Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Протесты против Путина: Кремль сталкивается с бунтующими регионами (FT)

Крупные демонстрации на Дальнем Востоке являются последними по времени свидетельствами недовольства российским президентом за пределами Москвы.
Хабаровск — Владимиру Путину накануне региональных выборов в сентябре 2018 года было сказано, что никакого беспокойства они не должны вызывать. Человек Путина сохранит пост губернатора Хабаровского края, региона на российском Дальнем Востоке, обеспечив себе незначительное преимущество в первом раунде. Такой прогноз был сделан одной из его разведывательных служб. Неожиданно появившийся местный соперник не должен был представлять никакой угрозы.
«По данным исследования, проведенного специальной службой, российской Федеральной службой охраны, победу на этих выборах уже в первом туре, скорее всего, одержит действующий руководитель края», — такой вывод содержался в документе, с которым удалось познакомиться корреспонденту газеты Financial Times. Однако в этом документе с такими однозначными выводами содержалось, тем не менее, предостережение, хотя и сделано оно было в сноске. Кроме того, на его основе был сделан неправильный вывод. «В Хабаровском крае сложилась такая ситуация, что половина его жителей недовольны нынешним состоянием экономики и социальной сферы, однако эти люди не видят реальной альтернативы действующему губернатору», — к такому выводу пришли авторы этого документа. Результаты выборов показали, что количество недовольных людей оказалось значительно больше половины. Спустя 18 дней после начала циркуляции этого документа с прогнозами по кремлевским кабинетам, оппозиционный кандидат Сергей Фургал из Либерально-демократической партии (ЛДПР) победил на выборах действовавшего губернатора из партии Путина «Единая Россия», и эта победа оказалась весьма убедительной — 69,6% голосов.
Если эти выборы послужили предупреждением о том, что Кремль теряет контакт в людьми в Хабаровске, то события последнего месяца полностью это подтвердили. Начиная с 9 июля, когда Фургал был в довольно жесткой форме задержан, посажан к автомобиль, а затем на самолете отправлен в Москву и помещен в тюрьму по обвинению в убийстве, совершенном 15 лет назад, десятки тысяч людей вышли на улицы в знак протеста. Они блокировали своими ежедневными митингами основные улицы Хабаровска, столицы этого региона, расположенного недалеко от границы с Китаем. Сначала протестующие требовали, чтобы Фургал был доставлен обратно в Хабаровск и чтобы судебный процесс проходил в его родном городе, находящемся на расстоянии 6 тысяч километров к востоку от Москвы. Теперь люди требуют отставки Путина.
Это протестное движение, самое массовое и самое продолжительное с момента прихода Путина к власти 20 лет назад. Оно является последним по времени из растущего в последний год количества региональных кампаний, причиной которых стало недовольство людей по целому ряду вопросов — от больших куч мусора на севере России до планов по ликвидации с помощью бульдозеров городского парка в Сибири и строительству собора на этом месте. Все эти протесты совпали с распространением коронавируса в стране, что сказалось на рейтинге Путина — он достиг самого низкого уровня. Свое дело сделала и стагнирующая с 2014 года экономика. Все эти процессы показали уязвимость Кремля перед лицом беспорядков в регионах, а также продемонстрировали его жесткий контроль над 85 российскими регионами.
Фургал был «слишком популярен»
Хотя Россия официально является федерацией регионов, обладающих правами и обязанностями, Путин за два десятилетия своего нахождения у власти разрушал их автономность и создал направленную систему с односторонним движением на основе указаний из Москвы и с требованием подчинения в ответ, и таким образом де-юре закреплялась верховенство Кремля и власть президента.
Такие официальные лица как Фургал, который был избран и получил властные полномочия на волне антимосковских настроений, считаются угрозой для существующей системы, основанной на идущей сверху власти. Его неожиданная победа быстро вызвала реакцию внутри (кремлевской) администрации, которая была направлена на подрыв его легитимности.
