Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Третья мировая война: ключ на старт — Ростислав Ищенко

12 мая на базе Девеселу в Румынии заступили на боевое дежурство первые 24 противоракеты развёртываемой в Европе американской системы ПРО. 13 мая в Польше, на базе в Редзиково, началось строительство второго элемента данной системы.

В тот же день президент России Владимир Путин на совещании по мобилизационной готовности оборонно-промышленного комплекса заявил, что США не смогут обмануть Россию заявлениями об оборонительном характере данной системы и что фактически речь идёт о вынесении части ядерного потенциала США на периферию (в страны Восточной Европы). Президент пообещал, что Россия будет адекватно реагировать на возникшие новые угрозы её безопасности.

Сразу после заявления Владимира Путина в США и НАТО началась истерика по поводу неадекватной (как они утверждают) реакции России на совершенно «безобидные» действия альянса.

Так насколько «безобидны» новые американские базы?

Реакции адекватные и не очень

Многолетняя практика свидетельствует, что президент России не спешит с жёсткими заявлениями.

Данное же было беспрецедентно жёстким. Говоря о необходимости «купирования угроз, возникших для безопасности Российской Федерации», Путин максимально прозрачно намекнул, что, предоставив свою территорию под размещение элементов американской ПРО, правительства соответствующих восточноевропейских государств превратили свои страны в потенциальные цели российских ударов.

Заметим, что 11 мая, накануне открытия румынской базы, прозвучало также заявление МИД России. Директор департамента по вопросам нераспространения и контролю над вооружениями Михаил Ульянов охарактеризовал действия США как нарушение договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) от 1987 года.

Учим матчасть

Чем же встревожено руководство России и почему даже намёк Москвы на «купирование угроз» вызвал истерику в НАТО?

Наземные комплексы системы «Иджис», составляющие основу американской ПРО в Европе, несут России двойную угрозу.

После заключения договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ) США и Россия снизили количество своих ядерных зарядов с нескольких десятков тысяч (у каждой стороны) до 6–7 тысяч (у каждой). Формально, Россия имеет на сегодня 7 300 ядерных боеголовок. Однако каждый заряд надо ещё доставить к цели. В данный момент российские Вооружённые силы располагают 526 развёрнутыми носителями ядерного оружия, которые оснащены 1735 боезарядами. С учётом резервных, общее количество носителей можно довести до 877, а зарядов на них — до 3200.

При этом носителями половины развёрнутых ядерных боезарядов являются самолёты стратегической авиации и атомные подводные лодки. Но надо понимать, что в случае попытки нанесения внезапного обезоруживающего удара далеко не каждый самолёт успеет взлететь, и не каждый взлетевший выйдет в район пуска ракет. Не каждая подводная лодка сможет достичь района боевого патрулирования. Ну, а те, которые там уже находятся, ВМС США постараются уничтожить ещё до формального начала боевых действий.

На сегодня Россия располагает всего десятью лодками — носителями баллистических ракет, нейтрализация которых не является для ВМС США чем-то запредельно сложным.

Куда нацелена американская система ПРО

Таким образом, гарантирование поражения территории США обеспечивают только наземные пусковые установки межконтинентальных баллистических ракет.

Именно эти ракеты и являются целью американской ПРО, приближение которой к российским границам должно позволить перехватывать межконтинентальные носители в момент их наибольшей уязвимости — на разгонном участке траектории.

На сегодня Россия имеет около 300 межконтинентальных ракет-носителей ядерных зарядов. Безусловно, 24 развёрнутых в Румынии противоракет явно недостаточно, чтобы спасти США от удара возмездия. Но США не собираются ограничиваться одной базой ракет-перехватчиков. К тому же, после того как вся система будет запущена и отлажена, резко нарастить количество пусковых установок не сложно.

Мы не случайно обратили внимание на заявление российского МИД о нарушении договора об РСМД. Дело в том, что развёртываемая система «Иджис» является универсальной и способна управлять пусками как противоракет, так и крылатых ракет «Томагавк» — носителей ядерного оружия.

Напомню, что, когда «Томагавки» (вместе со снятыми ныне с вооружения «Першингами») развёртывались в 1980-е годы в Западной Европе, их подлётное время к целям в европейской части СССР (нынешние Украина, Белоруссия, Прибалтика и Россия до Урала) составляло 5–8 минут. Легко подсчитать, что при размещении «Томагавков» в Румынии и Польше (на тысячу — полторы километров ближе) подлётное время сократится.

