Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Татарстан продолжает игнорировать поручения президента Владимира Путина

Вместо исполнения поручений президента России о добровольности обучения национальным языкам, школьников Татарстана заставляют учить татарский язык в приказном порядке.

Недолго в казанском крае длилась эйфория от слов президента России, сказавшего в июле этого года о том, что негоже заставлять людей учить неродные для них языки, а также сокращать ради этого объем преподавания единственного государственного для всей России и Русского мира языка – русского.

Татарстан продолжает игнорировать поручения президента Владимира Путина

Те слова Владимира Путина были подтверждены и соответствующими поручениями для правительства страны, а также различных ведомств, в том числе Генпрокуратуры и Рособрнадзора. Последним, в частности, были предписано проверить добровольность обучения национальным и государственным языкам национальных республик в регионах.

Казалось бы, вот он – зримый итог борьбы русского и русскоязычного населения этнических субъектов государства РФ, более десяти лет выходившего на митинги и пикеты, получая в ответ обвинения в фашизме, преследования по месту работы и учебы детей, административные штрафы а, порой, и уголовные сроки за неосторожные высказывания в социальных сетях.

Люди, наконец, вместо запугиваний и давления со стороны приближенных региональных царьков, получили признание собственной правоты, причем на самом высоком уровне.

Преждевременная радость

И реакция не заставила себя ждать. Первой отказ от обучения сына – четвероклассника, татарскому языку написала журналистка из Набережных Челнов, кстати, этническая татарка Алсу Газизова.

После чего подобные заявления родители стали писать одно за другим, счет пошел на тысячи. Однако довольно скоро Газизову пригласили к директору школу и «доступно» объяснили, что она, мол, все не так поняла.

Мало того, республиканское министерство образования даже выпустило особое разъяснение, в котором доходчиво было растолковано «отказникам», что, мол, рано они, собственно обрадовались:

«Конституция Российской Федерации (статья 68) признает за республиками, входящими в состав Российской Федерации, право устанавливать государственные языки субъекта Российской Федерации, – говорилось в тексте, выложенном на сайте ведомства. – В качестве государственного языка Республики Татарстан (РТ) Конституцией Республики Татарстан (статья 8) и Законом Республики Татарстан «О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан» устанавливается наряду с русским татарский язык.

В соответствии с федеральным законодательством законами Татарстана «Об образовании» и «О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан» предусмотрено его изучение как государственного языка Татарстана в сфере общего образования.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2004 года изучение в общеобразовательных учреждениях русского и татарского языков как государственных языков в Татарстане признано не противоречащим Конституции Российской Федерации.

Соответственно татарский язык как обязательный предмет подлежит изучению во всех общеобразовательных учреждениях РТ.

Таким образом, распространяемые в социальных сетях призывы (и образцы заявлений) по отказу от изучения татарского языка, противоречат действующему законодательству и вводят в заблуждение родителей учащихся».

Впрочем, ретивых родителей поспешили успокоить тем, что «министерством образования и науки Республики Татарстан принимаются меры по совершенствованию методик и технологий обучения татарскому языку».

Плюс обещанием новоназначенного премьер-министра Татарстана Алексея Песошина – первого премьера в новейшей истории суверенной и постсуверенной Татарии, имеющего русскую фамилию, довести с 1 января грядущего 2018 года объемы изучения русского языка «до объемов, рекомендуемых министерством образования и науки Российской Федерации».

Напомним, что по сей день в этом поволжском регионе, расположенном в самом центре России, русский язык в школах изучался и изучается по специальному образовательному плану для регионов, где русский язык – не родной…

И это в Татарии, где подавляющее большинство населения, практически каждый, только родившись на свет, слышит русскую речь, а если и не слышит – есть такие отдельные села в ряде удаленных от местных центров районах, то точно понимает и может свободно говорить.

Понятное дело, что подобные иезуитско-оскорбительные обещания и пояснения, брошенные свободным людям, живущим на своей земле, словно кость с барского стола, не смогли удовлетворить их. Особенно на фоне обещанной поддержки на уровне руководства России.

Поэтому челнинская журналистка Алсу Газизова подала заявление в прокуратуру, а вслед за ней и другие представители родительского сообщества Татарии. Но внятной реакции от надзорного ведомства они пока не дождались.

