Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Сложная игра Эрдогана: Турция дает Израилю шанс стать конкурентом Газпрома

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху анонсировал поставки израильского газа в Европу через территорию Турции

Примирение Турции с Израилем возродило старую идею Тель-Авива поставлять свой газ через турецкую территорию в Европу.

Между тем, Анкара уже развивает аналогичный проект с Азербайджаном, и не исключено возрождение «Турецкого потока» на фоне извинений Эрдогана перед Путиным.

Анкаре выгодно принять все эти проекты. Однако каковы шансы Израиля в борьбе за европейский газовый рынок?

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху анонсировал поставки израильского газа в Европу через территорию Турции, передает РИА «Новости». По его словам, соглашение о нормализации отношений предполагает заключение соглашения по транзиту. «Израильский природный газ может поставляться в Европу через Турцию. Без этого соглашения это было бы невозможно. Речь идет об огромных цифрах», — заявил Нетаньяху в ходе выступления в Риме.

Израиль и Турция шесть лет назад были стратегическими партнерами, но в 2010-м году отношения резко испортились. Это случилось, когда израильские морпехи убили десять турецких поддерживающих Палестину активистов, шедших на прорыв блокады сектора Газа.

Однако в понедельник Израиль и Турция объявили о нормализации отношений после шестилетнего разрыва партнерства: достигнута договоренность об обмене послами, соглашение парафировано и вскоре будет подписано, сказал премьер-министр Бинали Йылдырым.

О том, что Израиль хочет поставлять свой газ в Европу, Тель-Авив говорит уже несколько лет, уверяя, при этом, что разногласия с Турцией этому не помеха. В последние месяцы такие разговоры участились на фоне политических разногласий России и Турции и снижения закупок российского газа Турцией (в первом квартале 2016 году РФ экспортировала 6,35 млрд кубометров против 7,5 млрд в первом квартале 2015 года).

Однако в понедельник же стало известно об извинении президента Турции в письме Владимиру Путину за сбитый самолет Су-24 и принесение глубоких соболезнований семье погибшего пилота Олега Пешкова. Эрдоган в письме призвал Россию восстановить дружеские отношения между странами. Если стороны пойдут дальше в этом желании, то это легко может вернуть и прежние отношения в газовой сфере. До конфликта Турция хотела нарастить поставки российского газа и подписать соглашение о «Турецком потоке».

С другой стороны, даже нормализация отношений России и Турции не исключает желания Анкары поработать с Израилем. Однако Турция как для России, так и для Израиля останется рискованным партнером, учитывая предыдущий опыт сотрудничества.

Инфраструктура

Собственно, политические риски транзита газа из Израиля в Европу — один из минусов анонсированного Нетаньяху проекта. Сегодня страны дружат, а завтра — нет.

«Исламист Эрдоган не самый желанный партнер для Тель-Авива. Поэтому у такого транзитного проекта — очень высокие политические риски, что негативно влияет на его инвестиционную привлекательность», — считает председатель совета директоров «Инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский.

Политические риски создает не только Турция. «Газопровод можно построить либо по дну Средиземного моря, либо по суше. В любом случае придется столкнуться либо с Северным Кипром, либо с Ливаном и Сирией — ни тот ни другой вариант не выглядят надежными и несут дополнительные инвестиционные риски», — отмечает Андриевский.

С такими рисками привлечь инвесторов будет не просто. Для сравнения: стоимость похожего проекта строительства TANAP (из Азербайджана в Турцию) оценивается в 10–11 миллиардов долларов, TAP (из Турции по европейской части) — в 5,6 млрд евро.

Трубопровод в Турцию и далее в Европу — это еще привязка к конкретному рынку сбыта, в первую очередь, турецкому и к рынку стран Юго-Восточной Европы. У Израиля же имеется альтернатива — возможность наладить экспорт куда угодно в виде СПГ.

«Для Израиля более целесообразно построить СПГ-терминал и наладить экспорт сжиженного природного газа. Затраты на завод могут быть сопоставимы или меньше расходов на строительство трубопровода. Тем более, вдоль берега Средиземного моря много терминалов СПГ для приемки такого топлива, они не загружены. Кроме того, за счет продажи СПГ Израиль может быть более гибким, не привязываться к локальному рынку сбыта. А СПГ делает поставки более глобальными», — говорит газете ВЗГЛЯД директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Если Тель-Авив все же выберет трубопроводный проект, то перспективы его реализации уходят все равно далеко за 2020 год.

«Ведь нужно пройти не только через Турцию, но и построить мощности для транспортировки газа внутри Европы, а для этого надо получить одобрение ЕК, получить определенный статус, как это сделал азербайджанский проект TAP (России такого статуса для ОПАЛа, например, не дали — прим. ВЗГЛЯД). Это все однозначно за пределами 2020 года», — говорит Пикин.

Для сравнения: впервые о проекте азербайджано-турецкого газопровода TANAP заговорили в 2011 году, до этого обсуждали целесообразность проекта Nabucco, который в итоге похоронен. Только в этом году были приняты принципиальные решения о будущем этого проекта, в частности TAP (продолжение трубы от Турции по европейской территории) только сейчас получил зеленый свет европейских регуляторов (исключение из действия норм третьего энергопакета ЕС). Первые поставки ожидаются не раньше 2019 года. То есть с момента разговоров до реальных поставок может пройти минимум 8 лет. По сути, проект израильского трубопровода через Турцию в Европу находится сейчас на стадии азербайджанского проекта 2011 года.

Ресурсная база

Израиль интересуют поставки газа за счет разработки шельфа в восточной части Средиземного моря, где уже эксплуатируется месторождение Тамар и готовится к вводу месторождение Левиафан (по предварительным данным, содержит 453 млрд кубометров газа).

С разработкой Левиафана возникли проблемы, которые тянулись не один год: антимонопольное ведомство страны отказалось выдавать разрешение на добычу консорциуму компаний по главе с американской Nobel Energy и израильской Delek, так как они получили бы контроль над месторождением Левиафан и его менее крупным собратом — месторождением Тамар. Однако правительство Израиля всячески поддерживало этот консорциум. Противостояние затянулось на несколько лет, Левиафаном же никто не занимался.

Правда, многолетний конфликт к этому лету удалось разрешить. В мае Нетяньяху представил новое соглашение с Noble Energy и Delek Group о разработке и экспорте газа с месторождения. Оно, судя по всему, устроило всех, так как консорциум в начале июня, наконец, получил разрешение на разработку Левиафана. В соглашение был внесен пункт, позволяющий будущим правительствам Израиля изменить условия, согласованные с нефтегазовыми компаниями. Это тоже создает риски для добытчиков. Возможно, это связано с тем, что после прекращения дешевого импорта газа из Египта цены внутри страны на газ выросли, но после разработки месторождения Тамар назад не вернулись. То есть импорт газа, как оказалось, был выгодней для израильтян, чем когда страна начала добывать собственный газ.

И хотя конфликт вокруг Левиафана разрешен, потребуется еще не один год для промышленного освоения месторождения.

«Проектирование буровой займет не менее года, плюс согласование с разными инстанциями, отвечающими за экологию, транспорт и прочее. Бюрократии в Израиле не меньше, чем в России. Дальше пойдет изготовление платформы, транспортировка, сборка на месте, начало бурения, получение первого газа, увеличение скважин, расширение поля бурения. Этот проект, на мой взгляд, также выскакивает за пределы этого десятилетия», — отмечает Пикин.

По плану консорциума, первоначально мощность буровой платформы составит порядка 34 млн кубометров газа в сутки или 12 млрд кубов в год. Затем ее мощности могут быть увеличены до 60 млн кубов в сутки или 21,6 млрд кубов в год.

Однако часть добытого газа будет перепродана израильской IPM Beer Tuvia для строящегося нового объекта электроэнергетики. За 18 лет ей намерены поставить до 13,4 млрд кубов.

Ранее Израиль предлагал Европе 16–17 млрд кубометров в год, вероятно, эти же объемы Тель-Авив готов предложить и сегодня, считает Андриевский. Даже с поставками 10 млрд кубометров азербайджанского газа (плюс 6 млрд для Турции) это несопоставимо с объемами поставок Газпрома в Европу — на уровне 160 млрд кубометров каждый год.

И, наконец, один из важных вопросов — цена проекта. «Сейчас стоимость энергоносителей находится на минимумах, а Израиль добывает газ на шельфе. Шельфовые месторождения одни из самых дорогих в добыче, к тому же энергоносители находятся еще и на большой глубине относительно дна моря, что еще больше повышает себестоимость. В текущих ценах на газ плюс инфраструктурные расходы, плюс инвестиционные риски, полюс транзитные издержки — проект Израиля доставки газа в Европу выглядит, по меньшей мере, очень рискованным», — считает Иван Андриевский.

Таким образом, позициям Газпрома в Европе в перспективе пяти лет израильский газ не угрожает. Тем не менее, исключать поставки израильского газа в ЕС не стоит, конкуренция поставок газа в страны Юго-Восточной Европы и на Балканский полуостров будет возрастать.

Сложная игра Турции

Анкара явно сталкивает лоб в лоб сразу три проекта поставок газа в Европу — азербайджанского, израильского и российского. «Не исключено, что Газпром сейчас возродит проект «Турецкого потока» в новом варианте «Посейдон» с выходом в Италию. Не зря же Эрдоган извинился. Это сделано для того, чтобы ликвидировать ущерб, нанесенный турецкой экономике из-за разрыва отношений. И возможная уступка может быть по «Турецкому потоку», — рассуждает Сергей Пикин.

Проект TANAP и TAP по поставке азербайджанского газа в Европе через Турцию уже получил все необходимое для воплощения.

«Это сложная игра, которую ведет Турция. По моему мнению, она пропустит через себя все три проекта — не только азербайджанский, но и израильский и российский. Более того, если надо, пропустит и четвертый проект — иранский. Чем больше труб проходит по ее территории, тем более значима роль Турции и тем больше у нее рычагов давления на ЕС. Не только через мигрантов, но и с помощью газовой политики», — говорит Сергей Пикин. Ведь в этом случае через Турцию могут прокачивать больше 100 млрд кубометров газа из разных стран. Это не только отвечает имперским амбициям Турции, но еще и обеспечивает дополнительный доход в виде платы за транзит газа и возможность получать импортное топливо по крайне привлекательной цене.

САМОФАЛОВА Ольга

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

248
Похожие новости
04 декабря 2016, 11:12
02 декабря 2016, 20:27
02 декабря 2016, 15:57
03 декабря 2016, 20:42
02 декабря 2016, 18:12
05 декабря 2016, 19:57
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
05 декабря 2016, 23:27
05 декабря 2016, 12:12
05 декабря 2016, 15:57
05 декабря 2016, 21:27
05 декабря 2016, 21:57
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
03 декабря 2016, 21:57
30 ноября 2016, 16:42
30 ноября 2016, 12:57
01 декабря 2016, 02:12
30 ноября 2016, 16:12
03 декабря 2016, 04:12
02 декабря 2016, 23:42