Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Путин — о пересмотре итогов Второй мировой: Кому-то хочется вскрыть этот ящик Пандоры? Флаг вам в руки!

Накануне начала Восточного экономического форума Владимир Путин дал интервью агентству Bloomberg, в котором рассказал об отношениях с Китаем, проблеме Курил и невозможности пересмотра итогов Второй мировой войны.

Мы территорией не торгуем

- Возможно, вы отдадите один из Курильских островов в обмен на серьёзное экономическое сотрудничество. Готовы ли вы к такой сделке?

- Мы не торгуем территориями. Хотя проблема заключения мирного договора с Японией является, конечно, ключевой, и нам бы очень хотелось с нашими японскими друзьями найти решение этой проблемы. У нас ещё в 1956 году был подписан договор, и, на удивление, он был ратифицирован и Верховным Советом СССР, и японским парламентом. Но затем японская сторона отказалась его выполнять.

Несколько лет назад японские коллеги попросили нас вернуться к обсуждению этой темы, и мы пошли навстречу. За предыдущие пару лет не по нашей инициативе, а по инициативе японской стороны фактически эти контакты были заморожены. Но сейчас наши партнёры проявляют желание вернуться к обсуждению этой темы. Речь не идёт о каком-то обмене, о каких-то продажах. Речь идёт о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя внакладе, ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побеждённой, ни проигравшей.

Мы ничего Китаю не отдавали

- Вы отдали Китаю отдали в 2004 году остров Тарабаров.

- Мы ничего не отдавали, это были территории, которые являлись спорными и в отношении которых мы вели переговоры с Китайской Народной Республикой в течение 40 лет. Хочу это подчеркнуть, 40 лет – и в конце концов нашли компромисс! Часть территории окончательно закреплена за Россией, часть территории окончательно закреплена за Китайской Народной Республикой.

Это стало возможным исключительно на фоне очень высокого уровня доверия, которое сложилось к тому моменту между Россией и Китаем. И если мы добьёмся такого же высокого уровня доверия с Японией, то и здесь мы можем найти какие-то компромиссы.

Пересматривать итоги Второй мировой надо начинать с Польши, Венгрии и Румынии

- Может быть, вы и Калининград отдадите? Это шутка, конечно.

- А я вам скажу без всяких шуток. Если кому-то хочется начать пересматривать итоги Второй мировой войны, давайте попробуем подискутировать на эту тему. Но тогда нужно дискутировать не по Калининграду, а в целом по восточным землям Германии, по Львову, который был частью Польши, и так далее, и так далее. Там есть и Венгрия, есть и Румыния. Если кому-то хочется вскрыть этот ящик Пандоры и начать с ним работать, – пожалуйста, флаг в руки, начинайте.

Не будем спешить с приватизацией «Роснефти»

- Мы принципиально своей позиции не меняем. Приватизация - не тот случай, когда мы должны, как у нас говорят, суетиться, то есть проявлять какую-то нервную реакцию: мы должны немедленно и любой ценой. Нет, любой ценой мы делать не будем. Мы будем делать с максимальным эффектом для российской экономики. Мы готовимся к сделке по «Роснефти» в этом году. Не знаю, сможет ли правительство реализовать эту сделку вместе с менеджментом самой «Роснефти», найдут ли соответствующих стратегических инвесторов. Мне кажется, речь должна идти именно о таких инвесторах. Но мы готовимся и планируем сделать это именно в текущем году.

Россия не занимается хакерством

- Говорят, что люди, которые поддерживаются Россией, взломали базу данных Демократической партии. Но, наверное, это совсем неправда?

- Я об этом ничего не знаю. Вы знаете, столько много хакеров сегодня, причем они действуют настолько филигранно, настолько тонко, могут показать в нужном месте и в нужное время свой «след». Или даже не свой «след», а закамуфлировать свою деятельность под деятельность каких-то других хакеров из других стран. Это абсолютно труднопроверяемая вещь, если вообще возможно ее проверить. Во всяком случае, на государственном уровне мы этим точно не занимаемся.

А потом, разве это важно, кто взломал эти какие-то данные из предвыборного штаба госпожи Клинтон? Важно, что является содержанием того, что было предъявлено общественности. Вокруг этого должна вестись дискуссия на самом деле. Не нужно уводить внимание общественности от сути проблемы, подменяя какими-то второстепенными вопросами.

Нам все равно с кем работать — с Трампом или Клинтон

- С кем бы вы предпочли иметь дело: с Трампом или Хиллари?

- Мне бы хотелось иметь дело с человеком, который может принимать ответственные решения и исполняет достигнутые договорённости. Фамилии совершенно не имеют значения. Мы будем работать с любой администрацией, с любым президентом, которому окажет доверие американский народ – если, конечно, он сам будет хотеть сотрудничать с Россией. И, если кто-то говорит, что он хочет работать с Россией, мы приветствуем это. А если кто-то хочет от нас избавиться, это совершенно другой подход. Но мы и это переживём: здесь неизвестно, кто больше потеряет при таком подходе.

Отношения с Британией зависят от США

- У нас запланирована встреча с премьером Великобритании в Китае. К сожалению, не самым лучшим образом складывались отношения между нашими странами, но не по нашей вине. Не мы сворачивали отношения – это Великобритания решила заморозить по многим направлениям наши взаимные контакты. Если британская сторона считает, что необходимость диалога есть, то мы не собираемся здесь как-то надувать губы, обижаться на кого-то. Мы очень прагматично подходим к сотрудничеству с нашими партнёрами.

Британия вышла уже фактически из Европейского союза, но она не вышла из особых отношений с Соединёнными Штатами. И, думаю, то, что касается отношений с Россией, зависит не от её присутствия либо отсутствия в Европейском союзе, а зависит от её особых отношений со Штатами.

Никто не вправе указывать, когда Асад должен уйти

- Извне нельзя ничего решать по политическим режимам, по смене власти. Когда я слышу, что какой-то президент должен уйти, слышу не внутри страны, а со стороны, то это вызывает у меня большие вопросы. Попытки демократизации в Ираке и в Ливии, мы видим, к чему это там привело: по сути, к развалу государственности и к росту терроризма. Где в Ливии вы видите элементы демократии? Может быть, они когда-то возникнут, я очень на это рассчитываю. Или продолжающаяся гражданская война в Ираке. А что там будет вообще с Ираком в целом в будущем? Пока это всё большие вопросы.

То же самое и в Сирии. Когда мы слышим, что Асад должен уйти (почему-то со стороны кто-то так считает), то у меня большой вопрос: а к чему это приведёт? Вообще соответствует ли это нормам международного права? Не лучше ли набраться терпения и способствовать изменению структуры самого общества, и подождать, пока произойдут естественные изменения внутри. Да, это не произойдет «с сегодня на завтра», но, может быть, в этом и заключается политическая мудрость: в том, чтобы не суетиться, не забегать вперёд, а постепенно вести дело к структурным изменениям, в данном случае – в политической системе общества.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

165
Похожие новости
09 декабря 2016, 16:27
09 декабря 2016, 15:27
09 декабря 2016, 21:57
09 декабря 2016, 13:12
09 декабря 2016, 21:27
10 декабря 2016, 23:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
07 декабря 2016, 13:42
04 декабря 2016, 22:12
10 декабря 2016, 09:27
09 декабря 2016, 14:12
07 декабря 2016, 19:12
05 декабря 2016, 04:42
09 декабря 2016, 16:27