Такой откровенный саботаж президентских поручений заставил председателя татарстанского Общества русской культуры Михаила Щеглова и председателя Комитета по защите русскоязычных родителей и учащихся Эдуарда Носова выступить с открытым письмом к Владимиру Путину:

«Заявления на отказ от татарского языка, который долгие годы преподавался в качестве обязательного предмета в объеме пять-семь часов в неделю, направляются по инициативе родителей в адрес директоров школ и Министерства образования и науки РТ тысячами, – говорится в тексте письма. – Однако вместо выполнения поручений, Министерство образования и науки РТ всячески дезинформирует родителей о сути поручений, а администрации школ РТ под разными предлогами отказывают в регистрации заявлений и всевозможными способами воздействуют на родителей, вынуждая их не писать такие заявления. По свидетельствам родителей, в ход идут как уговоры («Пожалейте учителей татарского языка, они же останутся без работы»), так и навязывание чувства вины родителям («вы не думаете о детях», «у школы будут неприятности из-за Вас»), и даже – задержание совершеннолетних детей после уроков с целью убедить их написать заявления на добровольное изучение татарского языка. При этом руководство региона никак не выражает и не озвучивает свою позицию относительно происходящего».

Как сообщил сам Михаил Щеглов, сейчас в регионе ждут визита генерального прокурора России Юрия Чайки. Правда собеседник опасается, что столичный гость сконцентрируется исключительно на вопросах коррупции, которой в Татарии никого не удивишь, а вот языковая проблема опять пройдет мимо внимания проверяющих органов:

«В соседней Башкирии по указанию столичной прокуратуры по жалобам родителей прокурорские работники выезжали целыми отделами и проверяли, – рассказывает общественник. – У нас же все ограничивается какими – то ответами мелочными, прокуратура спускает заявления в нижние инстанции, они доходят до прокуратур районных, и на этом уровне все стопорится. Я не удивлюсь, что, в итоге, татарстанская региональная власть «закольцует» образовательные методики, продолжая вешать лапшу на уши родителям русскоязычных учеников, как это они делали на протяжении десятков лет, создадут специальную программу, отчитаются о ней центру, получат оттуда денег, и частично отдадут их тем же самым так называемым татарским писателям, которые недавно написали на имя Путина коллективное письмо, требуя сохранить принудительное изучение татарского языка в регионе. Хотя какие это писатели? Люди, которых большинство населения Татарии толком не знает, и, соответственно, не читает, разжиревшие на государственных премиях и прочих государственных подачках, какое моральное право они имеют говорить от всего населения нашего края? Да, в ходе одного из официальных мероприятий президент Татарстана называл Путина «национальным лидером», но за ним стоят стройные ряды аульной этнократии, которая ни за что не согласится потерять нажитое непосильным трудом за суверенные годы».

Они пишут, и пишут

И, действительно, практика коллективных писем «за родной татарский язык» после судьбоносного выступления российского президента в Йошкар-Оле просто начала входить в моду в Татарии.

Теперь пишут и местные депутаты, и учителя, и татарстанские общественники, и родители учеников (что любопытно, все годы пока существовало родительское движение против принудительного обучения татарскому, аналогичного движения «за» в республике не было, но теперь, вот, возникло, словно по мановению волшебной палочки), и «русские жители республики».

А совсем недавно отметились и литераторы, в список которых, что, кстати, не удивительно, попала и имеющая весьма отдаленное отношение к сочинительству и музам известная националистка Фаузия Байрамова, дважды судимая за разжигание межнациональной розни, в свое время выступавшая за отделение Татарстана от России и против Крыма в составе страны.

«Мы не хотим акцентировать Ваше внимание на том, что исключение татарского языка как обязательного предмета из школьной программы, без всякого сомнения, будет свидетельствовать о его второстепенности, ненужности, что упомянутое неизбежно повлечет за собой негативное, пренебрежительное отношение к нему как инертных носителей языка, так и представителей других народов, проживающих с нами бок о бок, что выжитый из школы язык в мгновение ока вытеснится из государственных учреждений, театров и прочее, – сообщают мастера художественного слова и изящных рукописного слога, обращаясь опять же к российскому лидеру, – Ваше вышеуказанное поручение и начавшееся вслед за ним судорожное исполнение его на местах (в нашем случае – неоправданное стремление установить приоритет одного из двух равноправных государственных языков и принизить другой), на наш взгляд, не что иное, как необдуманно, неосторожно заложенная «бомба» в самом сердце России».

