Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Противостоять путинизму

Наша страна столкнулась с новым кризисом, который угрожает основам представительской демократии и свободы во всем мире. Угроза исходит от путинизма, представляющего собой философию диктатуры, слившуюся с клептократической экономикой. В рамках такой философии участие народа в правительстве, свободная и открытая экономическая система и прозрачность государственного управления рассматриваются как идеологические препятствия, которые необходимо устранить, чтобы «сделать мир безопасным для автократии». Его сторонники агрессивно выступают против США и других стран, чтобы добиться этой цели, и их действия представляют собой явную и растущую угрозу нашему образу жизни.
Мы отчаянно нуждаемся в эффективной и последовательной стратегии — в сочетании с силой воли и настойчивостью — чтобы преодолеть эту атаку на нашу систему управления и адаптироваться к меняющейся обстановке в сфере мировой безопасности. Так как между разными частями мира становится все больше взаимосвязей, сейчас как никогда важно укрепить существующие альянсы нашей страны и попытаться расширить их в ответ на это наступление. Мы не сможем в одиночку обратить вспять эту мощную волну автократической идеологии. Нам нужны партнеры и новые институты, которые помогут решить эту задачу.
Это наша попытка заложить основу для обновленной стратегии США в сферах национальной безопасности и внешней политики, которая будет отвечать требованиям этого опасного момента.
Наша страна была основана на принципах представительской демократии, личной свободы и содействия всеобщему благу. После окончания Второй мировой войны мы укрепляли и продвигали эти ценности во всем мире, создавая систему альянсов, партнерств и международных организаций, которые благодаря своей работе препятствовали повторному возникновению условий, приведших к началу двух катастрофических войн. Несмотря на все ее недостатки, эта система обеспечила нам 75-летний период стабильности и роста, в течение которого свободу и достаток обрело больше людей, чем в любой другой период истории человечества. Предоставляя обществам основу для более благополучного будущего и способствуя росту благосостояния людей, эти ценности продолжают оставаться главной надеждой США и всего мира на счастливое будущее. Однако система, которая подкрепляет эти ценности, должна адаптироваться.
После непродолжительного периода мира, установившегося после окончания холодной войны, время и масса преобразующих событий оказали негативное воздействие на международную систему, которую мы и наши союзники выстроили, чтобы подкреплять наши ценности. Мы столкнулись с новыми угрозами и новыми вопросами, касающимися того, как можно защитить глобальную стабильность в стремительно меняющемся мире. В этот период пустила корни новая авторитарная идеология, близкая к фашизму и автократии и представленная множеством плутократов, клептократов, ультраправых националистов, профессиональных оппортунистов, государственной полицией и другими тайными службами, которые встали у руля власти в своих странах и приобрели международное влияние.
Такая плутократически-клептократическая авторитарная система стремится вмешаться в работу и в конечном итоге разрушить демократические институты изнутри. Ее подпитывают коррупция, сети нелегитимного влияния, тайное стремление к личному обогащению, и она пытается подорвать целостность демократических институтов, а также их способность выполнять общественно значимые функции. Подобно многим авторитарным идеологиям, она стремится упразднить личные права, ослабить и разрушить структуры, обеспечивающие прозрачность и подотчетность, и избавиться от идеи о том, что государственные чиновники, действующие от имени res publica, обязаны разделять такие понятия, как общественное благо и личные интересы национальных лидеров.
Подобная атака на демократию и личную свободу способствует процветанию множества сходных идеологий от нигилистического культа порабощения, проповедуемого ИГИЛ, и тоталитаризма в Северной Корее до более предусмотрительных плутократических правительств Китая и Ирана.
