Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Подарок Столыпинскому клубу

Автор Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра Сулакшина

Президент поручил разработать альтернативную программу экономического развития страны на основе доклада Столыпинского клуба. Означает ли это согласие Путина реализовать предложения столыпинцев, учитывая, что президент обычно соглашается с Кудриным в вопросах финансового регулирования? 


На прошлой неделе произошло нечто невероятное. Президент Путин поручил разработать альтернативную среднесрочную программу экономического развития «Стратегия роста» на основе доклада Столыпинского клуба «Экономика роста». Уже казалось, что в борьбе двух концепций — Кудринского Центра стратегических разработок и Столыпинского клуба во главе с Борисом Титовым, Сергеем Глазьевым и рядом других экономистов — победила команда Кудрина. Но неожиданно президент вернул актуальность дискуссии между двумя подходами. Повторным инициатором разработки программы на основе доклада «Экономика роста» стал помощник президента Андрей Белоусов. Именно он обратился к Путину с предложением. Ранее по поручению Дмитрия Медведева уже была создана межведомственная группа для разработки предложений правительству на основе «Экономики роста» и доклад обсуждался на президиуме экономического совета. Однако позднее эта работа застопорилась, и создалось впечатление, что Кудрин окончательно победил. В чём же отличие двух концепций?


ПРИСПОСОБИТЬСЯ К КРИЗИСУ

Разница заключается в отношении к экономике. Подход Кудрина пассивен. В его представлении экономика —  это некий автономный процесс, и государство по сути не является субъектом его управления. Всё что оно может сделать — подстроиться под процесс. 


Идёт кризис? Замечательно — значит надо подстраиваться под кризис. Ресурсов для роста нет. Максимум на что можно рассчитывать — выход на стабильный рост ВВП в 1%.  По мнению Кудрина, государство не может разогнать экономику, а значит, оно должно сосредоточиться хотя бы на том, чтобы не допустить усугубления кризиса из-за усугубляющихся дисбалансов — не допустить роста госдолга и инфляции. Отсюда стремление ограничить бюджетный дефицит одним процентом. Кудрин хотел бы видеть инфляцию не выше 4%. А значит, никаких мер денежного стимулирования быть не должно, так как денежная эмиссия, по мнению Кудрина, повлечёт инфляцию. Кудрин призывает к реформе судебной и правоохранительных систем. Однако и столыпинцы не отрицают необходимости таких реформ.


ПЕРЕЛОМИТЬ КРИЗИС

Подход Столыпинского клуба — это активный подход. Столыпинцы не призывают ждать, пока конъюнктура улучшится, и инвестиции пойдут сами собой. Они предлагают государству самому активно участвовать в создании ресурсов для этих инвестиций. 


Столыпинцы предлагают использовать целевую эмиссию в размере до 1,5 трлн руб. ежегодно в течение пяти лет. Кредиты должны выдаваться по низким ставкам и исключительно под реальное производство.Предложение Столыпинского клуба вызывает массу критики, связанной с опасениями роста цен. Тем временем, анализ зависимости инфляции от эмиссии в России показывает, что на самом деле 1,5 триллиона рублей — это не такая уж большая сумма.

До 2011 года устойчиво наблюдался феномен январского увеличения инфляции. Можно было предположить, что рост цен в январе с лагом в 1 месяц был вызван декабрьскими скачками денежной массы. Однако после того, как ежегодная индексация тарифов естественных монополий была перенесена с января на 1 июля, январские инфляционные всплески пропали, несмотря на то, что ежегодные декабрьские скачки денежной массы продолжились. 

Стало ясно, что январское увеличение цен было обусловлено, не монетарным фактором, а индексацией тарифов естественных монополий и ростом цен других производителей, который приурочивался к росту тарифов и к началу финансового года. Немонетарный характер январского повышения цен виден и по поведению инфляции в январе 2009 года — рост цен увеличился, несмотря на отсутствие роста денежной массы (рис. 1).


Рис. 1. Динамика прироста М2 и инфляции к предыдущему месяцу в России

В декабре 2011 года в экономику было сгружено 2,6 трлн руб. В декабре 2012 года — 2,3 трлн руб. В декабре 2013 года — 2,2 трлн руб. А в декабре 2015 года денежная масса увеличилась на 2,5 трлн руб. Во всех этих случаях увеличение денежного предложения практически не отразилось на инфляции. Всплеска цен либо не было, либо он был несущественным. Очевидно, диапазон безопасного наращивания М2 достаточно велик и позволяет эффективно использовать эмиссионный механизм для поддержки инвестиций. Именно это и предлагает сделать Столыпинский клуб. И именно с этим непримиримо борется Кудрин и либеральное правительство.


В ЧЕМ МОТИВАЦИЯ

Но означает ли согласие Путина на разработку программы Столыпинского клуба готовность реализовать его предложения? Путин всегда соглашался с Кудриным в вопросах финансового регулирования. Вот и сейчас Кудрину отдан карт-бланш на разработку стратегии экономического развития после 2018 года. 


Поэтому вряд ли президент всерьёз намерен реализовывать предложения Столыпинского клуба. Более реалистичными представляются иные предположения. Решение Путина может быть результатом предвыборной игры. Разработка программы вовсе не обязывает её затем исполнять. Но на время разработки программы связанный с ней медийный ресурс обеспечен. И речь тут идёт даже не о поддержке «Единой России». Вряд ли существенная доля её электората разбирается в таких вещах как инвестиции, эмиссия, бюджетное стимулирование и т. д. А вот «Партии Роста» постоянное упоминание её лидера и по совместительству соавтора доклада «Экономика роста» Бориса Титова могло бы добавить голосов избирателей. Такое предположение основано на гипотезе о том, что «Партия Роста» рассматривается Кремлём как спойлер — игрок, который должен отобрать голоса у более оппозиционно настроенных правых партий — «Яблока» и ПАРНАСа.

Второе предположение заключается в том, что согласие Путина на разработку альтернативной программы является не более чем техническим приёмом повышения качества работы Кудрина и его команды. Критика столыпинцев в адрес Кудрина, материализованная в виде альтернативной программы должна способствовать более внимательной работе Центра стратегических разработок при создании стратегии развития после 2018 года. Иными словами, Путин может не верить в предложения Столыпинского клуба, а лишь использовать их для стимулирования более глубокой разработки кудринского проекта.

Наконец, уделённое «Экономике роста» внимание может быть реверансом в сторону политических групп, желающих реализации предложений Глазьева и Титова. Даже если положения программы не дойдут до реального воплощения в жизнь, некоторый баланс в элитах будет соблюдён, так как заинтересованные группы почувствуют внимание к их запросам. В любом случае вряд ли стоит ждать реального включения предложений Столыпинского клуба в систему экономического управления страной. Не говоря уже о более системных и ставящих под сомнение состоятельность либеральной модели предложениях. Таких, например, как проект Государственного внебюджетного инвестиционно-кредитного фонда, который мог бы стать главным органом стимулирования инвестиций и финансирования модернизации отечественной экономики. Станиславский современности, глядя на эти предвыборные упражнения сказал бы «не верю». И он, скорее всего, окажется прав.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

263
Похожие новости
02 декабря 2016, 13:57
02 декабря 2016, 10:57
02 декабря 2016, 11:57
02 декабря 2016, 18:12
02 декабря 2016, 08:27
02 декабря 2016, 15:57
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
29 ноября 2016, 18:42
28 ноября 2016, 18:12
27 ноября 2016, 21:39
28 ноября 2016, 01:52
02 декабря 2016, 13:57
30 ноября 2016, 16:42
30 ноября 2016, 09:42