И что это, как не витиеватая угроза в стиле восточных сладостей, от которых совсем не сладко, и хрестоматийного «Казан балшой, Масква – маленький»?

Впрочем, едва текст этого прямо-таки излучающего самодовольство послания был опубликован на одном из региональных ресурсов, формально независимом, а на деле, как подавляющее и большинство местных СМИ – еще одном рупоре региональной этнократии, в сети появился весьма остроумный ответ некоего анонима, подписавшегося как «татарин, поэт».

То, что анонимно, то неудивительно, зная особенности отношения в регионе к любым последовательным критикам местного режима. А то, что действительно «татарин», можно понять по ритму и слогу стихотворения, и используемым в нем образам:

Не унижайте свой язык,
Его «внедряя» из-под палки:
Он быть обузой не привык
И не привык быть приживалкой!
Когда б великий наш Тукай,
Что Пушкина считал предтечей,
Услышал ваш позорный грай,
Досталось бы родной вам речи!
Не вы ли, «инженеры душ»,
В ответе пред своим народом
За ту безграмотную чушь,
Что слышит он все эти годы?
Нельзя насильно обучить
Тому, что сам на «тройку» знаешь,
Себя заставить полюбить
Нельзя, когда всех презираешь.
«Отца и матери язык»
Не станет мачехи ворчаньем:
Он быть «нагрузкой» не привык
И не привык быть наказаньем!

Казалось бы, все просто и доступно. Но до некоторых представителей местной и культурной элитки никак не дойдут эти, казалось бы изложенные предельно доступным языком истины.

Дороги им и титул президента, и навязывание языка всем без разбору, что не несет в себе никакого практического результата, но разве что дает возможность потешить пухнущую гордыньку и заглушить врожденные комплексы.

Поскольку, если, например, говорить все о том же языке, то те жители Казанского края, что изначально не использовали его в обиходе – те по-прежнему его и не используют, и не понимают. А попытка навязать им чуждую речь, выглядит лишь инструментом доминирования, и способом пометить контролируемую территорию.

Но язык – это не игрушка для не способных реализовать себя на уровне выше провинциального управленцев, и не способ лишний раз самоутвердиться для никому не нужных борзописцев. Это мудрость народная, которая передается из поколения в поколение, буквально с молоком матери, а, значит, органично, пластично, а не кнутом и приказами.

Почему никто из родителей школьников не протестует против того же английского языка в школьной программе?

Почему люди готовы добровольно тратить собственные деньги на то, чтобы пройти курсы английского?

Говорят, что в той же Татарии есть аналогичные курсы татарского для русскоязычных, и будто бы туда идут не от безысходности, чтобы помочь ребенку не испортить школьный аттестат, и не потому, что на госслужбу в регионе без знания татарского скоро будет не устроиться (такие угрозы раздаются в публичном поле уже не один год), а из-за собственного живого интереса.

Если это так, то, вот, он аргумент, дорогие патриоты региона – неотъемлемой части России, который весит намного выше, чем все подготовленные в кулуарах ваших мозговых центров открытые письма. Именно в нем и кроется ответ на вопрос, как сохранить язык, теряющий популярность даже у тех, кому он действительно родной.

Так может уже настала пора уже научиться отвечать, в первую очередь самим себе, на простые вопросы?

Если нынешних страдальцев за татарский язык действительно волнует будущее своей культуры, цивилизации, то они ответят и сделают правильные выводы.

Если нет, то станет очевидно, что страдальцев беспокоят отнюдь не язык и культура, и тогда нужно будет действовать. Государству. Российскому. И действовать предельно жестко.

А поддержка будет, не от подписантов писем, но от народа.

Автор: Алексей Топоров

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

913
Похожие новости
03 декабря 2017, 11:12
01 декабря 2017, 11:12
04 декабря 2017, 03:57
03 декабря 2017, 10:42
01 декабря 2017, 12:12
04 декабря 2017, 11:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии