Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Полный текст пресс-конференции Сергея Удальцова. Часть вторая

Сергей Удальцов: Короткая ремарка, сегодня в 12 часов в Тверском суде вынесение приговора Юрию Мухину, его соратникам. Дело о так называемом народном референдуме, они предлагали, за народовластие, их за это привлекли к ответственности, чуть ли они конституционный строй не пытались изменить. Абсурдное дело. Юрия Мухина давно знаю, хочу к этому времени подойти, их поддержать. Поддержка очень важна.

Постараемся до без пяти-десяти двенадцать закончить, у нас еще время есть. Вопросы, пожалуйста. Ну, давайте вы. Вот, мужчина, извините, я сам не вижу.

- (Неразборчиво) Росбалт, Сергей, смотрите какая ситуация получается, вы ругаете власть, говорите, что вы продолжаете быть в оппозиции, но власть в 2014 году предприняла серьезные усилия для того, чтобы консолидировать вокруг себя российское общество, методом маленькой победоносной войны присоединив Крым под лживыми предлогами, оболванивая общество, отвлекая его от социальной проблемы, при том, что никакого фашизма в масштабе страны, на низовом уровне, на Украине, конечно, нет. Власть там гораздо более демократична, чем у нас, как минимум это парламентская республика, а не сверхпрезидентская. На русском языке в Украине до сих пор можно говорить – пожалуйста, любой украинский сайт открывайте, он на двух языках, русский и украинский, все то были фальшивые предлоги для укрепления власти, и именно в этом вы, Сергей Удальцов, но и другие, я знаю, левые поддержали власть. Власть благодаря и вашим усилиям укрепилась, и очень сильно, с 14-ого года, а сейчас вы говорите: "А что же делать?" Действительно напринимали таких законов, что ой-ой-ой, скоро и интернет будет по раздаче и так далее…

- Я понял ваш вопрос…

- Вы противоречия не видите в своей позиции?

- Есть такое понятие, как диалектика. Жизнь сложна. Хорошо это или плохо, но она сложна. Не всегда есть однозначные и простые ответы на любой вопрос. Та ситуация, которую вы описали, из этого разряда. С одной стороны, я поддержал решение жителей Крыма, а я убежден, и у меня есть информация из разных источников, что это действительно было их решение – воля народа быть с Россией. Крымчане так захотели. Я как человек левых, демократических убеждений, не могу этому противоречить, не могу этому противостоять. Если это поддерживает наш президент и наша власть, это не означает, что я должен проигнорировать мнение граждан Крыма и сказать, что раз Путин за Крым, то я буду против Крыма. Против его присоединения. Это абсурд.

(недовольство в зале)

Это первое. Волеизъявление жителей Крыма, я как тогда, находясь под домашним арестом в 2014 году, приветствовал и приветствую. Считаю, что правильное или нет, это их решение.

- Сначала туда ввели войска наши…

Если это демократия – то это демократия.

- (неразборчиво)

Ваше право считать так, как вы считаете, а я высказываю свое мнение. Роль войск, я считаю, неслишком велика была и на волеизъявления не слишком повлияла. Эти настроения прекрасно всем понятны, они там существовали и до 2014 года задолго. Если мы настоящие демократы. Для левых демократические принципы всегда были близки, нас пытаются только изображать тоталитаристами, любителями репрессий. Современные левые не такие. Для нас воля народа, фактически, священна. В данном случае решили граждане – полностью мы приветствуем. Никогда, при этом, от меня не звучало, или от моих соратников, что после этого мы полюбили Владимира Владимировича Путина, готовы прощать ему все ошибки, а тем более преступления. Ни в коем случае. Вот она – диалектика. Чтобы было хорошо в Крыму и в России было хорошо, нужно навести порядок здесь, чем мы и будем заниматься. У некоторых были иллюзии, да, даже среди левых, что вот сейчас Владимир Владимирович Путин проведет левый поворот, наконец-то он осознал, был подъем патриотизма. Но сегодня 100% мы видим, что ничего подобного не случилось. Базис в экономике. Можно говорить много красивых слов, но неолиберальный курс продолжается, а с таким курсом ничего хорошего не получится.

Я как раз надеюсь, что жители Крыма, которые как раз активные, гораздо активнее многих жителей других наших регионов, неравнодушные, они видят все это, наблюдают и будут занимать более активную гражданскую позицию. Вы сейчас улыбаетесь, считаете, что идеалистические представления, все будет, уверяю вас, все будет. Я считаю, что неправильно, по принципу назло бабушке морозить уши, раз власть присоединение Крыма поддержала, этому способствовала, то мы должны это отрицать. Извините, это несерьезно и неадекватно. Когда говорят, что роль Запада здесь абсолютно белая и пушистая, что они нас очень любят, просто они выступают за соблюдение норм международного права, это несколько наивно. Запад всегда ревностно относился к России, воспринимал как конкурента. Недаром огромные усилия прилагались для ослабления и развала Советского Союза. Понятно, что там была еще и идеологическая борьба, но и сильная Россия, пусть и капиталистическая и либеральная, не нужна. Это конкуренция, это законы философии потребления и обогащения. Капитализм, что тут говорить, не надо забывать классиков. Глобально ничего не поменялось. Некоторые считают, что эта риторика устарела – ничего подобного, капитал Маркса читают во всем мире, тиражи растут.