Путинизм представляет собой особенно серьезную угрозу из-за своего экспансионистского характера. Российское государство открыто аннексировало Крым и часть территорий Грузии, что стало первым примером подобных действий со времен Второй мировой войны. Более того, эта идеология систематически экспортируется, в частности российскими спецслужбами, которые постоянно используют недовольство в демократических государствах по всему миру, чтобы подорвать позиции демократии и сделать мир безопасным для автократии. Хотя многие подобные попытки предпринимались и раньше, финансовый кризис 2008 года нанес серьезный удар по демократическим правительствам, предоставив путинизму возможность просочиться в трещины, возникшие в демократическом консенсусе. Как сказал начальник Генерального штаба вооруженных сил РФ, который является главным теоретиком этого подхода, «непрямые и ассиметричные действия… позволяют лишить противоборствующую сторону фактического суверенитета без захвата территории государства».
После серьезного вмешательства Москвы в американские выборы 2016 года и выборы в других странах мира стало ясно, что если игнорировать такое поведение, оно потенциально может существенно ослабить представительскую демократию и расколоть такие институты, как Организация Североатлантического договора и Евросоюз, которые обеспечивали мир и безопасность на протяжении более полувека.
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк
Флаги стран-участниц на саммите НАТО в Брюсселе
Поскольку это наступление путинизма уже продемонстрировало способность подточить основания наших институтов и институтов других демократических стран, нам необходимо обратить на него пристальное внимание в процессе разработки нашей стратегии обеспечения глобальной безопасности. Мы рискуем оказаться беспомощными, если не признаем существование этой опасности или если мы сознательно будем избегать решения этой проблемы и переключаться на другие темы. Мы должны признать, что оказались в центре серьезного противостояния между нашими ценностями представительской демократии, личной свободы, прозрачности, подотчетности и содействия всеобщему благу и ценностями путинизма, такими как подавление, нигилизм и клептократия. Нам нельзя игнорировать угрозу, исходящую от путинизма, если мы не хотим проиграть окончательно.
Хорошие новости заключаются в том, что это произойдет только в том случае, если мы это допустим. У нас все еще есть время, чтобы адаптироваться, что позволит нам защищаться и в то же время восстановить приверженность нашим идеалам и изменить форму глобального миропорядка таким образом, чтобы он соответствовал нуждам XXI века.
Необходимо разрабатывать методы поддержки ценностей наших стран и совершенствовать наши институты, чтобы они могли сдерживать распространение путинизма. Наши общества и институты должны быть сильными, сплоченными и достаточно жизнестойкими, чтобы служить более совершенными и надежными альтернативами автократическим движениям. Мы должны и впредь доказывать ценность нашей системы управления и экономической организации и поощрять ее расцвет там, где люди способны увидеть ее достоинства. Мы должны быть способны и готовы защищать наши ценности посредством военной силы. И мы должны выполнять все эти задачи, одновременно продолжая действовать решительно и неустанно, чтобы защитить США и наших союзников от террористов, баллистических ракет и многих других опасностей, которые нам угрожают.
К счастью, хотя та опасность, которую мы описали, представляет собой фундаментальную угрозу, справиться с ней можно. Сильным сторонам путинизма можно противостоять, если делать это правильно. Несмотря на все потрясения и испытания последних лет, наша система правительства и экономическая структура сумеют выстоять. Они выстоят, потому что в нравственном отношении они намного опережают то мрачное мировоззрение, которое навязывает путинизм, и потому что по сравнению с другими системами они гораздо эффективнее в том, что касается обеспечения личной свободы, процветания и надежды на светлое будущее. Поэтому, хотя нам необходимо активно противостоять путинизму, укреплять приверженность наших обществ нашим ценностям и обновлять наши институты, в долгосрочной перспективе — как это уже было в эпоху холодной войны — именно уверенность в своих силах и терпение помогут нам добиться успеха.
Итак, как нам бороться с этой угрозой?
Во-первых, мы должны ясно дать понять, что наши ценности — это фундамент нашей политики. Наши действия всегда должны быть обусловлены верой в представительскую демократию, свободу личности, прозрачность, подотчетность и содействие общему благу.
Это вовсе не значит, что мы не можем быть прагматичными или сотрудничать с теми партнерами и союзниками, которые не разделяют наши ценности. Это также не значит, что мы должны пытаться навязывать свои ценности силовыми методами. Мир чрезвычайно разнообразен и сложен, и компромиссы являются неотъемлемой частью попыток эффективно взаимодействовать с другими странами. Мы должны четко формулировать наши принципы, но мы также должны открыто признавать, что порой нам приходится идти на компромиссы, чтобы достичь определенных целей в сфере национальной безопасности.
Во-вторых, абсолютно необходимо, чтобы мы достигали наших целей, полагаясь на альянсы и партнерства и добиваясь того, чтобы наши институты помогали поддерживать свободу и демократию в XXI веке. По большей части эти институты уже сослужили нам хорошую службу. Но поскольку мир продолжает меняться — новые мировые державы набирают мощь, а такие потрясения, как Великая рецессия, создают новые источники недовольства и противостояния — мы должны признать, что глобальный порядок фундаментальным образом изменился и он больше не похож на ту структуру, которая установилась после Второй мировой войны к 1950-м и 1960-м годам.
Хотя сегодня Америка стала гораздо сильнее в абсолютном выражении, она больше не обладает значительным экономическим и военным перевесом, который позволял ей эффективно навязывать остальному миру свои внешнеполитические цели. Во многих отношениях мы стали жертвами собственного успеха. Другие страны мира догоняют нас благодаря тому порядку, который мы создали в XX веке. Мы должны признать, что теперь мы имеем дело с целым рядом сильных игроков, которые преследуют свои собственные интересы и выстраивают собственные альянсы. Мы больше не можем — и в этом нет никакой необходимости — продолжать вести себя так, будто мы способны достичь своих целей в одиночку. Вместо того чтобы отрицать многополярность мира, мы должны признать ее и использовать с выгодой для себя.
По этой причине приоритетной задачей должно стать выстраивание и укрепление альянсов и партнерств, и мы должны как можно чаще действовать через них. У нас появилась новая удобная возможность обеспечить формирование солидарности в вопросах поддержки стабильности в мире и укрепления поддержки демократических ценностей. Мы должны остаться непоколебимыми в нашей приверженности существующим альянсам и партнерствам и использовать их в качестве важнейших инструментов для достижений наших целей в области безопасности. Мы также должны искать возможности быстро адаптировать существующие глобальные институты к текущему глобальному сдвигу и создавать новые институты, способствующие укреплению демократии и противостоянию угрозе путинизма.
Например, укрепляя НАТО и Евросоюз, мы теперь должны критически оценивать угрозы, которые путинистские кампании по распространению влияния представляют для этих сообществ, и интегрировать методы сопротивления в их коллективный инструментарий. Альянс НАТО можно обновить таким образом, чтобы помочь его членам отслеживать и разоблачать российские сети влияния. Укрепление институтов, повышение прозрачности и особое внимание к борьбе с коррупцией должны стать приоритетами Евросоюза. Новые соглашения между НАТО и Евросоюзом в таких сферах, как кибервойна, могут быть заключены для борьбы с российским влиянием.
Между тем нам следует выстраивать новые партнерства и альянсы, которые помогут нам добиться наших целей в эту новую эпоху. Стоит отметить, что многие из этих институтов не будут выглядеть точно так же, как те институты, которые помогли нам пережить холодную войну, потому что, как подчеркивают аналитики путинизма, «коррупция служит той смазкой, благодаря которой работает эта [путинистская] система» и «в конечном счете, именно из-за отсутствия жесткого контроля и прозрачности демократических институтов последние легко доступны для эксплуатации». Наши усилия должны быть направлены на то, чтобы справиться с этой реальностью.
Когда мы проанализируем новые условия в мире, возможно, нам нужно будет рассмотреть возможность создания новых альянсов — региональных и глобальных — для укрепления позиций представительской демократии, для противодействия киберинструментам и пропагандистским методам подрыва демократических ценностей, для борьбы с коррупцией, для содействия прозрачности, для укрепления свободных экономик и для обмена знаниями в области борьбы с новыми опасностями, наносящими ущерб нашим обществам.
В-третьих, пока мы боремся с идеологической угрозой путинизма, мы должны обеспечить благополучие и безопасность американского народа и народов наших союзников и партнеров. Это само по себе является чрезвычайно сложной задачей, включающей в себя нашу продолжающуюся борьбу с террористическими группами и их идеологиями, наши попытки предотвратить распространение ядерного оружия, а также попытки сдержать Северную Корею и другие политические силы, которые хотят причинить нам вред. Мы должны проявлять упорство и придерживаться стратегии в наших совместных с партнерами усилиях по уничтожению террористических групп, устранению их лидеров, разрушению их сетей и лишению их привлекательности в глазах населения. И мы должны абсолютно ясно дать понять, что те, кто смеет атаковать нас или наших союзников, подвергают себя огромной опасности.
Борясь с распространением путинизма, мы обязаны вкладывать средства в международную безопасность, чтобы гарантировать, что наши союзники по НАТО и другие партнеры смогут защищаться от военной агрессии России. Для этого нам необходимо разработать стратегию противостояния России военными методами, предполагающую в том числе заблаговременное развертывание боевой техники, укрепление отношений с нашими стратегическими партнерами и увеличение числа учений с европейскими странами, а также систематическое планирование борьбы с российскими кибератаками, пропагандой и гибридными методами ведения войны. Мы должны тщательно продумать ответные меры, чтобы наши инвестиции укрепили наши позиции в области национальной безопасности и позволили бы нам реализовывать наши интересы в сфере обеспечения стабильности ядерного равновесия и укрепления институтов, лежащих в основе глобальной безопасности. К примеру, наши позиции ослабеют, если в ответ на провокации России мы решим выйти из наших альянсов и соглашений и начнем бессмысленную гонку ядерных вооружений.
© AFP 2016, Vano Shlamov
Американские военнослужащие во время американо-грузинских совместных военных учений Noble Partner
В-четвертых, дипломатия и развитие являются критически важными элементами этого уравнения. Подобно тому, как мы не можем функционировать без наших партнеров, мы не можем и полагаться исключительно на вооруженные силы, пренебрегая дипломатией и развитием. Необходимо признать, что путинизм нельзя преодолеть при помощи одной только военной мощи, поэтому мы должны разработать соответствующий ответ, вовлекая в это все правительство. Экономическое развитие и укрепление гражданского общества будут иметь ключевое значение в этой борьбе. Кроме того, нам потребуется обдумать, как направить дипломатические усилия и усилия по развитию на противодействие путинистским тактикам.
С помощью Госдепартамента и других федеральных агентств необходимо разработать новые механизмы, чтобы укрепить свободу прессы, быстро распространять точную информацию и поддерживать эффективные формы борьбы с путинской пропагандой. Нужно рассказывать мировой общественности о том, насколько опасно российское влияние и как нужно на него реагировать, а также поддерживать создание новых институтов и усилия по борьбе с коррупцией. Огромное значение будут иметь попытки разделить мир денег и мир политики, защитить избирательные системы и перекрыть нелегальные денежные потоки. Помимо активных действий Госдепартамента США и Агентства США по международному развитию, реализации этих целей могут способствовать такие инициативы, как расширение числа стран-кандидатов на получение помощи от Корпорации «Вызовы тысячелетия», которая вкладывает средства в борьбу с бедностью в странах, занимающих достаточно высокие места в рейтингах по таким показателям, как диктатура закона и борьба с коррупцией.
В-пятых, если мы хотим помешать путинизму преуспеть в его попытках изобразить представительскую демократию провальной правительственной системой и достучаться до тех, кто недоволен своим социальным положением, один из первых пунктов повестки дня — добиться того, чтобы у наших стран были здоровые экономики, поддерживающие широкий спектр возможностей. Государственнический кланово-олигархический капитализм — это изначально слабая экономическая модель, но если мы не будем соблюдать социальный договор и обеспечивать равный рост в наших собственных странах, как отмечают аналитики путинизма, это откроет для путинизма возможность достичь своей цели, заключающейся в «укреплении убежденности в недееспособности западных демократической и экономической систем» и «ослаблении Евросоюза и привлекательности Запада, доверия к нему и его морального авторитета».
