Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Трамп-Путин-Европа: обострение хронического кризиса

А скандальных событий было предостаточно. Если вкратце, Дональд Трамп принялся повсюду кричать, стучать по столу, буянить и бить посуду. Везде, кроме Москвы.
Закат «семерки»
Как уже отмечалось, прошедший 9 и 10 июня саммит «семерки» ознаменовал собой закат организации: крах общей руководящей системы в мировой экономике, тенденции к развалу международной торговли на фоне усиления конъюнктурных соображений, отзыв подписи США под совместным заявлением из-за (помимо особенностей характера Трампа) торговых соглашений Канады и ЕС.
Как бы то ни было, несмотря на громогласные заявления Трампа, его международный курс соответствует четко определенным интересам американского финансового капитала: либеральный протекционизм, торговая война, протянутая Путину рука в связи с его соглашением с Нетаньяху по поводу отвода сил Ирана и «Хезболлы» от израильских границ и оккупированных Голанских высот, изоляция Ирана, умиротворение в КНДР для предотвращения риска ядерной войны в интересах торговой войны с Китаем.
Саммит НАТО: вопрос бюджета
11 и 12 июля состоялся саммит НАТО, где все было «просто супер», как сказал Трамп.
Все заранее ждали, что Трамп вновь устроит цирк по поводу оборонных расходов государств-членов относительно их ВВП, поскольку НАТО официально ставит перед ними цель в 2% (из них 20% должны идти на исследовательскую деятельность). Сами США выделяют на эти цели 3,6% своего ВВП и формируют 70% бюджета НАТО. Среди остальных стран, отметки в 2% достигли только Великобритания, Греция и Эстония, к которым в скором времени присоединятся две других прибалтийских республики, Польша и Румыния. Во Франции речь идет об 1,8% (Макрон пообещал дойти до 2% к 2025 году, о чем говорится в военной программе), а в Германии — до 1,24%.
На самом деле это требование носит кровавый и паразитный характер: нужно не повышать бюджеты других, а сокращать чудовищные военные расходы США в интересах всего человечества. Только вот капиталу это не нужно, и Америка требует, чтобы другие страны-члены до крайности милитаризировали собственный бюджет. Причем придумал это не Трамп.
Таким образом, критика остальных государств и в первую очередь Германии направлена на защиту империалистических интересов США, будь-то Трамп или кто-то другой. Торговая война тоже играет важную роль, поскольку рынок оружия является для нее значимым фронтом.

Помимо бюджета
Как бы то ни было, этим все не ограничилось: Трамп с ходу задал атмосферу, заявив, что если страны не ускорят реализацию поставленных целей, США выйдут из НАТО, то есть, по факту, покончат с организацией!
Несмотря на привычный стиль Трампа, речь все же идет о словах президента США. Кроме того, он добавил, что в организацию можно было бы пригласить Россию или Китай. Все это сбивает с толку тех, кто убеждены, что президент «янки» может быть только атлантистом, поскольку сам по определению играет роль лидера атлантизма.
Все было именно так. До саммита. Потом же пошли твиты о «врагах». Мир бизнесмена и капиталиста Трампа состоит исключительно из врагов, а торговая и военная конкуренция является единственно возможным типом отношений государств и людей.
Как бы то ни было, не все враги одинаково вредны. Из всей это мешанины можно сделать вывод о том, что наименее вредный враг — это Россия («враг по некоторым аспектам»), а наиболее вредный — ЕС («Европейский союз очень трудный») и особенно Германия, которая в частности подвергается критике за соглашения с Россией в газопроводной сфере. Между двумя этими крайностями находится Китай («экономический враг»).
Альянс перестал быть альянсом
Неофициальные отголоски европейских дипломатических служб не воспринимают все это как пустую браваду. Как раз таки наоборот, эти твиты не являются чем-то изолированным, если рассматривать их в перспективе словоизлияний Трампа и растущего беспокойства в отношениях империалистических держав.
Если проще, в правительства превалирует пессимистическая интерпретация. Основу НАТО формирует статья 5 Североатлантического договора 1949 года: «Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом».
Только вот уже заявление саммита НАТО в Варшаве в июле 2016 года де факто ограничило применение этой статьи в ситуациях «гибридной войны»: в параграфе 72 говорится, что совет альянса «может» решить задействовать статью в подобных случаях, однако в первую очередь ответственность за реагирование ложится на ту страну, которая стала целью. Таким образом, еще задолго до Трампа двойная логика НАТО сочетала в себе гонку вооружений и оборонных бюджетов на благо интересов накопления капитала с отсутствием реальных гарантий военной взаимопомощи стран-членов.