Приветствуя волеизъявление граждан Крыма, мы должны продолжать серьезную и последовательную борьбу за освобождение России от власти воров, коррупционеров и других людей, которые не уважают свой народ. В этом диалектика. Да, чуть сложнее для понимания, не все черное и белое, но извините, мы не должны же в ИГИЛ (организация, запрещенная на территории России) превращаться и других за собой вести. Я здесь не вижу противоречий, поэтому позиция последовательная у нас. По Донбассу всегда считал, что это герои, люди, которые за свою землю, за право говорить на своем языке выступают. Понятно, что всегда есть те, кто пытается этим попользоваться, примазаться, со всех сторон. Такие люди есть и они уважения не вызывают. Но на низовом уровне поддержка все равно есть. Ее невозможно создать. Идти искусственно на смерть невозможно, ни за какие деньги. Это их позиция. То же, как вела себя киевская власть и продолжает вести, извините, это не цивилизованный подход, это, скорее, элементы геноцида. Тот, что там сейчас ничего не происходит, как раз из-за того, что люди поднялись. Если бы они не поднялись, мы не знаем, что бы там происходило. Давайте не торопиться с оценками, я считаю, что главная ошибка и главная недоработка нашей власти, что они упустили Украину и довели до такой ситуации, когда в ответ на события на Евромайдане, юго-восточная часть не смогла мобилизоваться, подняться не только Донбассом, а всем Юго-Востоке, тогда бы не дошло до большой крови, мне кажется. Так же получилось не пойми что. Прозевали, проморгали. Деньги-то туда выделялись, я думаю, большинство из них уходило в чьи-то карманы. Когда ребята на Евромайдане выступали, а что происходило на Юго-Востоке? Да, попытки были, но не увенчались успехом. Слишком доверяли Януковичу, который в итоге оказался никчемным человеком. Это ошибки, это недальновидность. Если бы более предусмотрительно действовали, может быть, и не довели бы до такого состояния, когда два самых близких, братских народа, у меня супруга с Украины, дети наполовину украинцы, когда довели их до кровопролития, взаимной розни этой, ненависти, которая сегодня культивируется как с одной стороны, как и с другой. Просто больно, по сердцу режет. Как до этого довели? Тут все виноваты, конечно, и наши власти виноваты, давайте только не занимать оголтелую и неадекватную позицию, я уверен, что если в России более здравые силы придут к власти, силы, которые реально нацелены на реинтеграцию постсоветского пространства, на сближение с братскими народами, и в Украине, я думаю, власть эта не вечна, которая сегодня в Киеве сидит, выправим потихонечку ситуацию. Это будет очень тяжело, но мы должны стремиться. Не усиливать всю конфронтацию. Я не приветствую разговоры, что надо идти до Киева, оккупировать Украину, это все тоже неадекватные высказывания, мы должны стремиться, чтобы вновь жить в мире, в братской взаимопомощи, в союзе, как бы он ни назывался, Советский или Евразийский (это отдельный большой разговор). Вместе должны быть. История нашего взаимодействия вековая, вот так сейчас все это просто растоптать, забыть, полить кровью – преступление. Сделано уже много плохого, но я надеюсь, понятно, силы мои не так велики, но я рассматриваю возможные меры, и в левом нашего движения, выправлять ситуацию, а не разжигать рознь, но при это и не играть на стороне власти. Это более сложная конструкция, но надо проявлять политические таланты свои, иначе зачем мы нужны.

- (неразборчиво) Германия. Скажите, пожалуйста, насколько вы были оторваны от политической жизни в России? У вас был нормальный доступ в Интернет, вы могли писать имейлы, может быть, вы читали книги? Какие книги вы читали? Какие были ваши любимые книги? О чем вы говорили с людьми, которые с вами сидели, они нормально к вам относились или ненормально, были издевательства или шутки или уважения?

