Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Стивен Коэн: Что бы Путин ни сделал для США, здесь этого не оценят

Американский профессор Стивен Коэн призывает к «сбалансированной и основанной на фактах оценке» роли Владимира Путина в истории XXI столетия. По мнению Коэна, «демонизация» личности российского президента, которая проявляется в обвинениях почти во всех смертных грехах – от разрушения миропорядка до убийств своих личных врагов, – центральный элемент рассказов американских политических СМИ о холодной войне, стремительно перерастающей в реальную войну между США и Россией.
 
В беседе с Nation Стивен Коэн предпринимает попытку объективно оценить достижения Путина – о которых избегают упоминать в демонизирующих президента речах – как во внутренней, так и во внешней политике.
 
Если говорить о том, что Владимир Путин сделал для России, прежде всего следует упомянуть стабилизацию и сохранение единства страны. Когда Путин пришел к власти в начале 2000-х, «совершенно загруженная всеми известными видами оружия массового уничтожения» Россия находилась «на пороге дезинтеграции». «Если бы Россия развалилась и ее части, многонациональные части, в том числе на Кавказе, забрали бы себе находящееся на их территории оружие массового уничтожения, особенно радиоактивные, ядерные материалы, как бы мы сегодня боролись с международным терроризмом?»
 
Также президенту удалось во многих отношениях повысить благосостояние своих граждан: примерами тому служат рост дохода на душу населения, выплата социальных льгот, увеличение продолжительности жизни, повышение уровня рождаемости наравне со снижением детской смертности и числа самоубийств, перечисляет Коэн.     
 
Если при этом процесс демократизации России постепенно затух, то это не вина Путина. Стивен Коэн напоминает читателям Nation, что демократизация России началась еще в советский период при Михаиле Горбачеве, а первые признаки ее затухания появились при первом постсоветском президенте Борисе Ельцине. Путина, однако, можно критиковать за дальнейшее отступление от демократии, признает профессор.
 
Владимир Путин также многого добился на внешнем фронте. Его достижения во внешней политике, однако, остались непризнанными – особенно те, что содействовали американской политике, отмечает Коэн.
 
Например, помощь Москвы в войне Вашингтона с афганским «Талибаном» после 11 сентября. «Будет справедливым сказать, что содействие со стороны Путина помогло спасти сотни, если не тысячи, жизней американских граждан». Стивен Коэн приводит примеры и из более поздней истории: ключевая роль Путина в уничтожении химического оружия, которым обладал Башар Асад, и его конструктивный вклад в достижение соглашения с Ираном об ограничении его потенциала в плане производства ядерного оружия. Конструктивной политику российского президента в вопросе с Ираном признал сам Обама, а ведь он «почти никогда не говорит ничего хорошего о Путине».
 
И разумеется, американский профессор не мог не вспомнить о роли России в крупных военных поражениях, нанесенных ИГ* в Сирии. Сообщая о потерях террористов, американские СМИ «отметили лишь заслуги коалиции во главе с США, а слово "Россия" ни разу не упомянули».
 
Стивен Коэн также коснулся еврейского вопроса. Источником наиболее серьезных осложнений в отношениях двух стран был российский антисемитизм. Судьба евреев в России отравляла российско-американские отношения десятилетиями, если не веками. Однако теперь евреи говорят (Стивен Коэн, который сам еврей, цитирует израильскую газету): «Из всех российских и советских правителей Путин – лучший друг, который только был у российских евреев и Израиля».
 
Наконец, профессор Коэн обращается к главным обвинениям в адрес Владимира Путина: все 16 лет или по крайней мере со времен российско-американской опосредованной войны в Грузии 2008 года хозяина Кремля упрекают в «агрессивной внешней политике».
 
Американский профессор, однако, убежден, что «будущие историки, современные историки-специалисты по Сирии, современные историки, изучающие шестнадцатилетнее правление Путина в России, вероятно, заключат, что он не тот лидер, который ведет агрессивную внешнюю политику,  он снова и снова, по привычке, инстинктивно реагирует [на происходящее]».
 
После того как в 2001 Джордж Буш – в одностороннем порядке, подчеркивает профессор – вышел из Договора об ограничении систем противоракетной обороны, в Кремле начали сознавать: «что бы Россия ни сделала для США, пусть даже спасла жизни американцев в Афганистане, на повестке дня у Вашингтона – ослабить и изолировать Россию». Если посмотреть на укрепление военного присутствия США и НАТО у границ России, то кто по отношению к кому проявляет агрессию, а кто – просто реагирует, задает риторический вопрос американский профессор.  
 
 
* «Исламское государство» – террористическая организация, деятельность которой в России запрещена (прим. RT).
 
 
Фото: Reuters

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

384
Похожие новости
07 декабря 2016, 06:42
11 декабря 2016, 03:57
10 декабря 2016, 16:27
07 декабря 2016, 00:57
06 декабря 2016, 16:27
09 декабря 2016, 21:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
09 декабря 2016, 21:57
10 декабря 2016, 05:27
07 декабря 2016, 21:27
05 декабря 2016, 16:57
09 декабря 2016, 19:12
04 декабря 2016, 13:42
09 декабря 2016, 21:57