Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

«Предполагали работать по образцу французской жандармерии»



«Сейчас, естественно, войсковая разведка Национальной гвардии станет субъектом оперативно-разыскной деятельности, потому что в борьбе с экстремизмом, терроризмом без этого нельзя. Это сделает гвардию полноценной спецслужбой», – заявил газете ВЗГЛЯД бывший главком внутренних войск, бывший глава МВД Анатолий Куликов, комментируя президентский законопроект о создании Национальной гвардии.

В среду в нижней палате парламента был обнародован законопроект о создании новой силовой структуры, который накануне внес президент Владимир Путин. Если документ вступит в силу именно в этом виде, Нацгвардия получит все функции и полномочия, имевшиеся у Внутренних войск МВД, а также заберет себе часть важных направлений деятельности полицейского ведомства.

«В войсках будет лучше база, методика подготовки, дисциплина, вооружение, полигоны, техника и все прочее. В том числе свои вертолеты и самолеты»

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, о создании нового ведомства, подчиненного непосредственно президенту, стало известно накануне, когда был опубликован указ президента об образовании гвардии РФ.


Согласно указу, создаваться Нацгвардия должна путем преобразования внутренних войск и присоединения к ним некоторых подразделений МВД, в основном силового назначения: СОБР, ОМОН, силы оперативного реагирования и авиации. Кроме того, в структуру Нацгвардии включены подразделения лицензионно-разрешительной системы МВД, контролирующие оборот оружия и частную охранную деятельность, а также вневедомственная охрана.

Как подсчитали «Ведомости», во внутренних войсках служит около 170 тыс. человек, в отрядах ОМОНа и СОБРа – около 30 тыс. человек, а численность вневедомственной охраны, ФГУП «Охрана» и лицензионно-разрешительных подразделений – порядка 200 тыс. человек.

Национальная гвардия в том числе займется и борьбой с терроризмом и организованной преступностью. Одна из задач реформы – повысить оперативность управления войсками, но при этом в законе есть переходный период – на первое время оперативное подчинение ОМОНа и СОБРа останется за МВД, хотя формально они переходят в гвардию.

Бывший главком внутренних войск России, бывший вице-премьер – министр внутренних дел, бывший депутат Госдумы, ныне глава «Клуба военачальников Российской Федерации» Анатолий Куликов рассказал газете ВЗГЛЯД о том, с какими трудностями может столкнуться на первых порах новая гвардия.

ВЗГЛЯД: Анатолий Сергеевич, двойное подчинение всегда создает поводы для конфликта. Не возникнут ли между МВД и новым ведомством из-за этого разногласия во время «притирки»?

Анатолий Куликов: На сегодня, как прописано в указе, выведены в состав Национальной гвардии, но остаются в оперативном подчинении министра внутренних дел силы и средства, например, те же ОМОН и СОБР. Что касается деталей, то еще потребуется механизм реализации. Безусловно, любое дело в период «притирки» несет в себе трудности на какой-то период. Естественно, будет нелегко, но дело поправимое. Практика покажет.

ВЗГЛЯД: Почему бы тогда не оставить пока все как есть? Не оставить СОБР и ОМОН просто в МВД?

А.К.: Я так полагаю: в войсках будет лучше база, методика подготовки, дисциплина, вооружение, полигоны, техника и все прочее. В том числе, например, авиационное управление – свои вертолеты и самолеты. А МВД нужно, чтобы сегодня к ним быстро прибыло на помощь какое-то усиление. Допустим, для проведения операции, для охраны периметра, для захвата какой-то группы.

Ключевые слова: милиция, МВД, Владимир Путин, преступность, полиция, Владимир Колокольцев, закон о полиции

ВЗГЛЯД: Пойдет ли на пользу дела аппаратная конкуренция, которая теперь может начаться у Нацгвардии и МВД? Аналогичная той, что развернулась у Генеральной прокуратуры со Следственным комитетом?

А.К.: Думаю, этого не будет. Там речь шла о надзорных функциях, о подчиненности, а здесь совершенно другие вещи. Войска раньше были совместно с полицией, а теперь будут, так скажем, в помощь полиции.

ВЗГЛЯД: Одна из важнейших задач, которой наделили гвардию, – борьба с организованной преступностью. Зампред комитета Госдумы по безопасности Александр Хинштейн посетовал, что как самостоятельная линия в МВД она была утрачена с 2008 года – с момента упразднения УБОП. Он выразил надежду на то, что теперь к борьбе с мафиозными структурами подключится и «собственная разведка», которая есть у ВВ. По мнению депутата, такое ведомство не может существовать без оперативной составляющей.


А.К.: Это обычная войсковая разведка. Внутренние войска не являлись субъектом оперативно-разыскной деятельности (ОРД), поскольку не было закона на этот счет. Но она использовалась, например, при проведении контртеррористических операций, операций по поиску и ликвидации ДРГ, преступных групп, вооруженных преступников. Сейчас, естественно, войсковая разведка Национальной гвардии станет субъектом оперативно-разыскной деятельности, потому что в борьбе с экстремизмом, терроризмом без этого нельзя. Это сделает гвардию полноценной спецслужбой.

