Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Politico: Путин может сорвать планы Байдена после Афганистана

Не исключено, что чтобы покончить с самой продолжительной из своих войн, США потребуется помощь заклятого врага — Владимира Путина.
В последние недели администрация Байдена тихо зондировала правительства Средней Азии в надежде устроить в одной или нескольких странах региона базы после вывода войск из Афганистана. Главных запросов у США два: создать перевалочный пункт для наблюдения за террористической деятельностью в Афганистане и временно разместить несколько тысяч афганцев в ожидании американской визы.
Но Москва может воспользоваться своим значительным экономическим и военным влиянием в регионе, чтобы сорвать эти планы, предупреждают американские чиновники и эксперты.
Вопросы, как продолжить борьбу с террористами и защитить сотрудничавших с американскими войсками афганцев после ухода США, обострились в пятницу, когда последние солдаты покинули авиабазу Баграм — крупнейшую в Афганистане и оплот американских сил почти за 20 лет войны. По данным Центрального командования США, по состоянию на вторник военные США завершили вывод войск на 90%.
В четверг это предложение вошло в повестку дня на встрече госсекретаря Энтони Блинкена с коллегами из Таджикистана и Узбекистана. Источник в Конгрессе назвал эти среднеазиатские государства наиболее вероятными кандидатами на эту роль с точки зрения военных стратегов США. Обе страны граничат с Афганистаном и обеспечат США более быстрый доступ по сравнению с существующими базами на Ближнем Востоке и авианосцами в сотнях миль от Персидского залива.
В пятницу министр обороны Ллойд Остин встретился с министром иностранных дел Таджикистана. А ранее в мае эти страны посетил спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад. В отчетах о пятничных встречах Блинкена это предложение не упоминалось, однако отмечалось согласие чиновников, что прекращение конфликта в Афганистане пойдет на пользу всему региону.
США уже размещали войска в Средней Азии в поддержку войны в Афганистане. После атак 11 сентября 2001 года американские военные использовали для операций в Афганистане две базы — в Узбекистане и Киргизии. Позже обе они закрылись из-за волнений и давления со стороны Кремля, который относится к присутствию США в регионе все более настороженно.
Но перспектива такого соглашения с любым из среднеазиатских государств сейчас маловероятна, учитывая, что отношения Вашингтона и Москвы достигли едва ли не низшей точки со времен холодной войны. Многие из этих стран зависят от России — и в некоторой степени от Китая — в экспорте, военных закупках и обучении своих сил. Эксперты считают, что для размещения на своей территории войск США государствам бывшего Советского Союза необходимо молчаливое одобрение Москвы.
«Россия считает Среднюю Азию зоной своего влияния и не рада там другим — особенно США», — сказал генерал армии в отставке Дэвид Петреус (David Petraeus), командовавший войсками в Афганистане при бывшем президенте Бараке Обаме.
Однако представитель Пентагона Джон Кирби (John Kirby) сказал, что даже без присутствия в Средней Азии у США есть потенциал для оказания помощи афганским военным, имея в виду базы и корабли ВМС США в Персидском заливе.
«Нет такого места на Земле, куда мы не смогли бы попасть, если захотим», — сказал он.
Представитель Госдепартамента от комментариев для статьи отказался.
Связи Средней Азии с Россией очень осложняют задачу уговорить эти страны принять у себя тысячи афганских переводчиков и других лиц, помогавшим вооруженным силам США во время войны. Россия не требует виз ни для одной из трех рассматриваемых стран (Узбекистана, Таджикистана и Казахстана), поэтому Москве в целях безопасности придется укрепить пограничный контроль, считает научный консультант Московского центра Карнеги Темур Умаров. Кроме того, из-за усугубляющейся экономической ситуации и последней волны пандемии страны вряд ли согласятся принять дополнительных мигрантов.
Однако обнадеживает уже сам факт обсуждений, считает член палаты представителей Майкл Вальц (Michael Waltz), республиканец от Флориды и бывший «зеленый берет». Он — один из группы законодателей, которые требуют от Байдена ускорить эвакуацию афганских переводчиков.
«Я рад, что администрация Байдена изучает все варианты, — сказал Вальц, упомянув перспективу отправки на остров Гуам. — „Талибан" (запрещенная в России организация, прим. ИноСМИ) наступает, и времени остается все меньше».
Что касается размещения американских войск, то России эта идея не понравится. Рассмотрим Таджикистан, одну из пяти стран, граничащих с Афганистаном. По словам Умарова, хотя у Душанбе есть опыт работы с США, — включая выданное после терактов 11 сентября 2001 года разрешение на заправку американских военных самолетов, — на сегодняшний день отношения с Вашингтоном прохладные. Сидящий у власти с начала 90-х годов президент Эмомали Рахмон — фигура неоднозначная, последний раз был в США в 2002 году.
Между тем экономика Таджикистана сильно зависит от России и Китая. В 2020 году денежные переводы от таджикских гастарбайтеров в России составили более 20% ВВП. Еще 20% приходятся на китайские займы (половина внешних займов страны).
В военном отношении Таджикистан — член Организации Договора о коллективной безопасности, военного альянса бывших советских республик, и на его территории уже есть российская база. Свой пост на границе с Афганистаном строит и Китай.
