Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Российский ВПК: от автоматов до убийц спутников (Le Monde diplomatique, Франция)



Разрываясь между стремлением модернизировать свой военно-промышленный комплекс и реалиями пришедшей в упадок экономики, Россия пытается вернуть себе былой стратегический ранг. Несмотря на технологическое отставание, она все еще остается вторым по величине экспортером оружия в мире.

Июнь 2015 года. Международный военно-технический форум в Кубинке (порядка 60 километров к западу от Москвы). Лавируя между стендами 800 российских и иностранных предприятий, представители ближневосточных и азиатских стран стекаются к «навесу» Уралвагонзавода (УВЗ). Предмет их любопытства: комплекс Бук-М2Е компании «Алмаз-Антей», главного российского производителя ракет земля-воздух. Это высокоэффективное оружие способно одновременно поразить 24 цели и представляет собой серьезную угрозу для авиации, обладая при этом и определенными противоракетными возможностями. У стенда, а затем и в декорированном в камуфляжных тонах бизнес-центре форума можно заметить все новые рукопожатия, а торговые представители подписывают протоколы будущих договоров продажи.


Шесть месяцев спустя и в трех тысячах километров к югу УВЗ вновь открыл свой стенд на салоне «Торгово-промышленный диалог Россия-Иран» в Тегеране. Иранский министр промышленности Мохаммед Реза Нематзаде с интересом рассматривает представленный компанией подвижной состав, внимательно слушая комментарии своего российского коллеги Дениса Мантурова, который нахваливает ему национальные ноу-хау.

Происходившее в Кубинке и Тегеране повторяется на всех крупных мировых оружейных форумах: EUROSATORY и «Ле Бурже» во Франции, International Defence Exhibition (IDEX) в Абу-Даби и «Фарнборо» в Великобритании. Не стоит забывать и о масштабных «региональных» мероприятиях вроде Feria Internacional del Aire y del Espacio (FIDAE) в Чили. Тем не менее, хотя предприятия российского ВПК представляют свою продукцию по всему миру, ответ на иностранные запросы редко бывает в их компетенции. Расчет стоимости услуг и компенсаций, условия поставок, приобретение производственных лицензий, договоренность о технической поддержке — за всем этим клиенты обращаются в агентство «Рособоронэкспорт», которое было сформировано по указу президента в ноябре 2000 года, а с 2008 года входит в государственный холдинг «Ростех». Годом ранее тот был учрежден по распоряжению Владимира Путина. Сейчас Ростех включает в себя активы 663 российских промышленных предприятий, значительная часть которых относится к ВПК. Он находится под началом доверенных лиц президента и обладает монопольным правом на экспорт всей оборонной продукции. И результаты вроде бы есть. По крайней мере, на первый взгляд.

В 2014 году российские продажи военной техники достигли отметки в 10 миллиардов долларов, и сегодня страна является вторым по величине экспортером оружия в мире. Главными клиентами за последние пять лет для нее стали Индия, Китай, Вьетнам и Венесуэла. Продукция «МиГ», Коломенского завода, «Сухого», ОСК и «Камова» пользуется репутацией простой и эффективной техники, ее можно встретить по всему миру. «Российские компании поднимаются вверх на национальной волне приобретений и экспорта: в настоящий момент 11 из них находятся в списке 100 мировых лидеров, а их общие доходы выросли на 48,4% с 2013 по 2014 год», — отмечает сотрудник Стокгольмского института исследований проблем мира Симон Веземан (Siemon Wezeman).



Россия развернула в Сирии ЗРК С-400

Как бы то ни было, за исключением ракетных комплексов С-300 и С-400 компании «Алмаз-Антей» (они в одиночку способны изменить расклад сил в региональном театре боевых действий), это оружие не может соперничать в эффективности с продукцией нового поколения, которую предлагают американцы, немцы, французы и шведы. На фоне всеобщего апсейла на мировом рынке оружия простота российской продукции (вроде тех же автоматов Калашникова), которая в прошлом легла в основу ее репутации, может превратиться из преимущества в недостаток. Тем более что азиатские и африканские клиенты, которые традиционно приобретали это вооружение, теперь сами начинают экспортировать копии. Некоторые из них, и в частности Китай, даже могут встраивать сравнимые по качеству (а будущем, может, и более совершенные) электронные и боевые системы. Кремль же делает вид, что его не волнует конкуренция со стороны развивающихся стран. К тому же, хотя китайская авиация и разработала истребители так называемого пятого поколения, ей все равно потребуются (хотя бы частично) технологии российских производителей двигателей.

Западные санкции и разрыв с Украиной — угроза для стратегической независимости

В то же время в Москве прекрасно понимают, что определенные отрасли национальной оборонной промышленности постепенно стали зависеть от западных технологий. Принятые в 2014 году после аннексии Крыма санкции закрыли рынки снабжения. Российский ВПК больше не может приобрести в Европе и Америке высокие технологии военного или двойного назначения, не прибегая к услугам готовых пойти на обход эмбарго стран. Еще более серьезным моментом стал разрыв сотрудничества с украинскими оружейными предприятиями. Дело в том, что те традиционно поставляли немалую часть комплектующих российских оружейных систем: так, в вертолетах Ми-8 используются двигатели «Сич», а фрегатам проекта 22350 требуется двигательная установка украинского предприятия «Зоря-Машпроект». Столь значимый для российской дипломатии знаменитый комплекс С-300 в свою очередь включает в себя электронику львовской компании «Лорта».

При всем этом России все же удалось вернуть некоторую свободу действий в определенных областях: северодвинский Севмаш в срочном порядке заменил собой Николаевский судостроительный завод. Тем не менее на технические трудности накладывается и сокращение российского оборонного бюджета (на 5% в этом году), о котором сообщила 6 марта замминистра обороны Татьяна Шевцова. Эмбарго же лишь усиливает стремление России к большей независимости. Не факт, что у нее хватит на это средств в обозримом будущем, но выбора у нее в любом случае нет: восстановление образа высокотехнологичной и независимой в стратегическом плане державы чрезвычайно важно для сохранения и улучшения привлекательности ее предложения в целом.

Для достижения этой цели Москва решила сделать приоритетом инвестиции в космическую и ядерную отрасли, единственные сферы, которым под силу произвести достаточно мощный эффект технологического и стратегического рычага. Во время холодной войны два этих столпа (ядерное сдерживание и доступ в космос) дали СССР статус сверхдержавы. Кроме того, они позволили постсоветской России сохранить положение после того, как распад Союза заставил ее на время забыть о первых ролях на международной арене. Даже в разгар черного периода «стратегической нищеты» 1990-х годов у Москвы были остаточные ядерные возможности, которые затем подверглись модернизации. Этот козырь сыграл решающее значение в ее возвращении в мировую политику с середины 2000-х годов.

В 2011 году Россия объявила о намерении вложить к 2020 году 70 миллиардов долларов в модернизацию стратегической ядерной триады: межконтинентальных баллистических ракет, бомбардировщиков и атомных подлодок. Эту сумму следует рассматривать в рамках инвестиций в 750 миллиардов долларов (за тот же период), решение о которых было принято после войны в Грузии в 2008 году, когда, несмотря на победу, стали заметны технические и операционные проблемы российской армии. В сфере баллистических ракет основной упор был сделан на две программы: комплекс РС-26 «Рубеж» (нацелен на обход противоракетной обороны) будет принят на вооружение в 2016 году, а РС-28 «Сармат» (тяжелая жидкостная ракета шахтного базирования, способная нести до десяти зарядов) должна прийти на смену Р-36М2. К этому арсеналу следует добавить и баллистическую ракету «Баргузин», которая устанавливается на мобильные железнодорожные платформы.

После «Курска» у подлодок плохая репутация

Что касается флота, Россия помнит, что подлодки являются сегодня одним из главных показателей мощи, причем на рынке ей приходится сталкиваться с конкуренцией со стороны Франции, Германии, Японии и США. Российские подлодки продаются по всему миру (например, дизельные «Кило»), однако пользуются плохой репутацией в плане безопасности: трагедия «Курска», который затонул со всем экипажем в августе 2000 года, еще свежа в памяти. Москве нужно успешно довести до конца программу полной модернизации, воплощением которой сегодня призваны стать подлодки класса «Борей» (некоторые эксперты все же высказывают сомнения насчет их эффективности). Они несут от 12 до 16 ракет «Булава» дальностью в 8 000 километров: их разработка в период с 2004 по 2009 год была связана с огромными трудностями, но последние испытания в 2014-2015 годах продемонстрировали куда лучшую эффективность. Предварительно Путин лично «разобрался» с руководителями программы по привычной для него сценографии: хороший царь наказывает нерадивых бояр.

Возможности «Булавы» вызывают тревогу в западных штабах. «Как и ее наземная модификация, “Булава” разрабатывалась для противодействия развитию западной ПРО: после запуска она может маневрировать для уклонения, а также пустить в ход широкий спектр контрмер и ловушек во избежание перехвата», — отмечает эксперт американского флота Том Спан.

Что касается последнего элемента триады, стратегические бомбардировщики Ту-22, Ту-60 и Ту-95МС уступят место новой модели (ПАК ДА) с дальним радиусом действия, приспособленностью под многоцелевые задачи и даже, как утверждается, стелс-возможностями. Эти программы явно нервируют Североатлантический альянс. «Россия расширяет инвестиции в оборону в целом и ядерные возможности в частности, — отметил генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг. — Такое воинственное поведение необоснованно, носит дестабилизирующий характер и представляет опасность. (…) Это одна из причин, по которым мы расширяем наши возможности по быстрому реагированию и подготовку наших собственных сил».



Вертолеты Ми-24 во время демонстрационного показа военной техники в рамках IX Международной выставки вооружения, военной техники и боеприпасов в Нижнем Тагиле

В ядерной сфере Москва, по всей видимости, играет на нервах у Запада. Через два месяца после начала вмешательства в Сирии, во время собрания в присутствии президента Путина в Сочи 10 ноября 2015 года российский телеканал снял через плечо одного адмирала планы таинственных ядерных торпед дальнего радиуса действия под названием «Статус-6». Причем на встрече президент России особо подчеркнул, что его страна «примет необходимые ответные меры по укреплению потенциала стратегических ядерных сил». Пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков сразу же заявил, что эти кадры были сняты случайно, что программа была закрыта, и что в дальнейшем власти примут меры для предотвращения утечек «настоящих» секретных данных. Эксперты американского телеканала Fox News в свою очередь начали замогильным тоном обсуждать потенциальную угрозу для американских портов со стороны ядерных торпед в пять мегатонн. Как бы то ни было, большинство компетентных обозревателей сошлись во мнении, что «утечка» могла быть организована, чтобы нагнать страха на западных «партнеров».

Москва меняет ядерную доктрину в зависимости от международной обстановки

На технологические улучшения (реальные или выдуманные) накладываются и изменения официальной доктрины российских ядерных сил. Четыре документа (от 1993, 2000, 2010 и 2015 годов) свидетельствуют об ощутимых переменах в зависимости от восприятия угроз в России. В доктрине 1993 года утверждается концепция взаимного сдерживания ядерных держав. Документ 2000 года (он последовал за вмешательством Запада в Косове в 1999 году) отмечает возможное применение ядерного оружия в случае крупномасштабного нападения, которое создает угрозу для «безопасности» страны. В то же время в 2010 и 2015 годах Москва, по всей видимости, все же повысила порог применения предупредительного ядерного удара в ответ на массированную атаку: теперь причиной называется угроза не просто для безопасности, а для выживания российского государства.

В космической сфере (второй столп технологического рычага, который пытается починить Россия) ситуация складывается не лучшим образом. Неудачные пуски следуют один за другим, взять хотя бы разрушение носителя «Протон-М» во время полета 16 мая 2015 года или потерю спутника Kanopus с носителя «Союз» 5 декабря. «В прошлом повальная коррупция, низкая производительность и недостаточный контроль качества привели к снижению общей эффективности космической программы, — отмечает эксперт Бернар Сласки. — С 2004 по 2011 год доля неудачных пусков составляла 5-6%. С 2011 по 2013 год она выросла до 11,1%: 8 аварий из 72 пусков. Причем за то же самое время бюджет Федерального космического агентства вырос на 78%». Кремль отреагировал на ситуацию, поручив миссию по восстановлению отрасли влиятельному вице-премьеру Дмитрию Рогозину (в прошлом он был постпредом России при НАТО). Объявленная в 2015 году новая стратегия предусматривает формирование особого совета при президенте России и инвестиции в 4-5 миллиардов евро в год до 2030 года. В стремлении вернуть ракетам надежность власти приняли решение о ликвидации Федерального космического агентства и его включении в госкорпорацию «Роскосмос». Россия не может обойтись без собственных спутников: как во Франции или США, эффективность ее ядерного сдерживания и противоракетной обороны зависит от независимого доступа в космос, а также спутниковых средств предупреждения и наблюдения.

После модернизации радара ПРО Дон-2Н в 2007 году, в ноябре 2015 года Москва запустила новое поколение спутников «Тундра». Они стали частью Единой космической системы и должны восстановить возможности по обнаружению пусков межконтинентальных баллистических ракет по всему миру. Во время холодной войны в стране были выработаны возможности по противодействию спутникам, а сейчас традиционное ноу-хау получает продолжение в милитаризации космоса. Скандал вокруг «Космоса-2499» (способный менять орбиту российский аппарат был запущен без официального предупреждения в 2013 году, а затем обнаружен Командованием воздушно-космической обороны Северной Америки) дал новый толчок рассуждениям об испытаниях спутников-шпионов или «убийц спутников».

Символическая продажа Китаю новейших ракет

Активность в сфере технологических инвестиций приносит плоды. Пекин был главным клиентом Москвы с 1995 по 2005 год, но затем резко сократил заказы. Тем не менее 9 мая 2015 года китайский лидер Си Цзиньпин в сопровождении супруги Пэн Лиюань присутствовал на Красной площади на военном параде в честь победы СССР над нацистской Германией (западные лидеры его бойкотировали). Это воссоединение (не без задних мыслей, как это часто бывает в отношениях Пекина и Москвы) позволило директору Рособоронэкспорта заявить о продаже Китаю ракетных комплексов С-400 «Триумф», которые в тот день были впервые продемонстрированы общественности на параде. Сумма этого исполненного геополитического символизма контракта оценивается некоторыми экспертами в 3 миллиарда долларов.

Как в ядерной сфере, так и в космосе, доктрина и бюджетная политика несут в себе сразу два посыла. Первый означает постоянное недоверие к НАТО, которое вновь обострилось на фоне украинского кризиса. Второй, технологический сигнал нацелен на международных клиентов ВПК. Мешая в одно политическую активность, технологические инвестиции и продолжение новых программ, Москва пытается сохранить позиции на мировом рынке оружия, где все больше нарастает конкуренция.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

541
Похожие новости
09 декабря 2016, 18:27
10 декабря 2016, 21:57
09 декабря 2016, 14:12
09 декабря 2016, 20:27
10 декабря 2016, 09:27
09 декабря 2016, 19:12
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
07 декабря 2016, 19:12
09 декабря 2016, 21:57
06 декабря 2016, 03:57
10 декабря 2016, 05:27
06 декабря 2016, 22:57
10 декабря 2016, 16:27
09 декабря 2016, 21:27