Но если добавить ко всему этому яркий трамповский стиль, все становится предельно ясным: применение статьи 5 (то есть того, что делает альянс альянсом) представляется сомнительным. Гарантий больше нет (тем, кто возразит, что так было всегда, мы ответим, что на этот раз их отсутствие признается открыто). Альянс обходится все дороже (в этом плане он необходим для накопления капитала) и перестает быть альянсом. Именно в этом суть неофициальной пессимистической интепретации правительств.
Причем все это происходит на фоне накопления оружия массового поражения: американская ПРО и ротация сил НАТО с одной стороны, «Искандеры», С-400 (Турция начала закупку этих комплексов, хотя они несовместимы с системами НАТО, в которую она входит) и милитаризация Калининградской области с другой стороны. Значимым, но практически не обсуждавшимся последствием этой ситуации стали перевооружение и восстановление армейского призыва в Швеции, которая не является членом НАТО, но поддерживает с ней тесные связи.
Таким образом, заявления Трампа стали символом перехода границы: НАТО больше не настоящий альянс.

Трудное положение Германии
Германия испытала на себе вал критики, осознав при этом необходимость прочных экономических связей с Россией и влияния во всех странах, которые находятся между ней и российской границей. Это касается Вишеградской группы с ее националистическими, реакционными и «антиевропейскими» правительствами, а также Прибалтики и Украины, где не только государства, но и народы ощущают угрозу со стороны российского империализма.
Особое отношение к Великобритании
Параллельно с этим Трамп зарезервировал особое отношение для Терезы Мэй и Великобритании после вспыхнувшего в стране политического кризиса в связи с отставкой части ее правительства. Прямое и грубое вмешательство ознаменовало собой вторую фазу этого политического кризиса на фоне массовых демонстраций против Трампа от Лондона до Глазго.
Трамп обратился в таблоиде «Сан» с призывом к Великобритании подать в суд на ЕС и отказаться от курса Терезы Мэй на «мягкий Брексит». В случае несогласия он пригрозил отказаться от соглашения о свободной торговле. На следующий день он, однако, сменил пластинку и сказал, что соглашение, скорее всего, все же подпишут. Отстаивающая интересы Сити Тереза Мэй действительно хочет добиться одновременно «мягкого» Брексита (то есть, со льготами для британских финансистов) и договора с США.
Один момент подтверждает, что к словоизлияниям Трампа относятся предельно серьезно: его первые заявления уронили курс фунта по отношению, а следующие наоборот подняли его. Жалкое зрелище.

Трамп и ультраправые: британский эксперимент
Демонстранты на улицах британских городов не отреагировали на ситуацию подобно фунту стерлингов. Тем не менее Трамп не оставил их без внимания. Немалая часть американского давления на Великобританию напрямую касается ультраправых.
2 мая в Лидсе был задержан один из лидеров британских ультраправых и бывший «белый» хулиган Томми Робинсон, известный также как Стивен Яксли-Леннон: его обвинили в провокационной попытке заснять процесс по делу об изнасиловании с участием мусульман. Бывший верный соратник Трампа Стив Бэннон устроил целую международную кампанию за освобождение Робинсона, над которым мусульмане якобы устроят расправу в тюрьме. Его Лига английской обороны переманила часть сторонников Партии независимости Соединенного Королевства после Брексита, а также поддерживает связи с кругами, откуда вышел убийца депутата-лейбориста Джо Кокса, погибшего в Лидсе за несколько дней до Брексита.
Во Франции к международной кампании Бэннона присоединились группы вроде «Светского ответа» и «Актуальных ценностей».
Кроме того, они получили поддержку от части американского государственного аппарата: спецпредставитель США по свободе вероисповедания (такую должность ввел реакционно настроенный Конгресс в 1998 году) Сэм Браунбэк (Sam Brownback, католик, республиканец, депутат от Канзаса) отправился в британское посольство в США, чтобы поддержать Томми Робинсона.
Сообщение в его поддержку написал даже Трамп-младший!
Поляризация мнений вокруг этого дела достигла впечатляющей отметки: в защиту «жертвы» было собрано 500 000 подписей. Ультраправые же вышли на улицы с молчаливого благословления Трампа, которое тот передал через сына и посла. 9 июля они собрали в Лондоне 15 000 демонстрантов. 14 июля они вновь устроили демонстрацию, на этот раз в поддержку Трампа и как противовес его противникам (их было куда больше). Оба события были отмечены столкновениями с полицией, однако 14 июля против них была организована контрдемонстрация, вобравшая в себя часть противников Трампа.
Некоторое время спустя паб «Вестминстер Армс» подвергся точечному и предельно жестокому нападению, которое было направлено против одного из организаторов контрдемонстрации, руководителя профсоюза работников железнодорожного, морского и наземного транспорта Стива Хэдли (его окровавленное лицо появилось во многих СМИ) и его подруги Бриджет Пауэр. Банда фашистских головорезов пришла от посольства США, где была назначена встреча сторонников Робинсона и Трампа.
Раз связи Трампа и Бэннона привели к физической агрессии в отношении профсоюзного лидера, ко всему этому следует отнестись предельно серьезно.
Центральная акция протеста должна состояться в субботу в Кембридже, а Стив Хэдли и Бриджет Пауэр получили поддержку от Джереми Корбина, однако всем лейбористам и профсоюзам теперь нужно объединиться, чтобы раздавить возрождающийся нацизм.
Повышение ставок и кризис в верхах
После саммита НАТО была назначена встреча Трампа и Путина в Хельсинки. Трамп, кстати говоря, посчитал нужным отметить, что с точки зрения атмосферы она будет круче переговоров альянса.
Договоренность с Россией в ущерб Ирану (и Китаю), расширение торговой войны, успокоение ситуации в Корее — все эти цели прекрасно отражают интересы Уолл-стрит. Ликвидация НАТО и даже развал ЕС — это уже совершенно другое: тут мы видим проявление кризиса в верхах американского империализма, который отражает личность Трампа.
Для эксплуатируемого большинства ни то, ни другое не имеет особого смысла, однако выходки Трампа объективно улучшают имидж многосторонних торговых соглашений, которые так же губительны для интересов пролетариата, как и либеральный протекционизм. Договор ЕС и Канады о свободной торговле, а также объявленное на этой неделе аналогичное соглашение с Японией были представлены как акт «сопротивления Трампу».
Радикальная политика Трампа напрямую обслуживает интересы Уолл-стрит, что нельзя сводить к одной личности нынешнего президента: финансисты поддерживают тупиковый курс на «возвращение величия» Америки, хотя сейчас и совершенно невозможно.
То же самое касается и внутренней политики США, где сочетаются два этих течения. Волна забастовок и успехи кандидатов-социалистов (настоящих или фальшивых) на многих праймериз Демократической партии говорят не просто о сопротивлении, а о начале контрнаступления. Исполнительная власть Трампа при этом укрепляет позиции и берет под контроль Верховный суд. Она подумывает о применении силы и экспериментирует с варварством: это касается отделения детей мигрантов от родителей и их гротескной изоляции. Это повлекло за собой волну возмущения и заставило власть частично дать задний ход, создав при этом прецедент.
В такой внутренней и внешней обстановке занимающийся расследованием российского вмешательства в выборы специальный прокурор Мюллер сделал взрывоопасное заявление, причем специально за несколько дней до саммита в Хельсинки. Он заявил о причастности 12 высокопоставленных российских чиновников, сотрудников разведки и контрразведки: 11 приложили руку к взлому переписки Хиллари Клинтон во время кампании 2016 года, а один — к взлому системы электронного голосования. Представленный им материал выглядит более чем убедительным.
Отметим, что мы не объясняем и никогда не объясняли избрание Дональда Трампа российским вмешательством. Причиной ему стало неприятие Клинтон и открытый кризис всей американской политической системы. В этой связи российское вмешательство (на его счет нет сомнений) проистекает из внутреннего кризиса в США, который притягивал его как магнит. Мы не собираемся демонизировать или превозносить Путина, который якобы сыграл тут роль «бога из машины». Стоит отметить, что российский империализм опирается на недавно восстановленное и коррумпированное бонапартистское государство, газ и оружие. При этом его имидж откровенно раздут контрреволюционной «ответственностью», которую перекладывает на него болтанка в Вашингтоне. Он пользуется ситуацией, но сидит на нескольких бочках с порохом, которые рано или поздно взорвутся. Историю творят не силовики у руля, а классовая борьба.
После этого уточнения отметим, что доводить это следствие до антироссийской истерии так же глупо, как погружаться в конспирологию насчет российской власти. Вмешательство было реальным, у него американские корни, а карикатурный Трамп стал идеальным объектом: мафиозный и беспринципный капиталист, которого кто-то, возможно, крепко держит в руках.
