Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Россия хочет, но не может — провал с военной базой в Киргизии

Автор Игорь Николаевич Панкратенко — эксперт Центра Сулакшина, востоковед, политолог, доктор исторических наук.

Фото: Путин и Атамбаев, во время визита в Киргизию, 2017 г.

Москва и Бишкек ведут переговоры о размещении в Кыргызстане второй российской военной базы. Об этом на прошлой неделе в ходе своего визита в столицу РФ сообщил премьер-министр КР Сапар Исаков.

«На уровне соответствующих министерств проводились консультации по этому вопросу. Но пока у нас нет окончательного решения… Еще ведутся переговоры по этому поводу», — сказал он.

По мнению киргизской стороны, новую военную базу нужно разместить на юге республики. Как пояснил Исаков, это необходимо «для обеспечения безопасности не только Киргизии, но региона в целом».

Собственно, история вопроса о второй российской базе насчитывает уже несколько лет, поскольку впервые о необходимости ее создания в Ошской или Баткенской области, то есть в Ферганской долине, заговорили еще в 2012 году, причем в 2015-м против ее создания категорически высказался Узбекистан.

Да и позицию киргизских властей по данному вопросу особо последовательной назвать достаточно затруднительно. Так, 1 декабря 2016 года президент Алмазбек Атамбаев на пресс-конференции высказал мнение, что

Киргизия должна «опираться на свои вооруженные силы, а не на армии других государств», правда, подчеркнув при этом, что Киргизия и Россия «всегда будут оставаться стратегическими партнерами». Чуть позже пресс-секретарь президента республики пояснил, что достигнуты договоренности с Россией о сокращении сроков пребывания в стране объединенной российской военной базы — аэродрома коллективных сил быстрого реагирования Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в Канте, испытательной военно-морской базы на Иссык-Куле, узла связи в поселке Чалдовар и автономного сейсмологического пункта в городе Майли-Сай — с 49 до 15 лет, то есть до 2031 года. После этого заявления Атамбаева Москва предпочла «сделать хорошую мину при плохой игре — в феврале 2017 года, во время визита в Киргизию, президент Владимир Путин заявил, что России база в этой стране не нужна, а нужна она, дескать, Бишкеку для обеспечения своей безопасности.

«Если когда-то Кыргызстан скажет, мы укрепили настолько свои вооруженные силы, что такая база нам не нужна, мы в этот же день уйдем», — говорил тогда Путин.

Но в июле нынешнего года позиция Бишкека в очередной раз развернулась на 180 градусов, и вот уже Атамбаев на встрече с Путиным заявляет, что его страна совершенно не против размещения второй российской военной базы, но только при условии, что она будет находиться на границе с Таджикистаном. И, главное, что расходы по ее содержанию полностью возьмет на себя российская сторона, а участие Киргизии выразится лишь в том, что она бесплатно предоставит под территорию этой базы свою землю.

В самой Киргизии в отношении расширения военного присутствия России в республике отнеслись достаточно неоднозначно. Большинство политиков и экспертов появление новой российской военной базы поддержали, вполне справедливо полагая, что во взрывоопасной Ферганской долине, которая представляет собой кипящий котел противоречий, появление российских войск послужит стабилизации обстановки и гарантирует здесь стабильность.

Но имеется и другое мнение, которое наиболее четко сформулировал экс-председатель пограничной службы республики Курманакун Матенов: «Надо проанализировать, насколько опасна для нас ситуация в Афганистане в случае ее обострения. У нас нет общей границы с Афганистаном. В Таджикистане, который стоит между нами, есть крупная российская военная база. Перед тем как говорить о дополнительной базе, надо тщательно проанализировать вопросы внешней и внутренней безопасности. Но самое главное — надо думать о независимости государства. Чья бы ни была иностранная военная база, она дает повод говорить о суверенитете. Привести чужие армии и распустить свою? В первую очередь мы должны укреплять свою армию».

Но тот же Атамбаев успокоил оппонентов, заявив, что получить дополнительные гарантии безопасности в виде российской военной базы в Ферганской долине было бы хорошо, но «Москва вряд ли пойдет на это, так как данный проект требует больших затрат».

Собственно эта причина — большие затраты — и является определяющим фактором того, что вторая российская база в Киргизии не появилась. И в ближайшее время не появится. А первая, уже существующая, хоть и выглядит внешне впечатляюще, но на серьезные угрозы отреагировать будет не в состоянии — попросту не хватит ударных возможностей. Разумеется, российским военным хотелось бы расширить свое присутствие в Центральной Азии, да и интересам России это полностью отвечает. Причем это расширение достаточно благосклонно было бы воспринято местными политическими элитами, да и общественностью в целом. Проблема в том, что, увлекшись авантюрами в Сирии и на Украине, заигравшись в «наш ответ НАТО», минобороны России очень быстро исчерпала свои ресурсы на оборонные проекты, в частности на программу перевооружения армии.

Сегодня становится все более очевидным, что из-за финансовых трудностей и западных санкций массовых поставок в российскую армию уже разработанных и испытанных новых образцов боевой техники в ближайшие годы не будет. В первую очередь это наверняка коснется долгожданных танков Т-14 «Армата» и 152-мм самоходных артиллерийских установок дивизионного звена «Коалиция-СВ». В Генштабе, и в минобороны РФ осознали, что с чрезвычайно амбициозными планами государства по поставкам в ВС страны передовых вооружений случился полный провал.

Так, в сентябре 2015 года генеральный директор «Уралвагонзавода» Олег Синенко заявил ТАСС, что его предприятием до 2020 года в войска будет поставлено 2300 танков «Армата». Спустя год ТАСС сообщило, что первая партия Т-14 будет состоять всего из 70 серийных танков, по сути — один полк. Причем «крайние» из них поступят в 1-ю танковую армию не в 2018, а в 2019 году. Бюджетные предложения минобороны РФ на 2018 год будут урезаны на 1,9 триллиона рублей, а на 2019-й — и вовсе на 2,2 триллиона. Тут уж не до новых военных баз за рубежом — хватило бы денег на расконсервацию и модернизацию еще советских запасов, тех же танков Т-80БВ, которых в России, по данным специализированного издания Military Balance, на складах минобороны около трех тысяч штук. И минобороны планирует вернуть их в строй.

«Базовые страсти» между Москвой и Бишкеком как-то неожиданно обернулись для Кремля достаточно неприятным сюрпризом. Внезапно выяснилось, что за 17 последних лет — при подчеркнутом внимании Верховного главнокомандующего к проблемам армии — Россия оказалась не в состоянии полноценно прикрыть свои южные рубежи и что поддержка Донецка и Луганска, а также содержание «ихтамнетов» в Сирии явились столь серьезными испытаниями, что исчерпали ресурсы минобороны, не говоря уже о российском бюджете.

Однако это — приговор. И «эффективности» российской внешней политики. И «возрождению» российского ВПК. И претензиям России на место одного из наиболее влиятельных мировых игроков.


Игорь Панкратенко

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

501
Похожие новости
19 октября 2017, 17:57
18 октября 2017, 17:57
19 октября 2017, 13:57
19 октября 2017, 10:27
18 октября 2017, 13:57
18 октября 2017, 10:57
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
14 октября 2017, 17:57
15 октября 2017, 21:27
13 октября 2017, 13:27
16 октября 2017, 07:27
17 октября 2017, 10:27
12 октября 2017, 19:57
12 октября 2017, 20:27