- Спасибо за вопрос, хороший. Постараюсь кратко. Нападок и шуток не было. Отношение к политическим заключенным в арестантской среде уважительное. Многие не понимают, звучат вопросы, а зачем, а для чего, что вы деньги на этом зарабатываете. Но в целом уважительно. Те, кто пострадал, сидит за свои взгляды, пользуется уважением. Проблем таких не возникало. С стороны администрации тоже старались соблюдать законы, беспредела не происходило. Конечно, ты ограничен в получении информации, постоянном доступе в Интернет. Интернет там запрещен, телефоны запрещены, если я говорю, что неофициально, незаконно это туда попадает, это не значит, что у каждого есть постоянный доступ и все сидят там и постоянно читают. У меня был сильно ограничен доступ, за мной был особый контроль. Сотрудники администрации и их добровольные помощники, которые всегда присутствуют среди заключенных, день и ночь наблюдали, чтобы не дай бог в Интернет человек не вышел. Я был ограничен и больше уделял внимания саморазвитию, образованию, чтению, читал экономическую литературу самую разную. Егора Тимуровича Гайдара прочитал, одну из последних книг, хотя он не мой кумир, но много интересного там нашел. Классику нашей литературы читал. Библиотека хорошая, поэтому за эти три с лишним года, что я в полной изоляции был, домашний арест не буду cчитать, много книг прочитано, труды классиков наших, Маркса, Ленина никто не читает, не понимает, что это такое. Я старался читать, популяризировать, давал другим, был у нас небольшой кружок политический. Были и дискуссии. Но я еще раз говорю, люди с интеллектом там присутствуют, молодежь во многом не ориентируется, но с ними тоже было общение. На интуитивном и эмоциональном уровне в основном была поддержка. Ребята туда попадают простые, которые сверхдоходов никогда не имеют. У всех проблемы с работой, с жильем проблемы, все крутится вокруг этого. Люди живут другой жизнью, чем здесь в столице. Поддержка тем идеям, тем ценностям, которые я излагал и озвучивал, была. В целом, польза для личного развития, для обогащения интеллекта там присутствует, я думаю, что все-таки лучше это делать в других местах, на свободе, чем в условиях изоляции. Вот вкратце то, что вас интересовало, пожалуйста, дальше.

- Здравствуйте, сетевое издание Sota.Vision. Вопрос несколько абстрактный, считаете ли вы преступлением введение на территорию соседнего суверенного государства вооруженных сил или какую-то поддержку вооруженных формирований, неофициальных, считаете ли вы это преступлением?

- Если идет явное нарушение международных законов, как и любых законов, конечно, это нарушение, называть ли это преступлением, это надо уже в юридической терминологии разбираться. Если у вас вопрос абстрактный, но конечно, он сводится к Украине, что тень на плетень наводить, то я скажу, что знаю огромное количество людей, добровольцев из нашей организации и из других, и вообще неполитизированных, которые действительно сами уезжали на Донбасс по своим соображениям и убеждениям, да их может кто-то направляет, дает информацию как туда добраться, но называть это вторжением… Инструкции и советы я бы тоже не называл прямым вторжением. Давайте аккуратно такими словами разбрасываться, я не считаю, что там есть прямое вторжение российских сил. Да, содействие силам народного сопротивления Новороссии оказывается. Ну и что в этом плохого? А что, Запад не оказывает помощь? Оказывает. Давайте в идеализм не впадать. Прямое нарушение и агрессия не нужны. Я только что сказал, что мы должны думать, как в мире жить и в братстве и исправлять эту ситуацию, но это должен быть обоюдный процесс, если одна сторона с пеной у рта разжигает конфронтацию, как-то надо нашим братьям помогать защищаться. Или смотреть нам как их будут уничтожать? Это тоже неправильно и аморально. Вопрос непростой, но я еще раз повторю, не вижу прямого военного вторжения России, а та помощь, которая оказывается, я считаю, что она правильная. Если люди по зову сердца едут помогать, были раньше Интербригады, которые ехали за тридевять земель, любая война это плохо, но если до этого доведено и надо свою землю защищать, надо капитулировать? Еще раз повторю, защитники на Донбассе это для меня герои, ребята мужественные, которые не по кустам отсиживаются, а все-таки за свои права борются. Я думаю, все-таки результат будет. Капитулировать – не моя позиция. У нас много тут капитулянтов, это неправильно. Прямого преступления я здесь не вижу. Это ответная реакция. Гибридные же формы сегодня используются во всем мире, давайте на уровне ООН с этим разбираться. ООН тоже ведь бездействует, структура, которая только красивые декларации принимает и не более того, давайте не только себя критиковать, но и смотреть, как действуют другие. Бросать их на произвол судьбы – неправильно. Это наши братья, которые говорят, что хотят бы с Россией, мы не можем от них отказаться.

- (сбой в трансляции) Вопрос о помощи Навального Удальцову

- Отвечу коротко. Не помогал. Я не просил, он не помогал. Такие были взаимоотношения. Больше добавить нечего.