Когда прокурор Мюллер говорит за три дня до саммита в Хельсинки о причастности 12 сотрудников ГРУ и ФСБ, он не довольствуется развитием следствия, а ставит ультиматум Трампу: после неизбежного вопроса на пресс-конференции по итогам встречи тому остается лишь открыто обвинить во всем Путина или пойти против собственного государственного аппарата и показаться «агентом враждебной державы». Прокурор Мюллер может сделать это еще и потому, что бой посуды в НАТО и ЕС идет слишком быстро и активно с точки зрения интересов американского финансового капитала, который больше не считает исполнительную власть последовательной и эффективной.
Кроме того, ставки были подняты еще больше публикацией накануне саммита статьи в «Нью-Йоркер» о давлении на Трампа со стороны принца Абу-Даби (при поддержке Саудовской Аравии) и израильского премьера Биньямина Нетаньяху в пользу сделки о снятии с России всех санкций в связи с украинским кризисом и аннексией Крыма в обмен на обеспечение Путиным ухода Ирана из Сирии (добиться этого будет не так просто).

Апофеоз
16 июля все случилось в точности как и ожидалось? Трамп несколько сбивчиво, но все же совершенно явно высказался в пользу Путина и против своего государственного аппарата («Они говорят, что это Россия, а президент Путин сказал, что это не Россия. Скажу прямо, я не вижу для этого никаких причин. Я верю моим парням из разведки, но должен сказать, что президент Путин сегодня отрицал все очень уверенно и убедительно»).
Эта пресс-конференция останется в анналах благодаря нелепому поведению Трампа и ухмылке Путина, который, казалось, в какой-то момент едва сдерживал смех. Отметим также, что Путин всегда воздерживался от однозначных отрицаний, довольствуясь обтекаемыми формулировками (когда он говорит, что не был в курсе визитов миллиардера в Москву, позволим себе в этом усомниться).
Кроме того, именно Путин упомянул «разногласия» по поводу аннексии Крыма. Трамп не поднимал этот вопрос и, видимо, был не в состоянии это сделать. Предложенная принцем Абу-Даби сделка тоже не упоминалась (возможно, из-за нападок прокурора Мюллера), и речь шла только о безопасности рубежей Израиля на Голанских высотах, что подразумевает выдворение сирийских беженцев, которые спасаются от убийств, пыток и изнасилований, в районе Кунейтры.
Все это стало апофеозом, причем достаточно деморализующим для электората Трампа: их лидер напоминал растерянную собачонку. Только вот это не отменяет факта, что он — глава исполнительной власти первой империалистической державы мира…
Так что дальше?
США пережили настоящий шок. Все, от Джона Маккейна до Майкла Мура в один голос воскликнули: «Предательство».
На следующий день Трамп только сделал все еще хуже, заявив вопреки тому, что все слышали собственными ушами, что он на самом деле сказал, что не видел никаких причин, почему это могла быть не Россия. То, как он поджал хвост, наверное, стало еще одним ударом по духу его «народной базы»…
На горизонте замаячила процедура импичмента за государственную измену и национальное единство против «плохого президента». Только вот в случае успеха это будет означать приход к власти вице-президента Майка Пенса, который, пусть об этом и мало говорят, связан с евангелистским лобби, Движением чаепития, климатоскептиками и противниками… презервативов. Кроме того, смещение Трампа стало бы ударом по государству, хотя и задумывалось ради него. В любом случае, его позиции во власти все больше ослабевают.
Массовые забастовки в школах и подъем рейтинга кандидатов вроде Джулии Салазар указывают на демократическое решение — революцию в США.
Подобная перспектива не может не тревожить Путина, Макрона, Меркель, Мэй и всех остальных. Стремление покрасоваться с американским пуделем на поводке обернется против российского Бонапарта, чье видимое влияние донельзя раздуто по сравнению с имеющимися у него на самом деле возможностями и поддержкой.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

296
Похожие новости
14 декабря 2018, 19:42
14 декабря 2018, 19:42
13 декабря 2018, 07:12
12 декабря 2018, 13:57
11 декабря 2018, 21:12
12 декабря 2018, 11:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
11 декабря 2018, 08:42
12 декабря 2018, 01:42
08 декабря 2018, 11:57
08 декабря 2018, 14:57
10 декабря 2018, 11:12
11 декабря 2018, 04:57
08 декабря 2018, 18:27