ВЗГЛЯД: А кто будет следить за этой ОРД на предмет злоупотреблений? Раньше за войсками следила служба внутренней безопасности МВД.

А.К.: Его будет достаточно в рамках главкомата войск Национальной гвардии. Там же есть служба собственной безопасности и военная контрразведка. Там есть кому... Наоборот, во внутренних войсках всегда было больше порядка, чем в других структурах МВД – в ГУИН или в органах внутренних дел. Главным образом, за счет воинской дисциплины, за счет большей строгости. А в органах царила некая вольность.

Поэтому подчинение войскам скажется к лучшему. Вот я во внутренних войсках прослужил много – с 1963 года, начиная с училища. Я не помню за всю службу ни одного какого-то крупного скандала. Да, были тяжелые ЧП, гибель людей. Но такого, чтобы кадры оказались гнилые, чтобы трусость проявили, не выполняли свои задачи или еще что-то? Такого при мне ни разу не было.

Коррупция? Вообще исключено. У нас был такой легендарный командующий ВВ МВД СССР Иван Кириллович Яковлев. Так мы, командиры дивизии, боялись трубку снимать – ему докладывать. Потому что он шкуру спускал за малейшее происшествие.


Количество сотрудников милиции/полиции на 1000 человек населения в различных странах мира

ВЗГЛЯД: Вы не опасаетесь, что разведка Нацгвардии будет сталкиваться со смежниками из ФСБ и МВД во время охоты за экстремистами на подведомственной территории?

А.К.: Смотрите, сегодня есть Следственный комитет, есть следственный департамент МВД, есть следственное управление ФСБ. У них просто разделены функции. И здесь будут разделены, я предполагаю. Допустим, уличная и организованная преступность, экстремизм будет за Национальной гвардией, остальное – убийства, другой криминал – будут у других.

По крайней мере, именно так больше 20 лет назад мы предполагали, в 1995 году, когда утверждали концепцию. Только мы тогда предполагали работать по образцу французской жандармерии. Освободиться, в частности, от функций охраны исправительно-трудовых учреждений.

Мы тогда перевели все училища на юридический профиль. Офицеров учили вести по упрощенной форме дознание, по протокольной форме вести расследование, чтобы передавать дела в суды, минуя всех, чтобы все было быстро и эффективно. Но потом, к сожалению, после 1998 года все это быстро забыли, хотя концепцию утвердил Ельцин.

Сейчас к этому вопросу вернулись. Интересно, каковы теперь будут полномочия офицеров Национальной гвардии? Смогут ли они теперь проводить дознание, например, по упрощенной форме для передачи дела в суд?

ВЗГЛЯД: Национальная гвардия теперь будет курировать частные охранные предприятия и возьмет на себя вневедомственную охрану. В охранном секторе в России работает 3 млн человек. Как можно использовать их в интересах государства, но при этом не вмешиваться в компетенцию частного бизнеса?

А.К.: После Первой мировой войны Германии по Версальскому договору разрешили иметь армию численностью не больше 100 тысяч, и тогда практически все офицеры ушли в так называемый малый бизнес. Это описал Эрих Мария Ремарк в своих романах. Помните «Черный обелиск», «На западном фронте без перемен»? Чуть ли не целыми подразделениями, например, все офицеры роты уходили в эти структуры. Немцы понимали, что надо сохранить офицерский состав.

Так вот наши ЧОПы тоже имеют очень высокую степень готовности. Конечно, с ними тоже надо работать. ЧОПы могут очень многое сделать для поддержания стабильности, в борьбе с нелегальной миграцией, с уличной преступностью. Хотя для меня это было ново, я этого не ожидал, когда читал указ президента.

ВЗГЛЯД: Уже звучат опасения, будто Нацгвардия создается для того, чтобы подавлять будущие социальные волнения. Бывший зампред все того же комитета Госдумы по безопасности, ныне радикальный оппозиционер Геннадий Гудков заявил «Коммерсанту», что «власть готовится к будущим потрясениям, которые неизбежны на фоне кризиса».

А.К.: Сейчас можно что угодно приписывать. Предстоящие выборы, экономический кризис... Но я задам только один вопрос. Посмотрите на Западную Европу. Миграционный кризис, беспорядки – что творилось в Германии на Новый год. А сейчас что творят студенты в Париже? Мы что, этого хотим? Где золотая середина? Как выбрать между безопасностью и правами человека? Чему вы отдадите предпочтение? Большинство предпочтет безопасность.

Основная цель создания гвардии – это оценка новых угроз, связанных с террором, то, что мы наблюдаем в Западной Европе. Быть в готовности, противостоять этому – эту цель и преследует реформа, в моем представлении. Это оправданная мера.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

880
Похожие новости
06 декабря 2016, 08:57
05 декабря 2016, 09:42
06 декабря 2016, 12:12
04 декабря 2016, 22:12
06 декабря 2016, 15:27
06 декабря 2016, 18:57
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
01 декабря 2016, 21:27
30 ноября 2016, 16:42
30 ноября 2016, 16:12
03 декабря 2016, 14:42
01 декабря 2016, 14:12
02 декабря 2016, 17:42
05 декабря 2016, 04:42