Еще один документ президентской администрации, с котором удалось познакомиться корреспонденту газеты Financial Times, относится к марту 2019 года, и в нем подробно изложены цели Кремля, направленные на снижение популярности Фургала в регионе — до удивительно точно указанного уровня в 46,1% в следующие три года, — а также на одновременное повышение популярности Путина до уровня 48,6%.
В третьем документе президентской администрации говорится об использовании для этого полностью находящихся под контролем государства или управляемых им средств массовой информации. В этой инструкции под названием «Методологические требования в отношении позитивных новостей в средствах массовой информации» (Methodological requirements for positive news in the media), говорится о том, что местные журналисты на Дальнем Востоке должны «информировать о позитивных событиях, которые прямо или косвенно повышают жизненный уровень населения этого региона… благодаря решениям и действиям президента Российской Федерации».
«Задача, поставленная перед моими коллегами, состояла в том, чтобы сократить рейтинг популярности губернатора Фургала и подготовить его поражение на выборах, — сказал один сотрудник президентской администрации в беседе с корреспондентом газеты Financial Times. „Работа против Фургала началась сейчас, потому что этим людям не удалось реализовать план относительной рейтинга — губернатор Хабаровского края оказался слишком популярным", — сказал этот чиновник на условии анонимности. — Причиной ареста стало не убийство, речь идет исключительно о политике». Кремль не ответил на просьбу о комментарии, направленной редакцией Financial Times.
Непостоянная по уровню волна региональных протестов пока не представляет собой экзистенциальную угрозу для власти Путина в национальном масштабе. Однако отсутствие реакции на продолжающиеся протесты в Хабаровске свидетельствуют либо об отсутствии интереса к общественному мнению, либо об отсутствии возможности для ответа, а также обнажает два недостатка его системы контроля. Жесткий контроль над традиционными средствами массовой информации раньше позволял Москве сдерживать недовольство на местном уровне и останавливать его распространение на другие части страны. Однако повышение роли социальных сетей помогло преодолеть бойкот государственного телевидения в отношении протестов в Хабаровске, а проведенные опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что более 80% россиян слышали о проходящих протестах. Этот местный аспект протестов нейтрализовал бывшую ранее эффективной пропагандистскую тактику. Раньше в таких случаях в возникновении политических протестов обвиняли иностранных игроков или внешние угрозы, и все это якобы было направлено на дестабилизацию России с помощью провоцирования беспорядков. Подобного рода обвинения оказались несостоятельными в отношении, в основном, спонтанных и лишенных лидеров протестов в Хабаровске.
«Протестующие скандируют лозунг „Долой царя" на улицах Хабаровска. Сегодня участники этих акций протестуют уже не только против ареста губернатора Сергея Фургала, но и против самого режима, — говорит Ребекка Фоли (Rebeka Foley), эксперт по России консалтинговой компании Prism Political Risk Management. — Возмущение по поводу снижающихся доходов и несправедливых выборов может привести к тому, что региональные протесты, как метастазы, распространятся по всей стране, и это беспокоит Кремль, поскольку рейтинг популярности Путина опустился до рекордно низких значений». «Нынешние протесты свидетельствуют о том, что людям уже надоела президентская „вертикаль власти", и также оторванность Москвы от тех социально-экономических проблем, с которыми сталкиваются регионы», — добавляет она.
Региональные раздоры
Российская история, от периода существования слабо связанных между собой княжеств до царской Империи и Союза Советских Социалистических Республик, всегда была сопряжена с борьбой за власть между центром и составными территориями. В результате развала Советского Союза было образовано более дюжины новых независимых государств. Пытаясь остановить движение за отделение внутри самой России, Москва передала некоторые властные полномочия регионам, а также позволила им иметь свои собственные законодательные органы, и в результате появились конкурирующие между собой законы, которые нередко противоречили Конституции страны. С момента прихода Путина к власти в 2000 году он сделал обратный процесс главной чертой своего правления: ослабление федерального устройства России и укрепление власти Кремля.
«Путинская Россия — это традиционное российское государство, очень автократичное, очень централизованное, очень имперское. Это очень похоже на Российскую Империю», — говорит Артем Лукин, политолог из Владивостока — города, расположенного на российском побережье Тихого океана и считающегося столицей российского Дальнего Востока. «В этом отношении Дальний Восток не в большей степени дискриминирован, чем, скажем, другие, более близкие к Москве регионы, — добавляет он. — Все территории за пределами центра Москвы, чувствуют то же самое».