Действительно, необходимость доказывать, что американское общество обязано выполнять свои обещания, сыграла важную роль в нашей стратегии сдерживания Советского Союза в эпоху холодной войны. Как объяснил Джордж Кеннан (George Kennan), архитектор стратегии сдерживания, соперничество с советскими властями, скорее, заключалось в том, «насколько успешными будут наши усилия по созданию у народов мира представления о США как о стране, которая знает, чего хочет, которая успешно справляется со своими внутренними проблемами и обязанностями великой державы и которая обладает достаточной силой духа, чтобы твердо отстаивать свои позиции в современных идеологических течениях». По его мнению, «чтобы избежать поражения, Соединенным Штатам достаточно быть на высоте своих лучших традиций». Стремление заставить правительство и общество работать на благо людей всегда имело большое значение, но в рамках этого противостояния оно играет гораздо более значимую роль.
Наконец, мы должны также признать, что программа по противостоянию путинизму требует создания новых методов внутриполитического сопротивления. Мы должны сделать наши общества устойчивыми к путинистским тактикам, которые используют против нас открытость наших систем и нашу приверженность правилам и процедурным нормам.
Путинистские тактики «серой зоны», предполагающие действия ниже порога открытого конфликта и конкретного ответа, становятся настоящим испытанием для нашей способности распознавать их и нейтрализовывать, прежде чем становится слишком поздно. Поскольку большинство представительских демократий не приспособлены для таких методов и многие из этих угроз нарочито двусмысленны, мы еще не успели разработать устойчивые нормы, концепции и институты, которые помогли бы нам справиться с этой угрозой.
Если оглянуться назад, становится ясно, что угроза вмешательства России в американские выборы 2016 года заслуживала гораздо более решительного ответа, чем тот, с которым чиновники США выступили в то время. Мы должны постараться сделать так, чтобы новая информация о подобных угрозах давала толчок к разработке новой политики, способной стать эффективным инструментом противодействия. И нам необходимо принять во внимание огромный опыт, накопленный нашими союзниками и партнерами в процессе борьбы со сходными угрозами.
К примеру, несмотря на то, что русские финансировали множество кандидатов, претендовавших на пост президента Франции на выборах 2017 года, и что они, несомненно, провели масштабную хакерскую атаку с целью навредить президенту Эммануэлю Макрону накануне голосования, французские избиратели осознавали наличие такой угрозы, поэтому их не получилось застать врасплох. Мы можем извлечь множество уроков из этого и других подобных примеров. Возможные ответные меры могут включать в себя самые разные шаги, от введения санкций и организации киберкампаний до просвещения общественности и сотрудничества с частными компаниями, такими как Facebook, Twitter, а также традиционные новостные организации. Развитие и распространение этих защитных инструментов станет одной из наших главных задач в борьбе с этой новой угрозой.
В долгосрочной перспективе, если нам удастся сформулировать эти политические подходы, у нас появятся высокие шансы лишить наших оппонентов-путинистов преимуществ и выиграть это идеологическое соревнование. Как и в прошлом веке, мы можем одолеть эту новую трудность, при этом обновив наши ценности, и построить лучший мир.
Члены Палаты представителей США от Демократической партии Адам Смит (Adam Smith), Сет Моултон (Seth Moulton), Стефани Мерфи (Stephanie Murphy), Рубен Галлего(Ruben Gallego), Джо Кортни (Joe Courtney)

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

257
Похожие новости
17 октября 2017, 09:27
17 октября 2017, 22:57
18 октября 2017, 18:57
19 октября 2017, 03:57
16 октября 2017, 23:57
19 октября 2017, 03:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
14 октября 2017, 23:27
13 октября 2017, 19:27
16 октября 2017, 10:27
18 октября 2017, 13:57
12 октября 2017, 17:27
17 октября 2017, 11:27
17 октября 2017, 10:27