Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Вертикаль Путина: Какую судьбу готовит Кремль «слабым звеньям»

Очередная волна отставок губернаторов, прокатившаяся на прошлой неделе, невольно вызвала вопрос: куда после сложения полномочий уходят первые лица регионов?

Как выяснили в Фонде «Петербургская политика», из 100 последних увольнений 98, кроме Валентины Матвиенко и Дмитрия Зеленина, потеряли должности после «рокировки» осени 2011 года и объявления о восстановлении прямых выборов глав регионов в декабре 2011 года. Большинство из них было благополучно трудоустроено, хотя далеко не всегда с повышением.

Согласно проведенному исследованию чаще всего губернаторы уходят в Совет Федерации. Таковых набралось 17 человек, в числе которых и спикер Верхней палаты Валентина Матвиенко.

Нередко экс-губернаторы получают более высокие назначения. Так, 13 человек получили должности в правительстве (например, министр обороны Сергей Шойгу, вице-премьер Алексей Гордеев, министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин и др.), возглавили полпредства (Николай Цуканов, Сергей Меняйло), перешли на работу в Администрацию президента или стали руководителями более крупных регионов (губернатор Приморского края Олег Кожемяко).

Впрочем, трое из чертовой дюжины своих новых постов уже лишились.

Кстати, также 13 экс-губернаторов получили горизонтальные или более низкие посты во властных структурах. Среди них Рамазан Абдулатипов, возглавлявший Дагестан, а ныне спецпредставитель РФ при Организации исламского сотрудничества, бывший глава Мордовии Николай Меркушин, назначенный после отставки спецпредставителем президента РФ по взаимодействию с Всемирным конгрессом финно-угорских народов, и другие.

14 бывших глав регионов перешли на работу в бизнес. Так, покинувший пост губернатора Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко стал председателем совета директоров Объединенной судостроительной корпорации, а экс-глава Карелии Александр Худилайнен — председателем совета директоров АО «Усть-Луга Ойл».

Десяток бывших губернаторов и вовсе предпочли сосредоточиться на преподавательской, общественной или политической деятельности. Возглавили крупные вузы или ассоциации Владимир Миклушевский, Дмитрий Зеленин, Аман Тулеев, Аслан Тхакушинов, Владимир Груздев, а бывший глава Омской области Леонид Полежаев встал во главе регионального общественного фонда «Духовное наследие».

Восемь человек, по данным Фонда, ждут назначения, в том числе только что покинувшие свои посты Александр Бердников, Алексей Орлов, Борис Будровский, Мария Ковтун и Юрий Берг, еще 9 и вовсе «пропали с радаров», а 3 уже ушли из жизни.

Вопрос о судьбе еще 10 человек оказалась в руках правоохранительных органов. Экс-глава Сахалинской области Александр Хорошавин в минувшем году был приговорен к 13 годам лишения свободы. Также в 2018 году 8 лет лишения свободы получил Андрей Нелидов, возглавлявший ранее Карелию, отбывает 8-летнее наказание бывший губернатор Кировской области Никита Белых. Некоторые были осуждены условно, кто-то вышел по УДО. Еще ряд бывших глав регионов арестованы и ожидают решения суда.

Директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников считает, что переход многих экс-глав регионов в Совет Федерации вполне закономерен.

— Совет Федерации во многом и создавался как легитимный орган для уважаемого продолжения карьеры уходящих в отставку чиновников. С одной стороны, это почетно, статусно, с другой — никаких активных действий уже не требует. Изначально, когда всё создавалось, верхняя палата была несколько иной. Это был орган, где еще происходили выборы. Первый состав Совета Федерации выбирался, и в каждом субъекте создавалось два избирательных органа. Потом это чуть-чуть переформатировали и регион стали представлять спикер Законодательного собрания и глава исполнительной власти. И в этом тоже была логика: региональные власти получали полноценную возможность контроля за решениями нижней палаты, которая согласовывала решения.

А дальше появилась схема, которая работает и сейчас, когда представители законодательного органа власти и исполнительной власти делегируются в Совет Федерации. Это решение было во многом построено по логике, что это будет тихая гавань для перехода многих региональных и федеральных чиновников. И естественно, многие этим путем и пользуются.

Есть другие перемещения: когда губернатор переходит из одного субъекта в другой. Переход в Государственную Думу требует большей отдачи, включенности в ежедневную политику, все-таки депутат Госдумы — это публичная фигура. Для многих губернаторов, которые действительно в возрасте и уходят на политический покой, Госдума менее привлекательна, чем верхняя палата. Такой переход был вполне логичен и когда-то он был чуть ли не основным.

Сейчас многие губернаторы, уходя в отставку, не знают, будут ли вообще востребованы в политической жизни. По кому-то могут быть и разбирательства компетентных органов, по кому-то другие вопросы, и в этой ситуации Совет Федерации был бы для них очень желателен: можно получить индульгенцию от расследования. Правда, последнее маловероятно, учитывая согласования в высших эшелонах власти.

— С чем связаны эти волны отставок и ждать ли новых?

— Я бы не говорил, что есть какие-то специальные волны. Все отставки, которые прошли в конце марта, это даже не отставки. Это подготовка к плановым выборам, которые и так должны состояться в нынешнем году. У губернаторов, которые ушли в отставку весной, и так срок заканчивался, они должны были идти на переизбрание. Другое дело, что принято решение, чтобы они не переизбирались. Но никаких принципиальных уходов человека, который рассчитывал еще на долгое руководство регионом, например, только в прошлом году избрался, этого нет. Это плановая подготовка к заранее объявленным осенним выборам.

Просто партия власти, вертикаль власти, которая выдвигает кандидатов, каждый раз решает, с каким губернатором удобнее будет играть в соответствующем регионе. И в эту же согласованную политику включаются губернаторы, у которых срок заканчивается: они соотносят свои возможности, задачи, стоящие перед партией или вертикалью власти.

Если у них есть предложения по дальнейшему трудоустройству, они готовы помочь избраться более проходному кандидату, то вполне логично, что происходит такая смена. Ничего принципиально не меняется. Остается команда, которая помогает сохранить стабильность в регионе.

Возможно, по кому-то из губернаторов будут проводиться расследования. От этого не застрахован никто — если у него есть грехи, к нему есть претензии. Это процесс, который идет параллельно, мы каждый день читаем сводки.

— С чем связано то, что не все губернаторы идут на повышение, а иногда и вовсе оказываются не у дел?

— Нет общего правила. Есть люди, которые сам и хотят уйти на пенсию. Есть разумные люди, которые понимают, что оставшиеся несколько лет лучше провести с семьей. Многие наши губернаторы — пожилые люди, десятилетиями руководящие регионами. Логично предположить, что они устали и хотят заняться чем-то другим. Это, с одной стороны.

С другой стороны, кто-то проходит согласование в Совет Федерации, а кто-то — нет. Кому-то, кто еще не устал и хочет поработать, может, предлагают более интересную работу. Тут нет общего правила, каждый случай очень индивидуален.

София Сачивко

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...
334
Похожие новости
15 ноября 2019, 20:12
16 ноября 2019, 21:57
15 ноября 2019, 00:12
14 ноября 2019, 23:27
14 ноября 2019, 12:57
14 ноября 2019, 20:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 ноября 2019, 12:57
10 ноября 2019, 21:42
15 ноября 2019, 18:57
15 ноября 2019, 16:27
11 ноября 2019, 10:27
12 ноября 2019, 16:12
16 ноября 2019, 09:57