Путин присвоил себе право увольнять и назначать губернаторов регионов, а также заменил одномандатные места в парламенте России на пропорциональное представительство и представительство по партийным спискам, а это привело к тому, что право избирать членов парламента перешло от местных граждан к находящимся в Москве партийным боссам. Налоговая реформа перенаправила значительные потоки средств из регионов в сторону центрального правительства, которое затем и принимает решение о том, какие суммы будут возвращены назад. В 2004 году Путин заявил о том, что эти изменения были необходимы для того, чтобы «восстановить эффективное вертикальное звено власти». Ключевым элементом существующей системы является назначение верных Кремлю людей из Москвы для управления провинциальными регионами — на официальном жаргоне их называют варягами (это слово в русском языке означает «викингов», которые пришли с Запада, чтобы править древними славянскими племенами). Резкое увеличение количество варягов за последнее десятилетие превратило выборы губернаторов — они должны проходить раз в пять лет на основе прямого голосования — в популярное средство для недовольных местных жителей, желающих продемонстрировать свое негативное отношение к Москве.
События в Хабаровска, «несомненно, представляют собой политическое заявление: люди недовольны Москвой, — говорит один западный посол в Москве. — А Кремль, похоже, был застигнут врасплох этой ситуацией… и его сильно удивили как масштабы, так и продолжительность протестов».
Надвигающая электоральная угроза
Хотя возникшие протесты и оказались неожиданными, потеря Кремлем Хабаровска не стала единичным явлением. За день до избрания Фургала «Единая Россия» проиграла еще одни губернаторские выборы — во Владимирской области, в регионе, расположенном всего в 200 километрах от Москвы. Спустя два месяца история повторилась уже в Хакассии, в восточной части Сибири. Расклад карт не исключает появления новых электоральных сюрпризов. 13 сентября во многих регионах будут проводиться выборы в региональные Парламенты, а также некоторое количество довыборов в федеральный Парламент. Жители 18 регионов направятся на избирательные участки для того, чтобы избрать местных губернаторов — все действующие руководители регионов, за исключением трех, являются членами «Единой России» или людьми со стороны, назначенными Путиным.
Губернаторские выборы будут проходить в Архангельской области — именно там протесты по поводу создания хранилищ для отходов из Москвы продолжались в течение 18 месяцев, а также в еще двух регионах на Дальнем Востоке недалеко от Хабаровска. «Люди могут видеть, что „Единая Россия" проиграла ЛДПР в Хабаровске, — говорит упомянутый уже сотрудник президентской администрации. — Следует обратить особое внимание на единый день выборов в сентябре. Возможно, в России появится больше членов ЛДПР в Государственной думе и в губернаторском корпусе».
В отличие от своего названия, ЛДПР — это социально-консервативная и националистическая партия. Она представляет собой сеть довольно обособленных и поддерживаемых Кремлем партийных организаций, который, в свою очередь, ожидает от них поддержки предложений «Единой России» по критически важными вопросам. Однако поддерживающие Фургала избиратели говорят о том, что они делают это не из-за его политики или какой-то особой политики его партии, а в знак протеста против действующих чиновников из «Единой России». Если этот сценарий повторится в национальном масштабе, то тогда значительное снижение поддержки правящей партии приведет к ослабление способности Путина контролировать Думу, все места в которой будут определяться по результатам намеченных на сентябрь 2021 года выборов. «Единая Россия», обладающая подавляющим большинством, поддерживается всего 31% населения, тогда как в 2016 году, на прошлых выборах, ее поддержка составила 54% — это данные опроса общественного мнения, проведенного государственным агентством. Однако еще более важно то, что рост протестного голосования и падение популярности «Единой России» ухудшает имидж Путина как объединяющей страну политической фигуры. А происходит это всего через несколько месяцев после того, как российский президент переписал конституцию страны, чтобы позволить себе править Россией в течение еще двух сроков — до 2036 года.
