м Порошенко стал одним из учредителей и главных спонсоров Партии регионов. Именно на нее тогда делал ставку Кучма. Она должна была дать стране его преемника. Но вокруг проекта началась толкотня, и у Порошенко Партию регионов отжали.

Поэтому в следующем, 2002-м, Порошенко создал свой собственный проект — партию «Солидарность», а еще чуть позже перешел в ряды «Нашей Украины» Виктора Ющенко. На этот раз чутье не обмануло: именно Ющенко стал через два года президентом — в результате так называемой «оранжевой революции» 2004 года.

И тут же Порошенко получил от ставшего ему кумом президента Ющенко, во-первых, Совет национальной безопасности и обороны (получил должность секретаря СНБО) и наблюдательный совет Нацбанка Украины (стал его председателем).

А должен был стать премьер-министром. Но перед самым назначением выяснилась неприятная подробность: в канун президентских выборов 2004 года лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко получила от тогда еще кандидата в президенты Ющенко расписку о том, что, став главой государства, он именно ее назначит в обмен на предвыборную поддержку премьером.

И Тимошенко, не стесняясь быть обвиненной в шантаже, эту расписку обнародовала. И была назначена премьером.

Еще один урок для Порошенко от учителей во власти: никогда никому ничего не обещать, но всегда делать вид, что готов к сотрудничеству. Со всеми и по любым вопросам.

Потом были другие взлеты, падения и достижения. Порошенко был министром иностранных дел Украины у Ющенко и министром экономики у Януковича. Был депутатом Верховной рады в те дни, когда протестующие снесли эту власть. И снова урок.

Порошенко вышел к протестующим 1 декабря 2013-го, на следующий день после знаменитого разгона правоохранителями студенческого Евромайдана, вышел, чтобы сказать, что он с ними, вместе, заодно. А его закидали камнями и конфетами, прогнали с трибуны за то, что он — депутат и олигарх.

А потом были смотрины. Десятого декабря 2013 года в штаб оппозиции, который расположился в Доме профсоюзов и где в это время находились все самоназванные руководители Майдана — Яценюк, Тягнибок, Луценко, Парубий, Порошенко, Кличко, пришли американский посол Джеффри Пайетт и заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд. Тогда же они и определились (еще за полтора месяца до госпереворота), кто, как говорится, есть who.

Яценюк стал премьером, Парубий — спикером, Порошенко — президентом, Луценко — генпрокурором, Кличко — мэром. А Тягнибок так и остался тем, кем был, — националистом и угрозой власти. В любой конфигурации и при любых президентах нужна щука, чтоб карась не дремал.

Три года лжи

И все же, чтобы стать президентом, Порошенко пришлось пройти между Сциллой и Харибдой.

Сциллой была группа политиков, захватившая в 2014 году власть, — до того, как сам Порошенко был обозначен Госдепартаментом США президентом Украины (а произошло это в марте 2014-го, то есть за два месяца до выборов).

Яценюк, Турчинов, Аваков, Парубий и еще несколько десятков человек, уже почувствовавшие вкус власти, хотели продолжения гражданской войны с Донбассом, которую они начали в марте 2014-го и которая делала невозможным мирное развитие ситуации с Россией.

А Харибдой в этом противостоянии было население восточных, южных и центральных регионов страны, которое не хотело гражданской войны и тогда, в 2014-м, считало, что с Россией Украина должна выстраивать дружеские отношения и после Майдана.

И тогда Порошенко пригодились те навыки, которые он приобрел за 16 лет своей политической учебы. Говорил то, что хотели от него услышать. На Западе и в Киеве — о возвращении Донбасса любой ценой, а в Харькове, например, о том, что первым делом заключит договор о мире и сотрудничестве с Россией.

И стал президентом в первом туре.

С тех пор политика Порошенко заключалась в этой тонкой игре на чувствах избирателей и умении говорить то, что хотят от него услышать в коридорах власти. А коридоры были теперь другие — в Вашингтоне, Брюсселе, Берлине…

Вот тут Порошенко смог развернуться в полную мощь. Два года начиная с февраля 2015-го, то есть с момента заключения Минских соглашений, путем постоянных интриг, политического маневрирования не сделал ни одного шага в сторону выполнения Минских соглашений. Он хорошо понял, чего ждут от него в Вашингтоне и Брюсселе: на фоне разговоров о выполнении Минских соглашений постоянно переводить стрелки, обвинять Россию, не являющуюся даже юридически участником минского процесса.