- Сергей, Иван Медведев, BusinessFM, вы пока очень осторожно высказываетесь об ответственности оппозиции за события 6 мая, но уже сказали, что Навальный 5 мая предложил сажать людей возле "Ударника". В связи с этим вопрос, вы с самого Алексея Навального как с "понимающего" будете спрашивать? Что это подразумевает, потому что сама формулировка предполагает, что человек должен нести ответственность за слова, какова ваша будет реакция на его ответ, если он вам не понравится. Если позволите, еще один вопрос, по вашему взаимодействию с системной оппозицией, о котором вы сегодня говорили, например, готовы ли стать лицом КПРФ, если вдруг предложат? Спасибо.

- Спасибо за вопрос, как всегда он с опережением событий. Про "лицо КПРФ" не первый раз разговор заходит. Не будем опережать события, давайте по порядку. По поводу спрашивать "как с понимающих". Вы должны понимать некий юмор, я не человек, который вышел из тюрьмы и буду разговаривать на жаргоне. Я так, чтобы оживить беседу. Это подразумевает, что я, естественно, встречусь с этими людьми, в том числе с Навальным, мы проговорим все эти ситуации для своего понимания, у меня есть определенные вопросы. В первую очередь, это для того, чтобы оценить возможность тесного взаимодействия с конкретными людьми. Об этом я говорю. Если я не получу ответа на вопрос, если у меня будут сомнения в искренности этих людей, как они действуют, самостоятельны ли они в своих решениях или это марионетки очередные, к чему они людей зовут, зачем они их пытаются подставлять под репрессии. Да, порой пострадать необходимо и неизбежно, власть наша тоже не ангел, кто бы с этим спорил. Но какова конечная цель? Если я получу это понимание, значит, взаимодействие возможно, если нет – невозможно. Вот и все. Это очень просто. По поводу юридических ответов, я не человек, который побежит в органы писать какие-то заявления. У меня была возможность, если бы я хотел по такому скользкому пути пойти, я бы, может, мог и отсидки избежать, написал бы на всех доносы и тихо бы отдыхал сейчас спокойно, но это не мой путь. Но и их позиция мне непонятна, есть вопросы. Буду разбираться, по итогам обозначу свою позицию, может, не так много времени это займет.

Просто, чтобы у вас было понимание. Не надо творить себе кумиров ни из кого. Сегодня это очень опасно. Те, кто не любит действующую власть, начинает кого-то обожествлять, делать новых кумиров, закрывая глаза на какие-то мутные, сомнительные моменты. Мы уже с этим сталкивались, в начале 90-х Борис Николаевич тоже боролся с привилегиями, а все закрывали глаза на то, что он выпивает изрядно, и прочие моменты, а к чему это привело? Была волна популизма. Давайте аккуратнее. Об этом я хочу сказать.

Системная оппозиция, про нее я однозначно сказал, что будем взаимодействовать однозначно. Будем стараться нашими скромными силами добиваться того, чтобы она стала более активной. Еще раз скажу, их сегодняшнее бездействие, их очень вялая позиция, даже в колонии находясь, со многими разговаривали, спрашивали, каких я взглядов. Я говорил, что левых взглядов, с коммунистами взаимодействовал. "А ну коммунисты, да что они ничего из себя представляют, ничего не делают, там одни пенсионеры". Да, может, это агитационное, навязанное понимание ситуации, но отчасти это так. Встроились в фарватер власти, плывут по нему, вечно вторые, вечно третьи. Сколько можно? Там же есть молодежь, есть люди с реальными, в хорошем смысле слова, амбициями. Надо же активизироваться. Иначе как на Украине. Вот была партия Симоненко, где эта партия? Понятно, угар национализма был, но все равно, если бы они вели себя по-другому, они могли бы играть серьезную роль и в тех процессах, сегодня нас подталкивают к бездействию системной оппозиции, Жириновского не беру, левую только, Справедливую Россию и КПРФ, и получается, что нет альтернатив. Бесконечная путинская монархия или приход людей с сомнительной репутацией, популистов, прозападно ориентированных. Ради кого идти, кого агитировать на Майдане? Ради них что ли? Нужна третья сила! Запрос на нее есть. Ей надо просто сделать апгрейд, выражаясь иностранными словами, и с новыми силами, вперед и с песней двигаться. На это я буду нацеливать все свои силы, взаимодействовать будем, а что там кому возглавлять, вопрос не сегодняшнего дня. Есть процедуры, как люди становятся руководителями тех или иных организациях. Для меня это не первостепенно – обвешаться регалиями, орденами, медалями и почивать на лаврах. Можно быть простым, рядовым гражданином и делать гораздо больше, чем какой-нить записной вождь. Поживем-увидим. Сейчас главное - активизация. Реальные действия. Кроме монополии на власть, не должна возникнуть монополия на оппозицию, а к этому дело идет. Не знаю, насколько эти процессы управляемы, но монополия опасна в любой ситуации.

