Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Почему Путин не «дал сдачи» Макрону

Новый президент Франции Эммануэль Макрон принял Президента России в столице своей страны городе Версале — эта фраза лишь кажется надругательством над известными каждому школьнику географическими фактами.

Версаль — это действительно столица Франции, правда, бывшая. После поражения во Франко-прусской войне 1870–1871 годов и восстания Парижской коммуны Версаль многие годы являлся административной столицей Франции. Вернуть свою резиденцию в Париж политическое руководство страны осмелилось лишь в 1879 году.

Почему я вспомнил об этом курьезном факте в контексте блиц-визита Владимира Путина во Францию? Потому, что для знатоков французской политической истории название «Версаль» — это символ того, как одни политические лидеры пытаются продемонстрировать свое превосходство над другими.

В 1871 году боссы победоносного прусского государства унизили Францию, провозгласив создание объединенной Германской империи в Зеркальной галерее Версальского дворца. В 1919 году Версаль вновь стал символом национального унижения — на этот раз немецкого. Именно в Версале был подписан положивший конец Первой мировой войне мирный договор, условия которого многие германские граждане сочли кабальными.

Но перенесемся в 2017 год — год, когда новый президент Франции Макрон в полном соответствии с версальскими политическими традициями попытался продемонстрировать московскому гостю Владимиру Путину свое превосходство.

Когда я попросил видного члена ближнего круга ВВП прокомментировать мне итоги визита Президента России во Францию, я получил следующий дипломатический ответ: «Путин в Версале вел себя предельно миролюбиво и поберег своего коллегу. Он не стал отвечать Макрону, хотя ему было чем ответить».

Что стоит за этой сдержанной формулировкой — понятно каждому, кто следил за ходом визита Путина во Францию. Стремление подчеркнуть собственное величие — это характерная черта очень многих французских лидеров. Вспомним легендарного де Голля, которому действительно было что подчеркивать.

Вспомним Николя Саркози, которому подчеркивать было особо нечего, но который компенсировал это обстоятельство демонстративно высокомерным поведением. Но манера, в которой Путина принимали в Версале, — это нечто исключительное даже по французским нормам.

Всеми возможными способами — начиная с двусмысленной формулировки «у меня будет требовательный диалог с Россией» и заканчивая ругательствами в адрес Russia Today на пресс-конференции — Макрон пытался продемонстрировать: принимая здесь у себя Владимира Путина, я показываю свое великодушие и оказываю Президенту РФ великую честь.

Честь на самом деле не была особо великой: визит ВВП был нужен Макрону в преддверии крайне для него важных парламентских выборов во Франции. Пригласив в Версаль Путина — политика, которого Макрон жестко критиковал в ходе борьбы за пост главы государства, — новый президент Франции показывал избирателям свою зрелость как государственного деятеля.

Иными словами, Макрон использовал визит Путина в качестве инструмента своей предвыборной агитации. И это не может не вызвать вопроса: зачем Путину это было надо? Почему он все терпел? Почему он не реагировал на откровенно невежливые выпады Макрона в адрес Russia Today? Почему он вообще поехал в Версаль, зная, что новый президент Франции постарается здесь «сделать из него котлету»? Почему ВВП повел себя в совершенно несвойственной ему толстовской манере: получив пощечину по одной щеке, подставил другую?

Я вижу только один вариант ответа: крайне неблагоприятная для России внешнеполитическая конъюнктура. Весной 2016 года все ожидали существенного смягчения европейских санкций против РФ в следующем году. Этого не произошло.

После неожиданного избрания Дональда Трампа президентом США все ожидали существенного потепления российско-американских отношений. Этого тоже не произошло. В реальности в отношениях РФ и Запада произошел существенный откат назад. И ситуация имеет тенденцию к ухудшению. Отношения между РФ и США стали заложником внутриполитической борьбы в Америке.

Тема России будет активно использоваться противниками Трампа в целях его смещения с должности. И это размывает возможности новой администрации достичь хоть какого-то позитива в отношениях с Москвой. Мы имеем полный застой в ключевых для России зонах внешнеполитической активности.

В отношении Украины официальный Запад по-прежнему делает вид, что он верит: Минские соглашения не выполняются по вине злого Путина. В Сирии запрещенная в нашей стране группировка ИГИЛ чувствует себя вольготно потому, что Запад никак не может определиться: что хуже — поддерживаемый Россией режим Асада или все-таки религиозные экстремисты?

Такое положение дел вполне подходит под определение «внешнеполитический кризис». И не важно, что в данный момент этот кризис не носит острого характера. Хронические заболевания ничуть не менее опасны для государственного организма, чем острые приступы болезни.

Я считаю, что Путин отлично знает цену Макрону и прекрасно видит, что новый президент Франции пытается самоутвердиться за его счет. Видит — и осознанно выбирает в данный момент максимально прагматичную линию поведения по отношению к своему новому коллеге. Город, который «стоит мессы», — это, как известно, Париж. Но, как показал визит Путина во Францию, иногда «мессы стоит» и Версаль.

Михаил Ростовский

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

415
Похожие новости
02 декабря 2017, 11:12
04 декабря 2017, 09:42
03 декабря 2017, 11:42
02 декабря 2017, 16:42
02 декабря 2017, 00:42
03 декабря 2017, 19:12
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии