Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Ставка на «иранскую угрозу»: зачем израильский лидер провёл срочную встречу с Путиным

Очевидные успехи Дамаска и его союзников в борьбе с терроризмом серьёзно обеспокоили премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху. Израиль опасается усиления позиций Ирана и подконтрольных ему шиитских формирований. Теперь Тель-Авив, добровольно отказавшийся от участия в любых переговорных процессах по Сирии, намерен выработать новые подходы к ситуации в регионе. Именно с этой целью, полагают эксперты, премьер-министр страны срочно вылетел на встречу с президентом Путиным. О том, как Израиль пытается сохранить своё влияние в регионе с помощью России, — в материале RT.
 
Владимир Путин во время встречи с Биньямином Нетаньяху Reuters
 

В последние недели едва ли не каждый день в мировых СМИ появляются сообщения о победах над террористами «Исламского государства»* в Сирии, Ираке и Ливане. Так, захваченные ИГ и «Джабхат ан-Нусрой»* приграничные с Сирией районы Ливана сейчас активно зачищаются от террористов.

20 августа армия Ливана объявила об освобождении 87 кв. км горной местности на границе с Сирией. 27 августа наступление на позиции ИГ было временно приостановлено, чтобы можно было провести переговоры об освобождении захваченных ранее пленных. Между тем, как сообщает ливанский телеканал LBC News, военные страны готовятся к решающему наступлению на позиции исламистов. 

Активное наступление на позиции ИГ идёт и в Сирии. Правительственные войска ведут тяжёлые бои с террористами в восточной части провинции Ракка, южнее сражения идут в районе города Эс-Сухна в провинции Хомс. Сообщается, что в ходе наступления было освобождено более 2000 кв. км в восточной части Хомса. Полностью зачищена от террористов провинция Алеппо.

Проблемными районами остаются Идлиб, где активно действуют боевики «ан-Нусры», и большая часть провинции Дейр эз-Зор, где сосредоточены основные силы ИГ.

По заявлению начальника Главного управления Генштаба ВС России генерал-полковника Игоря Коробова в ходе форума «Армия-2017», численность боевиков ИГ в Сирии сейчас составляет 9000 человек а вот «ан-Нусра» уже добилась численного превосходства над своим главным конкурентом, объединив под своим руководством до 25 тыс. боевиков. Тем не менее по боеспособности «нусровцы» уступают «игиловцам», а большая часть террористов, как отмечают эксперты, уже покинула или готовится покинуть Сирию.

«Сирия сейчас выходит из этой войны в какой-то степени окрепшей, хотя её экономический потенциал подорван», — комментирует развитие войны в Сирии Президент Общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами Вячеслав Матузов.

  • Бойцы «Хезболлы» стоят возле военных танков
  • Reuters

«Страна, которая шесть с половиной лет успешно отражала, пусть даже с помощью России и Ирана, террористическую агрессию, всё-таки устояла и приобрела огромный опыт боевых действий. Нынешняя армия Сирии не идёт ни в какое сравнение с той сирийской армией, которая была семь лет назад», — отмечает эксперт.

Но именно это, по словам эксперта, является главной причиной обеспокоенности Израиля, по которой премьер-министр Биньямин Нетаньяху прилетал в Россию.

«Иранская угроза»

Израиль, как отмечают эксперты, волнуют не столько аспекты борьбы с международным терроризмом в Сирии, к участию в которой он проявлял мало интереса ранее, сколько то, что будет после уничтожения террористов. Тель-Авив опасается усиления позиций Ирана и подконтрольных ему шиитских формирований.

«В последние недели (положение в регионе. — RT) изменилось. То есть существует большая вероятность международной победы над ИГ в Сирии. Это хорошо. Но плохо то, что Иран активно, явно систематически проникает туда, откуда уходит ИГ», — заявил Биньямин Нетаньяху в интервью 20-му израильскому каналу, рассказывая о подробностях своей встречи с президентом России Владимиром Путиным 23 августа.

По словам Нетаньяху, именно изменение обстановки в регионе побудило его срочно вылететь в Россию для переговоров с Владимиром Путиным. По его словам, приближение проиранских формирований к границе с Израилем может способствовать инициированию новой войны на Ближнем Востоке.

  • Биньямин Нетаньяху
  • Reuters

«И одной из его (Ирана. — RT) целей является начало войны с Израилем. <…> Понятно, что это изменение. Изменение, которое угрожает как нам, так и другим странам региона, на мой взгляд, угрожает всему миру», — прокомментировал Нетаньяху возможные планы Ирана в отношении его страны.

«Я считаю, что когда Израиль начинает педалировать тему иранской угрозы – это вопрос явно искусственно завышенной опасности, — заявил RT Вячеслав Матузов. — Лидеры Ирана давно и открыто заявляют, что они не ставят перед собой задачи уничтожения Израиля или организации каких-то военных действий против этой страны. Но Израиль явно с недоверием относится к этим словам или делает вид, что не доверяет».

По мнению экспертов, причина такого поведения — стремление разыграть карту «иранской угрозы», чтобы получить преференции от партнёров и союзников.

«Израиль стремится перед мировым сообществом представить себя страной-жертвой, которая требует военной, политической и финансовой помощи, — отметил Матузов. — Я думаю, что Израилю не угрожают реально ни Иран, ни «Хезболла».

«Мне кажется, что Израиль демонстрирует опасения, чтобы обосновать своё дальнейшее военное укрепление и развитие отношений с Соединёнными Штатами в этой области и держать в напряжении общество внутри себя», — отметил в интервью RT ведущий научный сотрудник Центра партнёрства цивилизаций МГИМО (У) Юрий Зинин.

По его словам, в текущей военной ситуации «Хезболла» и сирийская армия заняты скорее борьбой с террористами в Сирии, нежели вынашиванием агрессивных планов в отношении Израиля. Что касается исламской республики, то, хотя официальный Тегеран делает много антиизраильских жестов, это скорее риторика, за счёт которой шиитский Иран стремится заработать очки на суннитской арабской улице, считает эксперт.

Особая позиция

По мнению экспертов, Израиль придерживается особой стратегии в отношении Дамаска, суть которой заключается в поддержке сторонников независимости среди курдов и, в принципе, любых сил, которые способны дестабилизировать обстановку в Сирии.

«Израиль, безусловно, заинтересован в том, чтобы Сирия не была сильным в военном отношении государством, чтобы она не могла в перспективе угрожать Израилю», — объясняет Вячеслав Матузов причины такой политики еврейского государства.

Во время сирийского конфликта израильские официальные лица не раз заявляли, что видят в террористах меньшую угрозу своей стране, чем в проиранских формированиях типа «Хезболлы» или режиме Башара Асада.

В июле 2016 года глава израильской военной разведки АМАН Херци Ха-Леви открыто завил, что Израилю невыгодно поражение ИГ в Сирии.

«Израиль не желает, чтобы ситуация в Сирии привела к поражению ИГИЛ, — передавал слова израильского разведчика турецкий портал haber7.com. — Оставление Израиля один на один с «Хезболлой» и Ираном ввергнет страну в тяжелую ситуацию».

В январе 2016 года действовавший на тот период министр обороны Израиля Моше Яалон откровенно сказал, что предпочитает видеть в Сирии террористов, а не иранцев.

«В Сирии, если речь идёт о выборе между Ираном и «Исламским государством», я выберу «Исламское государство», — заявил он. — У них нет тех возможностей, которые есть у Ирана».

Точка зрения Тель-Авива, который подкрепляет свои слова делами, периодически нанося авиаудары по позициям сирийских правительственных войск, объясняется как враждебными отношениями с Тегераном, так и традиционным восприятием Сирии и «Хезболлы» в качестве врагов.

  • Израильские солдаты на Голанских высотах
  • Reuters
  • © Ronen Zvulun

С Сирией Израиль официально находится в состоянии войны с 1948 года, когда Дамаск не признал создание еврейского государства на территории Палестины. С тех пор армии двух стран сталкивались в трёх крупных военных конфликтах: в 1948 году («Война за независимость Израиля»), 1967 году («Шестидневная война») и в 1973 году («Война судного дня»), во множестве мелких стычек и боестолкновений на границе, а также в ходе вторжения Израиля в Ливан в 1982 году.

Сейчас Израиль оккупирует захваченные у Сирии в период Шестидневной войны Голанские высоты, которые он официально считает частью своей территории.

С «Хезболлой» израильтяне воевали как во время Ливанской войны 1982 года, так и в ходе конфликта в южном Ливане в июне-августе 2006 года.

Сейчас Израиль оказывает поддержку вооружённым группировкам, действующим вдоль его границы. В частности страна не скрывает, что раненным боевикам оказывают медицинскую помощь в израильских больницах.