В таких условиях времени на оценку ситуации и уточнение намерений не остаётся — всё, что может квалифицироваться как угроза ядерного нападения на Россию, должно вызвать немедленный ответный пуск межконтинентальных ракет. Иначе существует высокая вероятность их уничтожения в местах базирования.

Ограниченное (после сокращений по договору об СНВ) количество носителей и боезарядов не оставляет надежды на то, что после любого обезоруживающего удара уцелеет достаточное для адекватного ответа количество ракет.

Это повышает риск ядерной конфронтации до уровня 1980-х годов, когда он был наивысшим за всю историю взаимоотношений СССР и США, кроме разве что двух (с 15 по 28 октября 1962 года) критических недель Карибского кризиса. Кстати, напомню, что кризис был спровоцирован размещением в Турции американских ракет средней дальности «Юпитер».

Градус напряженности растет

Современная международная обстановка является куда более взрывоопасной. США всё ещё не желают признать конец своей мировой гегемонии и совершенно откровенно делают ставку в её сохранении на военную силу. Разжигаемые ими конфликты постоянно приводят к прямой конфронтации с Россией, причём вооруженные силы используются обеими сторонами для подкрепления своих дипломатических усилий.

Именно демонстративная готовность России накрыть Сирию зонтиком ПВО от любых воздушных атак остановила подготовленное по ливийскому сценарию прямое военное вторжение Запада. Не секрет, что военные советники США и России консультируют противостоящие в гражданской войне на Украине Киев и Донбасс. В конце концов, атака на российский бомбардировщик в Сирии была произведена Турцией — членом НАТО, а после этого Анкара пару месяцев угрожала сухопутным вторжением на сирийскую территорию, которое практически неизбежно приводило к столкновению российских и турецких войск.

В общем, мир живёт в условиях неослабевающей (пожалуй, даже нарастающей) военной опасности. Между тем, ещё когда возможность создания позиционного района американской ПРО в Европе обсуждалась только на теоретическом уровне, российские военные отмечали, что единственным надёжным средством предотвращения исходящей от него угрозы является превентивный удар при помощи комплексов «Искандер» (а теперь ещё и «Калибрами») в том случае, если политическое руководство приходит к выводу о неизбежности начала боевых действий.

Уничтожение комплексов ПРО высокоточным оружием в неядерном оснащении не является обязательным поводом к ядерной войне с США (хоть и практически гарантированно приводит к военной конфронтации с подвергшимися удару странами).

Но приближение к российским границам десятков потенциальных носителей ядерных зарядов с минимальным подлётным временем может быть расценено Москвой и как угроза самому существованию российского государства. В таком случае действующая военная доктрина России предусматривает возможность применения ядерного оружия, независимо от того, использовано ли оно против РФ.

В доктрине речь идёт о ситуации, когда против России осуществляется агрессия. Но в современном мире понятия агрессии и угрозы существованию государства крайне растяжимы. За последние пару десятков лет мы видели столько государств, фактически уничтоженных без объявления войны, что определить тонкую грань, отделяющую войну от мира, практически не представляется возможным. Даже специалисты уже теряются в определении нынешнего состояния международных отношений (то ли оно предвоенное, то ли третья мировая давно идёт, то ли уже четвёртая мировая началась).

В этих условиях, чем ближе передовые позиции стратегических сил геополитических оппонентов друг к другу, чем меньше времени на принятие решения у политического руководства, тем больше опасность автоматического развёртывания военного сценария, когда военные просто выполняют заранее написанные «на всякий случай» инструкции.

Любой Генштаб исходит из того, что непонятные намерения противника надо истолковывать как агрессивные (иначе можно опоздать с реакцией), а это гарантированно затягивает военных, оставленных с глазу на глаз друг с другом (без присмотра политиков и дипломатов) в порочную воронку фатально неизбежных ходов.

Собственно, поэтому США и НАТО и заистерили в ответ на заявление Путина. Они рассчитывали, что, поставив его перед неявной, но несомненной военной угрозой, заставят отступить.

Он же принял их предложение о повышении ставок до предела, и теперь уже в Вашингтоне предстоит решать: стоит ли рисковать возможностью неконтролируемого ядерного пожара или придётся отступить на глазах всего мира.

ИЩЕНКО Ростислав

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

683
Похожие новости
08 декабря 2016, 12:57
09 декабря 2016, 14:12
08 декабря 2016, 20:57
08 декабря 2016, 09:57
09 декабря 2016, 18:27
09 декабря 2016, 19:12
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
07 декабря 2016, 10:12
09 декабря 2016, 01:57
09 декабря 2016, 19:12
04 декабря 2016, 13:42
03 декабря 2016, 14:42
08 декабря 2016, 16:12
04 декабря 2016, 22:12