«Рост экономики в России был высоким, и поэтому Путин не сталкивался со значительным сопротивлением в тот момент, когда он ликвидировал независимость регионов. Но когда экономика стагнирует, темпы ее роста падают, а люди не видят перспектив для своего будущего, вот тогда регионы начинают чувствовать негативное влияние отсутствия автономии, — говорит Мария Снеговая, сотрудник Центра анализа европейской политики. — Назначенцы на федеральном уровне все больше воспринимаются как люди, которые не знакомы с местными проблемами и не интересуются ими. В результате протестующие начинают требовать больше реального федерализма. Возможна также дальнейшая дестабилизация в ближайшем будущем на региональном уровне».
Растущее недовольство
Протесты в Хабаровске, которые, если учесть среду, продолжаются уже 26 дней подряд, подогреваются не только ощущением сообщества, оставленного без внимания Москвой, но и недовольством по поводу отношения властей к Фургалу. Волонтеры покупают воду и безалкогольные напитки для тех людей, которые проходят на этому четырехкилометровому маршруту, они собирают деньги для, чтобы оплатить судебные расходы и штрафы арестованных. «Люди здесь, в этом городе, добрые, они заботятся друг о друге. У нас нет никаких проблем. Одна проблема — это Москва, — говорит Иззатилло (Izzatillo), таксист в футболке, украшенной изображением листьев марихуаны.
«Был ли Фургал преступником 15 лет назад? Возможно. А Путин разве не преступник?, — спрашивает он. — Все они уголовники».
Единственный ответ Кремля на беспорядки в Хабаровске вызвал сильную ответную реакцию. 20 июля Путин назначил члена ЛДПР Михаила Дегтярева вместо Фургала. Дегтярев — классический варяг. Этот 39-летний депутат и партийный аппаратчик не имеет ни связей с регионом, ни управленческого опыта. Кремль считал, что назначение политика из ЛДПР, а не из «Единой России», будет воспринято как уступка. Однако протестующие увидели еще одну провокацию в выборе московского инсайдера в качестве замены местного лидера.
В конце прошлой недели была проведена самая многочисленная акция протеста. А в прошлую суббота акции в поддержку митингов в Хабаровске прошли в Москве, Санкт-Петербурге и еще в 11 городах. Полиция арестовала 66 протестующих, в том числе 14 человек в Москве. Эти данные приводит российская правозащитная организация ОВД-Инфо. «В настоящий момент общее недовольство проецируется на Фургала. Он выступает в качестве кристалла, укрепляющего возникшую вокруг него сеть недовольства», — подчеркнул на прошлой неделе в беседе с корреспондентом питерского веб-сайта «Новый Проспект» Лев Гудков, директор Левада-Центра, единственного в России независимого агентства по изучению общественного мнения.
«Москва была раньше центром протестной активности. Теперь эту роль выполняет Дальний Восток. Однако мы забыли о том, что социальные протесты в прошлом начинались именно на окраинах этой империи. Во Владивостоке и в Калининграде. Там люди все еще немного свободнее», — продолжил Гудков.
Многие участники протестов в беседе в корреспондентом газеты Financial Times признавались: они не уверены в том, что Кремль уступит их требованиям о том, чтобы Фургала судил местный суд, однако они надеются на некоторые уступки со стороны Путина в качестве признания их недовольства. «Недовольство людей никуда не уйдет. Хотя мы видим некоторое успокоение и затишье, все равно ситуация может вновь вспыхнуть, — говорит политолог Лукин. — В России никогда не знаешь, когда ситуация взорвется».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...
326
Похожие новости
05 декабря 2020, 12:12
27 ноября 2020, 03:12
02 декабря 2020, 15:42
03 декабря 2020, 12:42
30 ноября 2020, 12:12
03 декабря 2020, 18:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
01 декабря 2020, 15:42
03 декабря 2020, 12:42
04 декабря 2020, 18:57
02 декабря 2020, 03:12
02 декабря 2020, 20:12
03 декабря 2020, 11:12
02 декабря 2020, 15:42