- Вероника, Накануне.RU. Вопрос про ваш образ жизни. Вы говорили о том, что хотите довести количество отжиманий за раз до двухсот. Получилось ли у вас?

- Припоминаю что-то такое. Честно, не хочу вас обманывать, но за раз не получилось. Около сотни отжимался за раз. До двухсот была задача максимум. Типа мировой революции. Будем стремиться дальше. Если прокомментировать, то здоровый образ жизни в местах лишения свободы очень важен, для тех, кто расслабляется, лежит на кровати, это плохо заканчивается. Я старался не расслабляться, чувствую себя бодро, экология там хорошая, черноземный край. В Москву приехал, что-то сразу в горле запершило, в глазах заслезилось, конечно, адаптируюсь, но в этом плане немножко стал вам сочувствовать, почувствовал разницу. Борьба за экологию - это отдельная тема. До двухсот надо дотянуть, надеюсь, это не через новую посадку произойдет, будем надеяться. Так, пожалуйста! Да слышно.

- (неразборчиво)

- Действительно, важная тема, я хотел ее коснуться. Муниципальные выборы, грядущие, через месяц ровно, кажется, они. Конечно, я мимо этой кампании прошел, в стороне остался. Но то, что я наблюдаю активность огромную перед этими выборами, это прекрасно, ее надо всячески поддерживать. Чем больше независимых, неравнодушных людей на низовом, муниципальном уровне пройдет в органы власти, да, пускай, эти органы власти на сегодня во многом бесправны, об этом мы говорили же годами, дальше будем говорить, тем вероятнее это позволит менять ситуацию к лучшему. Задача номер один - поддержать всех максимально активных и достойных кандидатов. Необязательно тут привязываться к политической или идеологической окраске. Надо смотреть по делам, смотреть, что люди делают для своего двора, дома, района. Я занимался этим очень много. Движение "Московский совет" и сейчас существует, десять лет назад начало свою работу, когда шел вал точечной застройки в Москве при Лужкове. Сейчас проблем не меньше. Впадать в крайности тоже не надо, что-то и хорошее делается в Москве. Я вот приехал, посмотрел, многое поменялось, выглядит неплохо. Но какой ценой, за счет каких денег, учитывается ли мнение граждан? Конечно, далеко не всегда это происходит. Кампания по реновации – огромная проблема для города. Много будет ситуаций, когда надо будет биться за свои права и отстаивать их. Будем всецело этим заниматься. Поддержка активистам муниципальным огромная с моей стороны, пусть пока больше моральная, но как только мы укрепимся организационно, будет она не только на словах, но и на деле.

Что касается о сговоре монопольном оппозиции и власти. Это так и будет, если уже не произошло. Любая монополия ведет к тому, что уничтожается все живое, всех выстраивают под одну линию, а есил ты не согласен – тебя будут отсекать. Это не наш путь, не путь демократический. То, что такой сговор случится у меня нет никаких сомнений. Для чего тогда это делать? С этой целью такие попытки и предпринимаются. Для власти это очень удобно. Когда несколько отрядов оппозиции как-то на них влиять, репрессировать – большие издержки, тяжело. Если же все направлено в одно русло, это облегчает задачу. Надеюсь, этого не произойдет, мы тоже будем все усилия прилагать. А сущность нашей власти, давно понятно, что это абсолютно элитарная власть. Я как человек левых взглядов, я против любой элитарности в плохом смысле слова. Элита у нас абсолютно безответственна. Она живет по принципам потребительства и обогащения. Роскошь, виллы, яхты, дома. Их немножко сейчас вроде приостанавливают: живите по скромнее. Они немного притаились, но их суть нисколько от этого не меняется. Пробивается то там, то здесь вопиющие факты безудержной роскоши, чванства, наглости, цинизма, неуважения к своим гражданам. Наше высшее руководство не может с этим ничего поделать или не хотят. Факт в том, что ничего тут не делается, хотя при той модели власти, которая есть, это возможно было бы сделать, но своим же примером. Если бы высшие руководители были аскетичны, скромны, честны, показывали бы своим примером, как надо жить другим. Да, не идеальная модель власти, но хоть что-то. Произошли бы трансформации сверху. Мы к Путину обращаемся годами: Давайте, покажите, что вы реальная элита страны, а не просто временщики, которые проедают наше богатство, а потом бросят на произвол судьбы нашу страну. На словах что-то говорится, но реальных дел я вижу мало. Такая элитарная, клептократическая власть нас не устраивает. Здесь мы с вами солидарны. Пожалуйста!

- Газета "Народная инициатива". Очевидно, что без крепкой политической организации совершенно неэффективна какая-либо политическая борьба, при этом существует проблема лидерства, как только лидера изолируют, политическая организация затухает. Скажите, пожалуйста, будете ли вы из движения "Левый фронт" создавать политическую партию или организацию, что вы предполагаете в этой связи делать, есть ли у вас в регионах отделения?

