Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Визит китайского лидера: куда мы движемся?

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Фото: Sergei Chirikov / Pool Photo via AP (The Associated Press).

Посещение Си Цзиньпином Москвы, ознаменованное подписанием нового большого пакета соглашений, соответствует уже установленному тренду российско-китайских отношений. Каждый визит лидера одной из двух стран завершается подписанием крупного пакета соглашений. Для Кремля такой формат — возможность привлечь инвестиции и компенсировать дефицит взаимодействия с западными странами. Для Китая — апробация стратегии экспансии через усиление экономического союза с Россией.

Пока Кремль ориентировался на Запад, он не особо вникал в тонкости общения с китайским партнером. Лишь в 2014 году, когда санкции заставили развернуться на Восток, российские политики стали изыскивать способы общения с новым партнером. В этом году встреча Путина с Си была уже третьей по счету (первая состоялась в мае на полях пекинского Форума по международному сотрудничеству в рамках проекта «Шелковый путь», вторая — в июне, во время заседания Совета глав государств — членов ШОС в Астане). Поиск привел в итоге к стратегии излишних уступок, когда Россия заключила контракт на поставку газа на условиях, ранее неприемлемых для нашей стороны. Теперь Кремль оказался готов не только заключить кабальные сделки на поставку наших ресурсов в Поднебесную, но и принять любые инициативы Китая. Даже те, которые противоречат национальным интересам страны, как в случае с Шелковым путем. Как и ранее с Западом, теперь Путин сделал Россию «договороспособной страной и удобным партнером» для Китая (рис. 1).

Рис. 1. Надпись, отлитая в граните. Установлена на набережной Иркутска. Фото: Людмила Кравченко


ВИЗИТ СИ ЦЗИНЬПИНА

Визит китайского лидера начался с того, что Путин наградил Си Цзиньпина Орденом святого апостола Андрея Первозванного за заслуги в укреплении дружбы между народами России и Китая. Такая почесть вполне в духе восточных стран, которые «задабривают» партнеров перед крупной сделкой. Телеканал «Россия 1» в репортаже о визите на первое место поставил не количество и суть соглашений, заключенных сторонами, а то, что оба лидера находились в галстуках приблизительно одного цвета, что «символизирует» (вот какие восточные тонкости!) о близости их позиций во всем. Подобный пропагандистский ход, рассчитанный на россиян, говорит о том, что российский народ пытаются убедить в том, что Китай нам товарищ, что союз с ним пойдет только на пользу, поскольку в целом наши позиции совпадают. Да и сам российский лидер во время церемонии награждения указал, что «российско-китайское партнерство еще больше укрепилось и продолжает интенсивно развиваться», а китайский лидер указал, что «партнерство и стратегическое взаимодействие переживает наилучший период в истории». Такой елей поневоле заставляет задуматься и анализировать — а так ли это?

Главная задача визита — поддержание постоянного диалога и расширение формата сотрудничества, которое выступает также противовесом американскому курсу внешней политики, который не оправдал ожидания Кремля и непоследователен в отношении Китая. Пока США планируют ужесточить санкции в отношении России, Кремль поспешил усилить контакты с Китаем, получить экономическую поддержку от последнего. Все это скорее напоминает метания слабого государства между двумя сильными в надежде получить протекцию. Результатом такой политики становится медленная экспансия Китая, заметная в регионах, граничащих с Китаем, и как правило «невидимая» для Москвы. Вспомним отданные Китаю острова, предложение совместно осваивать остров Большой Уссурийский под Хабаровском, лишь наполовину отданный китайцам, бесчисленное количество объектов собственности — леса, земли, которые уже принадлежат китайцам через подставных лиц. Это ориентация на китайский турпоток в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке (рис. 2), появление институтов Конфуция.

Рис. 2. Экспонат Иркутского областного краеведческого музея. Подписи к экспонатам дублируются на китайском языке. Фото: Людмила Кравченко


СОГЛАШЕНИЯ

В ходе визита было заключено около 40 соглашений. По данным экспертов объем заключенных соглашений должен был составить около десяти миллиардов долларов. Но конечно ни о каких заключенных контрактах, содействующих инноватизации экономики и отказу от сырьевой модели, объявлено не было. Традиционно соглашения с Китаем — это либо ориентация на сырье, либо же строительство производств в России при привлечении китайских специалистов и технологий. Среди объявленных в СМИ соглашений была покупка доли в 15% российской золотодобывающей компании «Полюс». Председатель правления «Газпрома» по итогам переговоров сообщил, что утверждена точная дата начала поставок газа в Китай по газопроводу «Сила Сибири», определены условия поставок и объемы. Сам российский лидер отметил значимость сырьевых проектов, указав, что строительство предприятия по производству сжиженного природного газа «Ямал СПГ», 29,9% которого принадлежат китайской стороне, находится на завершающей стадии, строительство газопровода «Сила Сибири» ведется в соответствии с графиком, а согласно новым допсоглашениям Газпрома первые поставки в Китай намечены уже на декабрь 2019 года.

«Роснефть» и китайская энергетическая компания CEFC заключили соглашение о стратегическом сотрудничестве. Путин прямо сказал, что «приоритетное направление сотрудничества -это энергетика. Россия занимает лидирующие позиции по объемам поставки в КНР нефти». Озвучено было также решение увеличить поставки российской пшеницы, возможность допуска на рынок Китая других зерновых культур, обсуждалась отмена ограничения на импорт в Китай российского мяса и продукции птицеводства. Все это явно не сфера инновационной экономики. На данный момент главные сделки с Китаем были в сфере сырьевого сектора: прокладка трубопроводов «Сила Сибири» и «Алтай», покупка пакета «СИБУРа» Sinopec, и покупка пакета «Ямал СПГ» CNPC, продажа 20% «Верхнечонскнефтегаз» (ВЧНГ) Beijing Gas Group, вхождение группы Fosun в капитал «Полюс Золото».