Однако вблизи границы с Израилем действуют банды не только относительно умеренной оппозиции, но и радикалы. В частности, как отметил ранее начальник Главного управления Генштаба Вооружённых сил России генерал-полковник Игорь Коробов, отряды «ан-Нусры» активны в том числе и на юге Сирии в провинциях Кунейтра (около Голанских высот) и Дараа. Также боевики, присягнувшие ИГ, захватили город Тасил, расположенный на Голанских высотах. По типичному стечению обстоятельств все эти террористы не воюют с Израилем.

«Израиль косвенно оказывал содействие ряду террористических организаций, в частности боевикам «ан-Нусры» в районе Кунейтры на Голанских высотах, полагая, что эти организации ослабляют позиции сирийской армии и тех сил, которые её поддерживают, имея в виду «Хезболлу» и контингенты иранских вооружённых формирований, воюющих на стороне сирийской армии», — утверждает Вячеслав Матузов.

«Израиль рассчитывал на то, что Сирия, в конце концов, перестанет существовать как единое государство», — отмечает политолог. Но российская военная помощь и дипломатические усилия привели к тому, что Дамаск выстоял и теперь выходит победителем из конфликта.

При этом западные союзники Израиля, прежде всего США, оказались выключены из Астанинского переговорного процесса, играющего всё большую роль в политическом урегулировании ситуации в Сирии. А расклад сил в стране решают сейчас соглашения между Россией, Ираном и Турцией. Израиль сам отсёк себя от любых переговорных форматов по Сирии, изначально отказавшись в них участвовать.

  • Участники международной встречи по сирийскому урегулированию в Астане
  • © Ксения Воронина

В договорённостях между Россией и США о зонах деэскалации, как выяснилось, позицию Израиля тоже не учли. Как минимум Нетаньяху публично выразил недовольство, но ни к чему этот протест так и не привёл. Неудивительно, что теперь Тель-Авив старается найти выход из сложившегося положения.

Надежда на Москву

«Израильтяне видят возросшую роль России, как в военном конфликте, так и в политической и экономической жизни Сирии», — объясняет Вячеслав Матузов причины обращения Нетаньяху к Путину. «И теперь Израиль пытается выработать новые подходы к ситуации в регионе», — считает эксперт.

Работа же с главным союзником еврейского государства — США — не приносит желаемого результата. «Американцы пытаются вывести Израиль из изоляции в арабском мире, но это не получается», — отмечает Матузов.

«Израиль пытается сохранить свою ведущую роль, своё влияние в регионе, и в этом контексте они пытаются выстроить свои отношения и с Российской Федерацией, учитывая совершенно новые позиции России на Ближнем Востоке в связи с созданием наших военных баз в Сирии – военно-воздушной и военно-морской», — пояснил политолог.

Сам Нетаньяху в интервью 20-му каналу пояснил, что все встречи, которые он проводил ранее с Владимиром Путиным, «служили укреплению не только наших, но и российских интересов». Юрий Зинин, считает, что дальнейшее участие России в мирном строительстве в Сирии может быть на руку Израилю в том плане, что наша страна в первую очередь заинтересована в отсутствии серьёзных конфликтов на Ближнем Востоке. Кроме того, сам переход к восстановлению разрушенной страны снимет часть опасений израильтян.

«Сирия во внешней политике будет вести себя более гибко, воинственность уйдёт на задний план перед задачами восстановления страны», — полагает эксперт.

По мнению Вячеслава Матузова у России и Израиля есть большой потенциал для взаимодействия в регионе, и легче назвать те сферы, в которых договориться не получится, нежели те, где диалог возможен. «При этом, Нетаньяху не может рассчитывать на то, что Россия будет ослаблять своё взаимодействие с Ираном или с Турцией, с теми союзниками, с которыми сложились определённые отношения в ходе сирийской кампании», — отмечает эксперт.

«В конечном итоге нас беспокоит не столько безопасность Израиля как такового, сколько стабильность Ближневосточного региона, который находится не так далеко от наших границ. И турбулентность там создаёт реальную угрозу перехода террористических структур на территории России, угрозу нашей национальной безопасности», — утверждает политолог.

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «ан-Нусра» («Джабхат ан-Нусра») — террористические группировки, запрещённые на территории России.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

530
Похожие новости
18 ноября 2017, 00:27
23 ноября 2017, 18:27
20 ноября 2017, 12:27
23 ноября 2017, 16:42
22 ноября 2017, 21:57
23 ноября 2017, 00:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
19 ноября 2017, 17:12
18 ноября 2017, 17:12
20 ноября 2017, 17:12
18 ноября 2017, 06:27
21 ноября 2017, 00:12
23 ноября 2017, 19:27
18 ноября 2017, 16:42