- Вопрос, как говорится, не в бровь, а в глаз, очень хороший. Действительно организация необходима. Вопрос, в каком формате. Не всегда на сегодня иерархические партийные организации, созданные по канонам 20 века, столетней давности, эффективны. Гораздо более эффективны организации сетевые, где очень сильно развита низовая инициатива, горизонтальные связи, тем более, что развитие коммуникации, Интернета позволяет действовать более эффективно без жесткой иерархии. На самом деле "Левый фронт" до репрессивного нападения на нас по этому пути и развивался. Пусть тяжело, пусть у нас никогда не было спонсоров-олигархов, потому что мы для них чужие, мы как раз их интересы затрагиваем, негативно в их понимании. Мы всегда своими силами пробивали. Сетевая, низовая самоорганизация – залог успеха. Говорить о том, что мы сейчас пойдем создавать партию… у нас есть партии, зачем плодить сущности. Давайте эти партии усовершенствуем, если они есть. Обновим, модернизируем, дадим им новое лицо, поэтому я и готов взаимодействовать и с КПРФ, и со "Справедливой России". Внутри этих партий огромный запрос на такие перемены. Плодить сущности не будем торопиться. Придет момент. Регистрировать сегодня партии занятие неблагодарное. Сколько было попыток? Не регистрируют под всякими замысловатыми юридическими основаниями. Зачем на те же грабли наступать? Придет момент, если нужно, зарегистрируем. Именно развитие "Левого фронта", взаимодействие с союзниками, в первую очередь несистемными, в первую очередь. Есть очень много небольших левых организаций. Региональных, вы про регионы же спрашивали – есть. Наши активисты с 12-13 годов там остались безусловно. Профсоюзы независимые, какие-то социальные движения. Если брать левый спектр – их много. Однако они разрозненные, действуют сами по себе в небольшом формате, влияние их, к сожалению, незначительно. Вот тут задача через сетевую, коалиционную структуру (работать). "Левый фронт" всегда был таким ядром, у нас было предусмотрено коллективное участие, т.е. не надо свою организацию ликвидировать, распускать, вливаться. Вот этот путь, мне кажется, и был правильным и остается правильным, несмотря на противодействие. Будем двигаться в этом направлении. Партии у нас есть, будем их обновлять. Я всегда считал, что нам нужна мощная левая партия. Коммунистическая или социал-демократическая – неважно. Дело не в названии. По сути, обе партии КПРФ и "Справедливая Россия" – социал-демократические партии. Я сам придерживаюсь таких взглядов. В глобальном масштабе я коммунист, а как тактик – социал-демократ. Во многих странах социал-демократия показала хороший результат, и он будет только усиливаться, опять же вопреки империалистической элите. Давайте действовать постепенно, "Левый фронт" как сетевое движение будет впитывать себя разные небольшие организации, будем активно развивать это направление. С партиями, которые есть, взаимодействовать с целью активизации и обновления. Получится, значит, результат вы увидите в близкой перспективе. Я со своей стороны буду делать все возможное. Будем искать новых сторонников, набирать их, кто готов помогать – будем очень рады. А какая-то организация нужна. В одиночку, сидя в интернете – иллюзия. Нужна действительно сила.

Пожалуйста, вот там стоите…

- (неразборчиво)

- Я вопрос понял. Слишком много с кого спрашивать надо – здоровья не хватит. Это не значит, что я буду бегать по всем, со всех спрашивать и морды бить. Нет, конечно. Пообщаться с теми, кто готов к диалогу – пообщаемся. Я не человек, который затаил какие-то воспоминания и не идет на контакт. Я считаю, что дело не касается личных обид и так далее. Пообщаемся, поговорим. Будет взаимопонимание – ради бога, будем дальше действовать рука об руку. Если кто-то агрессивно настроен, не в себе немножко, надо идти разными дорогами, я думаю, это самая правильная позиция, но заведомо я не отвергаю никакие контакты и никакое общение. Будем разбираться индивидуально с каждым, с любой организацией, с любым человеком. А в левом движении, чем меньше распрей, тем лучше. Всегда я был сторонником консолидации и того, чтобы убирать амбиции. Нас губят амбиции. Власть нас давит – понятно, но амбиции – просто беда. Что с этим делать? Только личным примером. Буду стараться делать все возможное, потому что эти амбиции нас только в тупик заводят раз за разом. Пожалуйста!