Да и самому Порошенко, собирающемуся на второй президентский срок, мятежный Донбасс не нужен. Если минский процесс пойдет по плану «нормандской четверки», Порошенко получает как глава государства головную боль о восстановлении разрушенных войной регионов. А как кандидат на следующих президентских выборах — явный протестный по отношению к нему электорат.

Необязательные элементы

В публичных выступлениях как внутри страны, так и вне ее Порошенко много говорит об украинской идентичности, об уникальной украинской истории, которая, по его словам, оказывается, всегда была борьбой с Империей. А еще — об агрессии России (что так хотят слышать в Европе и США), о растущей мощи Вооруженных сил Украины, о гибридной войне.

И почти никогда об экономике и националистах-радикалах. Как будто бы это — необязательные элементы его внутренней и внешней политики.

Причем об экономике — никогда вообще. А о радикалах — редко и при очень большой необходимости. Потому что экономики нет, она разрушена в стране за три года его правления. А радикалы есть, и они выросли за эти же три года в самостоятельную, неуправляемую и не контролируемую президентом силу.

И еще принцип, который ввел на этот раз сам Порошенко в украинскую политику. Если не можешь бороться, возглавь. Так, Порошенко не мог остановить железнодорожную блокаду в марте нынешнего года и потому решил показать радикалам, кто в доме (то бишь стране) хозяин. И объявил полную транспортную блокаду Донбасса. Возглавил ее.

Так же поступил с российскими предприятиями. С декоммунизацией. С ограничениями русского языка на телевидении, радио и в интернете.

О чем не знает Порошенко

С чем пришел президент Порошенко к своему трехлетию?

На Донбассе — замороженный военный конфликт, которому нет конца.

Экономика разрушена и продолжает умирать.

Страна полностью и исключительно зависит от западных кредитов, прежде всего траншей МВФ, который определяет не только структурные реформы, но и тарифы на коммуналку, кому и как платить пенсии, а также какие должны быть принципы борьбы с коррупцией. И уже подступился к продаже украинских черноземов.

Население страны оказалось самым нищим в Европе.

Радикалы активно захватывают местные советы (во Львове и в Киеве уже, в других регионах обещают).

Зато страна имеет «безвиз» с ЕС и вот-вот окончательно получит ассоциацию с Европейским союзом. Но при этом Евросоюз не гарантирует ни финансовой помощи, ни работы миллионам обнищавших украинцев (на чем особо настаивали Нидерланды).

А ведь хочется своего места в истории — если не всей Европы, то хотя бы Украины. Как большого политика. Чтобы, пусть ругали, пусть не любили, но признавали, что именно он, президент, меняет политический ландшафт вокруг себя.

А этого не получается. И Путин не реагирует. И даже его пресс-секретарь не замечает попыток Порошенко соответствовать когорте больших политиков Европы.

А может, все дело в том, что Порошенко что-то перепутал еще в самом начале и, став президентом, превратился в обыкновенного большого хищника? Потому что большой политик заботится о государстве. А большой хищник — о собственной выживаемости и своей кормовой базе.

За три года президентства самым развивающимся на Украине бизнесом стал бизнес по продаже шоколадных конфет. Принадлежащий Порошенко. Во всяком случае, за три года на фоне повального обнищания на Украине открылись сотни магазинов «Рошен».

И это — самый главный и зримый итог трех лет его президентства.

Автор: Захар Виноградов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

353
Похожие новости
19 сентября 2017, 16:27
17 сентября 2017, 17:42
18 сентября 2017, 11:42
19 сентября 2017, 15:57
17 сентября 2017, 09:27
18 сентября 2017, 10:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
14 сентября 2017, 14:42
13 сентября 2017, 09:42
16 сентября 2017, 21:57
13 сентября 2017, 16:42
14 сентября 2017, 03:12
13 сентября 2017, 23:42
14 сентября 2017, 19:27