По словам Умарова, сегодня у России и Китая есть все основания противиться размещению американских войск в Таджикистане — или любой другой стране Средней Азии. Двадцать лет назад после терактов 11 сентября Москва и Пекин разделяли опасения Вашингтона насчет терроризма, исходящего из Афганистана. Но теперь эта угроза ослабла, а соперничество между тремя державами лишь усилилось. По его словам, Россия считает американскую кампанию в Афганистане очередным средством ослабить влияние Москвы.
«По этому вопросу Москва и Пекин солидарны, — сказал Умаров. — Средняя Азия не будет рисковать долгосрочными отношениями с Россией и Китаем ради помощи США».
И Россия, и Китай сознают риск для региональной стабильности с уходом США и НАТО, но при этом видят и «шанс воспользоваться вакуумом безопасности и закрепиться в роли региональных посредников», написали научный сотрудник Университета национальной обороны Джеффри Манкофф (Jeffrey Mankoff) и научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований Сайрус Ньюлин (Cyrus Newlin) в недавней статье журнала War on the Rocks.
Среди оставшихся соседей Афганистана — Китая, Ирана, Пакистана, Узбекистана и Туркменистана — перспективы американского присутствия ограничены. Китай и Иран даже не рассматриваются. Премьер-министр Пакистана Имран Хан на прошлой неделе недвусмысленно захлопнул дверь насчет всяких перспектив американского присутствия в стране.
Изоляционистский Туркменистан, — Умаров назвал его «среднеазиатской Северной Кореей», — никакого интереса к сотрудничеству с США в урегулировании конфликта в Афганистане не проявил. Кроме того, он зависит от Пекина экономически даже сильнее своих соседей: более 80% туркменского экспорта уходит в Китай, с которым страну связывает газопровод.
По мнению экспертов, самая перспективная из стран, граничащих с Афганистаном, — Узбекистан. Ташкент гораздо меньше зависит от России и Китая экономически, не входит в ОДКБ и не имеет иностранных военных баз. Кроме того, президент Шавкат Мирзиёев возобновил отношения с США и даже недавно посетил Вашингтон.
Наконец, Узбекистан уже принимал у себя американские войска. С 2001 по 2005 год тогдашний президент Ислам Каримов сдавал американцам в аренду авиабазу Карши-Ханабад, а с 2013 по 2016 год в Ташкенте находился атташе НАТО по Средней Азии.
Но перспектива размещения в Узбекистане американских войск, вероятно, натолкнется на серьезное сопротивление Москвы и Пекина — а также узбекского общества, где царит отрицательное отношение к вмешательству в афганский конфликт, сказал Умаров.
Кроме того, любое соглашение о присутствии американских войск повлечет за собой изменения в узбекском законодательстве. По действующим законам размещать у себя иностранные военные базы Узбекистан не может.
По словам Умарова, десятилетиями наблюдая за неудачами США и Советского Союза, Узбекистан пришел к выводу, что у афганского кризиса «нет военного решения».
По словам Петреуса, даже если Узбекистан согласится принять американские войска, его правительство, скорее всего, установит ряд ограничений — например, позволит Вашингтону пользоваться лишь невооруженными самолетами. Еще одна проблема — дополнительные расходы Вашингтона на создание необходимой инфраструктуры, добавил он.
Администрация Байдена могла бы бросить свой взгляд подальше — например, на Киргизию. С Афганистаном она не граничит, но прежде уже принимала у себя американские войска. Однако, как и Таджикистан, Киргизия сильно зависит от денежных переводов трудовых мигрантов из России и задолжала Китаю, сказал Умаров. Кроме того, Киргизия входит в ОДКБ и имеет на своей территории российскую военную базу.
США разместили свои силы в транзитном центре Манас после 11 сентября, но в 2014 году Киргизия базу закрыла из-за давления Москвы, — примерно тогда же Россия вторглась в Крым, и напряженность в отношениях с Западом резко возросла.
По словам Умарова, еще более серьезную проблему для Вашингтона представляют собой политические неурядицы. В Киргизии за последние 15 лет произошло три революции. Если непредсказуемость сохранится, Пентагон не сможет гарантировать безопасность американских войск на территории страны.
Еще менее приемлемый вариант — Казахстан. Страна зажата между Россией и Китаем и является одним из ближайших союзников Москвы и одним из главных экономических партнеров Пекина в регионе. Кроме того, он удален от Афганистана, — они друг с другом даже не граничат, — и далек от идеала для базирования американских войск.
В какой-то степени Вашингтон может пойти на облегчение санкций и посулить в обмен на сделку международное признание — например, помочь Узбекистану достичь своей цели и стать членом Всемирной торговой организации.
Но в целом единственный способ для администрации Байдена добиться размещения американских войск в Средней Азии — это доказать, что «финансовые и политические выгоды от этого сотрудничества перевешивают неизбежные потери в результате осуждения России и Пекина», — сказал Умаров.
«Среднюю Азию нельзя назвать приоритетом внешней политики США, — заключил он. — Сегодня Средняя Азия понимает, что выступить противовесом России и Китаю в регионе США не готовы, а эти страны нужны Вашингтону лишь в краткосрочных интересах».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...
668
Похожие новости
24 октября 2021, 19:27
22 октября 2021, 21:27
22 октября 2021, 19:27
21 октября 2021, 14:57
22 октября 2021, 11:57
20 октября 2021, 14:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
22 октября 2021, 11:57
21 октября 2021, 14:57
19 октября 2021, 19:27
24 октября 2021, 12:57
19 октября 2021, 16:42
23 октября 2021, 08:27
18 октября 2021, 15:42