При такой узкой специализации основных направлений соглашений сложно представить, что Китай вдруг заинтересуется в российских технологиях, за исключением ВПК, с которым, впрочем, обойдутся как и с иными иностранными технологиями — разберут по винтикам и построят свои аналоги. Но, несомненно, были и инициативы в сфере инноваций — авиация, космос, транспорт, правда их объемы несопоставимы с сырьевым сектором, да и соглашений подписано не было, а только создан фонд под такие цели, то есть данное направление осталось в рамках меморандума о намерениях. Пока российская сторона продолжает питать иллюзию, что российско-китайское стратегическое партнерство станет более широким и всеобъемлющим и выйдет за рамки сырьевого сектора структура торговли с Китаем говорит о том, что сырьевая специализация длительное время будет доминирующей: 66,7% российского экспорта в Китай — это минеральные продукты, только 6,9% — это машины и оборудование (по данным ФТС за 2016 г.). При незначительном снижении экспорта нефти в Китай в 2016 году в стоимостном выражении в сравнении с предыдущим годом в физическом выражении объемы экспорта нефти выросли на 23%. Экспортный профиль России в Китай — это поставки сырья и продовольствия. Путинская Россия — сырьевой придаток Китая.

Вот в чем факт. Именно этот факт определяет и будущее отношений двух стран.


ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ

Инициатива, направленная на строительство торгового пути из Китая через Среднюю и Центральную Азию в обход России в Европу, получила в очередной раз одобрительный отзыв со стороны российского лидера, который отметил, что данный проект заслуживает особого внимания и всячески будет поддерживаться Россией. В чем ошибка Кремля в этом вопросе?

Во-первых, создается по сути альтернативный путь транспортной логистики между Китаем и Европой. Если Транссибирская магистраль при ее строительстве задумывалась как транспортный коридор, по которому товары и население Китая и Японии смогут попасть в Европу (рис. 3), то теперь такая возможность будет уже находиться за пределами России, поскольку по задумке Китая из трех проектов пути два проходят через территорию азиатских республик, минуя Россию.

Рис. 3. Экспонат Иркутского областного краеведческого музея, посвященный строительству Транссибирской магистрали. Фото: Людмила Кравченко

Во-вторых, Экономический пояс Шелкового пути — это прямой путь к экономической и культурной экспансии Китая в постсоветские республики. На китайские инвестиции будут осуществлены разработки месторождений, строительство железнодорожных подводов к ним. Для Китая Шелковый путь — это не гуманитарная миссия, а вполне прагматичный геоэкономический шаг, цель которого — расширение рынков для китайских товаров и получение новых источников дешевого импортного сырья. Для России такой проект — это снижение ее роли и веса в региональной политике, утрата геополитических союзников в будущем на фоне дефицита российских и роста китайских инвестиций. Получается, что Путин за это.


ВОПРОСЫ БЕЗОПАСНОСТИ

Если в сфере Шелкового пути Китай и Россия явно имеют разные интересы, то в вопросах региональной безопасности есть общие точки соприкосновения. Ни Китаю, ни России не выгодно решение северокорейского конфликта силовыми методами и усиление американской группировки вблизи корейского полуострова. Именно поэтому по всей видимости стороны обсудили возможные пути решения проблемы в преддверии саммита, где оба лидера встретятся с Трампом. Китай сохраняет сбалансированную между Россией и США политику, видя геополитические метания обеих стран при их странном нынешнем руководстве. Например, Госдеп опубликовал список стран, где наиболее развита торговля людьми. Китай занял третью строчку в списке. США ввели санкции против китайских компаний за сотрудничество с КНДР, а также объявили о готовности поставить Тайваню оружие на 1,42 миллиарда долларов для «поддержания его возможностей самообороны». В такой ситуации Китай сделал своевременную ставку на Россию, хотя еще недавно впервые сохранил нейтралитет при голосовании по сирийской резолюции. Маятниковая позиция по отношению к США — это черта не только России, но и Китая, который подстраивается под внешние условия, продолжая тихо завоевывать рынки сбыта без вступления в конфликт.

Частота встреч двух лидеров определяет общий вектор развития двусторонних отношений. Путинская Россия обречена идти на уступки Китаю, чтобы получить заветные для кремлевских кабинетов китайские инвестиции.

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Россия своими руками содействует взращиванию сильного государства у своих рубежей за счет собственных дешевых ресурсов и собственного геоэкономического и геополитического ослабления. Поразительная политика! Пока Китай будет осваивать технологичные рынки сбыта, Кремль будет усиливать сырьевой компонент российской экономики. Следующим эффектом станет неспособность защитить свои рубежи от китайской экспансии. 


Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

196
Похожие новости
19 ноября 2017, 09:12
20 ноября 2017, 11:12
19 ноября 2017, 17:12
20 ноября 2017, 16:42
18 ноября 2017, 16:42
19 ноября 2017, 12:12
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
14 ноября 2017, 16:12
16 ноября 2017, 09:42
18 ноября 2017, 06:27
19 ноября 2017, 16:12
15 ноября 2017, 18:12
14 ноября 2017, 18:12
17 ноября 2017, 13:42