- Японское информационное агентство. Поздравляю вас, что вы на свободе. Я интересуюсь вашим будущим. До президентских выборов осталось семь месяцев, как вы будете действовать до президентских выборов и с кем вы будете больше сотрудничать, у вас есть какой-то проект, выдвинуть кого-нибудь как кандидата в президенты? Да, пока я знаю, по опросам общественного мнения, господин Путин пользуется большей популярностью, 70-80%, как я знаю, русские поддерживают его. Одновременно есть неподдерживающие его, как вы будете укреплять оппозицию, у вас же, наверное, есть какая-то стратегия, какое-то мнение, скажите пожалуйста7

- Вопрос актуальный. Президентские выборы не за горами, игнорировать их невозможно, моя позиция в следующем. Задача максимум, хоть на практике она ни разу не реализовалась, если мы видим, что избирательное законодательство власть использует в своих интересах как шулер, меняет его постоянно, трансформирует. В 11-12 году мы ходили за честные выборы почему? Видели все эти вбросы, фальсификации, карусели, отсечение неугодных от участия в выборах тоже элемент манипуляции – можно прямых вбросов не делать, но всех неугодных до выборов не допустить. Это нечестные выборы, это ненормальные выборы. Сколько мы ни ходили к Медведеву, ни митинговали, обещаний было много – сделано мало. Чего-то удалось добиться, но все равно власть и эти нормы извращает. Губернаторские нормы вернули, но с фильтрами. При регистрации кандидатов тоже много таких подводных камней, то по судимости по тяжкой статье… Теперь восемь лет я должен судимость погашать, потом еще 10 лет доказывать государству, что я хороший, только после этого я теоретически могу выдвигаться на федеральном уровне куда-то, в депутаты, на другие должности. Конечно, это манипуляции избирательным процессом, ведь не один же я такой. Мое мнение, что самая правильная позиция реальной консолидированной оппозиции – коллективный бойкот этих выборов, но как показывается практика, соблазн настолько велик, что все равно лезут и участвуют. Это я высказываю пожелание стратегическое на будущее, когда возобладает здравый смысл. Активный, консолидированный бойкот массовый – самая правильная позиция с этими шулерами. По сути, с 2012 года ничего не изменилось. Нюансы присутствуют, глобально ничего не изменилось. Если уж не готовы на такой шаг, на бойкот, то, по крайней мере, не превращать, не подыгрывать власти в этих выборах, не превращать в фарс, а активно их использовать, чтобы показать новое лицо оппозиции, новые возможности. Для этого лично я буду делать все возможное, встречаться с руководителями левых организаций. Выдвинуть единого левого кандидата. Новые лица, свежие лица, молодые лица. Не буду сейчас фамилии называть, а то, как всегда, себе же хуже сделаешь. Но есть достойные люди, из экономической среды, из интеллигентской среды, в самих партиях есть люди.

Надо уже обновляться, потому что потом может быть поздно. Задачу максимум – консолидированный бойкот, мы тоже проведем встречу, посмотрим, если будут к этому предпосылки, мы, конечно, будем в этом участвовать и всячески пропагандировать. По крайней мере – консолидированное выступление оппозиции. Совсем единый кандидат от всех сил – боюсь, это сложно. Пусть либеральная общественность своего двигает кандидата, левая – своего. Если мы не можем бойкотировать, давайте работать на второй тур, как мы предлагали в 2011 году. Если бы не подтасовки и фальсификации, то второй тур был возможен. Кто выйдет в этот второй тур, какой человек от оппозиции, тогда и разберемся, кого поддерживать. Раньше времени не стоит усложнять ситуацию. Пусть основные политические силы максимально консолидируются. Да, сложно. "Справедливая Россия", КПРФ – сложно им договариваться. Но я, по крайней мере, буду их к этому призывать. Либеральная оппозиция пусть выдвигает своего кандидата. Не распыляясь. Тогда мы постараемся побороться. Уличная мобилизация возможна в рамках этой кампании, в конструктивном русле. Так я вижу эту кампанию. Сам же я выдвигаться не намерен, потому что я считаю, что юридические препоны мне не обойти, а вводить людей в заблуждение я не считаю правильным. Да, это неправильные законы, но мы лучше поддержим других, кто в силах и может. Излишних амбиций у меня нет. Считаю, что главное, чтобы для дела была польза. Вот примерно то, как мы будем эту кампанию проводить, и на что я буду тратить силы. Насколько удастся? Надеюсь, что шансы неплохие. Время у нас без двадцати, давайте еще два вопроса, чтобы не было огорчений. Так бы с вами общался и общался.

- Роменский Владимир, телеканал "Дождь". Сергей, вы говорили, что у вас есть вопросы к некоторым людям, упоминали Навального, Пономарева, Ксению Собчак, сказали, что один предлагал садиться, другой вообще писал, что не стоит идти на мероприятие. Все это события весны 12-ого года, под стражей вы оказались осенью. Почему вы эти вопросы не задавали в тот период, а они у вас возникли только после 4-х лет после заключения? И расскажите о вашем отношении к третьему фигуранту вашего дела. С Развожаевым все понятно. С Лебедевым. Что думаете о нем, считаете себя преданным?

- Вопрос понятен. Опять же на злобу дня. По поводу вопросов к этим людям, о которых я говорил, да и к другим. Уверяю вас, эти вопросы не то, что задавались, а мы спорили очень долго и энергично. Пытались как-то эту ситуацию выправить и по поводу того, что где садиться, а где не садиться. Я был резким противником. Заявили акцию – надо ее провести. Дальше пусть люди сами разбираются, хотят ли люди дальше протест продолжать, как потом были акции "Окупай Абай". Это их инициатива. А подставлять их под провокацию считал неправильным. Тогда мы спорили, я видел эти тенденции тогда, но считал неправильным выносить их на публичное обозрение, поскольку были ощущения, что люди заблуждаются, ошибаются, может, излишние эмоции, горячность. Тогда я об этом публично не высказывался, я считал, что мы тогда действовали вместе и есть неплохие перспективы добиться результата. По прошествии времени, когда я вижу, как многие себя повели, а вопросы остались без ответа, а практика безответственного отношения к людям повторяется, я вынужден для общей пользы (говорить). Я не в Следственном комитете или где-то это рассказываю, а рассказываю вам, чтобы вы донесли до общественности. Мне тут нечего стесняться, это не доносительство. Вопросы звучали и тогда, но непублично. Сейчас, так как не изменилась ситуация, не исправилась, приходится обозначать и для вас, чтобы те люди сделали вывод для себя и пересмотрели позиции. Тут надо определяться. Вместе чтобы быть, надо быть уверенным в людях. Иначе опять получим новые сроки, кто-нибудь кого-нибудь сдаст, предаст, зачем это надо?

По поводу Лебедева я еще тогда свое время высказал. Человек слабый, человек сломался очень быстро. К сожалению, никто не застрахован. Но в отношении нас это подлость. Что еще тут добавить? Как он с этим сейчас живет – его проблема. Сама жизнь больше его накажет, чем мы будем сейчас пытаться с ним счеты сводить. Пусть живет кем жил, время рассудит, а справедливость, я считаю, торжествует рано или поздно. Просто слабый человек, который пошел на путь предательства, таких случаев у нас немало в истории. Бог ему судья, для меня этого человека больше нет. Все что я могу сказать. Давайте, заключительный вопрос и будем пока временно прощаться. Есть еще вопросы? Девушка, пожалуйста.

- (неразборчиво)

Если я правильно понял ваш вопрос, его суть в том, информирован ли я в целом о том, что происходит и происходило тогда, и опираются ли мои заявления на достоверную информацию, а может быть, я летаю в каких-то иллюзиях, которые у меня сформировались в местах лишения свободы. Скажу искренне, всех нюансов я, конечно, не видел, а информация не настолько полноценно для меня доходила. Поэтому я и не делаю сейчас далеко идущих выводов и заявлений и говорю о том, что знаю точно и четко. Что-то где-то от меня может ускользнуть. Если что, прошу меня извинить, если я где-то что-то неправильно говорил. Возможны и такие моменты. Основной массив информации – конечно. Есть официальные СМИ, к которым люди в местах лишения свободы имеют доступ, в социальные сети заходят, в Интернет, из разных источников я получал информацию. Может, в каких-то мелочах, разборках межличностных я и не очень ориентируюсь, но мне это не очень интересно. В целом картину я вижу. Ситуацию по Крыму и Украине я высказал. Повторяться не буду. В семье у нас в этом плане гармония. Мы за дружбу народов. Я как интернационалист считаю, что и развал Союза – трагедия, то, что сегодня происходит – трагедия. Будем все силы отдавать на то, чтобы справиться. У меня даже дети отдыхали, чтобы их не подвергать каким-то опасностям, там, супруга моя оттуда, и родители ее, да и мне чтобы туда поехать – я уже в какие-то списки внесен на сайте "Миротворец", хотя не самый для Украины опасный человек. К чему это ведет? Это просто трагедия в каждой семье. В моей семье тоже проблемы возникают. У нас здесь полное взаимопонимание, надо восстанавливать дружбу народов, братство взаимопомощи. Может, это прозвучит как красивые слова, но ничего другого я сказать не могу. Это то, за что я буду бороться всеми силами. Надеюсь, мы преодолеем этот трудный этап в отношениях России и Украины и будем о нем вспоминать как о страшном сне. Я в это надеюсь и верю.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

167
Похожие новости
21 сентября 2017, 10:57
22 сентября 2017, 18:42
21 сентября 2017, 20:12
21 сентября 2017, 08:27
22 сентября 2017, 17:42
21 сентября 2017, 13:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
16 сентября 2017, 11:57
20 сентября 2017, 16:12
19 сентября 2017, 22:27
19 сентября 2017, 13:27
20 сентября 2017, 14:12
18 сентября 2017, 22:12
18 сентября 2017, 11:42