Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Война виртуальная, и, дай Бог, так будет дальше. Большое интервью Олега Царёва об итогах года

В этом году в трёх славянских государствах — России, Украине и Белоруссии — произошли самые разные события. Некоторые из них можно назвать поворотными: это, например, ультиматум России США и НАТО; закон о деолигархизации на Украине, подрывающий сами устои украинского управляющего контура; санкции в отношении Белоруссии, больно ударившие по белорусской экономике. Ключевые события года и их последствия «Антифашист» обсудил с Олегом Царёвым — экс-депутатом Верховной Рады Украины, спикером парламента Новороссии.

— В этом году едва ли не чаще других на постсоветском пространстве звучало слово «война». Россия говорит о том, что Украина готовится к войне в Донбассе, Украина, в свою очередь, утверждает, что Россия собирается на неё напасть. Белоруссия заявляет, что готова разместить российское ядерное оружие на своей территории, а в случае войны в Донбассе или на границе с Россией в стороне не останется. Что произошло в этом году, что всё пришло вот в такое вот движение?

— Ситуация в мире ухудшается. Идёт смена эпох, технологических укладов, и миру это всё не просто даётся. Война, о которой все сегодня говорят, виртуальна. Лукашенко говорит о войне с Украиной и продает ей электроэнергию. Запад говорит, что Россия готовит нападение на Украину, но за последние 10 месяцев товарооборот между Россией и Украиной увеличился: импорт в Россию из Украины вырос на 10%, а экспорт из России на Украину на 20%. Так уж устроена политическая жизнь, что политики в период пертурбаций, падения рейтингов, для консолидации общества, поднятия рейтинга начинали войны. Повторюсь, к счастью, сейчас та война, о которой мы слышим с экранов телевизоров, виртуальна. Она ненастоящая, и дай Бог, чтобы так было и дальше. Минус этой ситуации в том, что состояние «ни мира, ни войны будет продолжаться, а жители Донбасса и дальше будут находиться под обстрелами, являясь заложниками этой ситуации.

— Ещё одной тенденцией уходящего года в России, Украине и Белоруссии стали проблемы, возникшие у медиа. В России ряду изданий присвоен статус «иностранного агента», значительно осложняющий жизнь и редакциям, и журналистам. В Белоруссии медиа, поддержавшие оппозицию, разгромлены подчистую, включая, казалось бы, вполне лояльную «Комсомольскую правду в Беларуси». На Украине, которая позиционирует себя антиподом России и Белоруссии, происходят точно такие же процессы: бессудно закрыты каналы, связанные с Виктором Медведчуком, угроза нависла над медиахолдингом Ахметова. Причина везде одна – оппозиционность изданий. Что происходит?

— С ограничением свободы слова я столкнулся ещё в 2014 году, когда в ряде украинских изданий были закрыты мои блоги, в том числе на «Украинской правде». После этого Facebook удалил мой аккаунт, на который было подписано 300 тысяч человек, в том числе политики, журналисты, активисты – этот ресурс был удалён без какого либо предупреждения и объяснения. Так что с политикой закрывания рта неугодным я столкнулся гораздо раньше нынешнего года. Сейчас я перешёл в Telegram - на сегодняшний день это единственная свободная платформа. Веду свой блог там, с большим интересом читаю отзывы подписчиков, стараюсь отвечать по мере возможности.

Что касается СМИ, то тут дело вот в чём. Как я уже сказал, мы переходим в новый мир, и здесь самым важным являются не столько границы государств, сколько информационное сообщество, в котором ты состоишь, информация, которой ты «питаешься». Как государства охраняют и контролируют свои границы при помощи пограничников, так и в цифровом мире есть определённые ограничения, которые устанавливает цензура разных стран. Говорить о том, хорошо это или плохо бессмысленно, потому что в любом случае все заинтересованные с разных сторон конфликта будут пользоваться этой возможностью – запрещать то, что противоречит их парадигме. Если я не ошибаюсь, то в «S.N.U.F.F.» у Пелевина было сказано, что любые новости – это уже манипуляция. Даже если в новостях вся информация подана верно, то всё равно, что показывать, что нет, и в каком порядке эти новости выдать – это уже манипуляция. Надо быть готовым к тому, что нами будут манипулировать – ограничивать информацию, искажать её, ограничивать доступ. Как с этим бороться читателю? Стараться читать самые разные источники информации, пытаться анализировать самостоятельно. Например, я, помимо подписок на друзей и дружественные мне каналы, одновременно подписан и читаю украинские СМИ и украинских политиков, в том числе, своих врагов, либеральные российские СМИ, иностранные СМИ, то есть всех тех, кто является нашими оппонентами. Просто потому, чтобы иметь разностороннюю информацию, чтобы самостоятельно анализировать и делать выводы о реальном положении дел в интересующих меня сферах.

— В этом году исполнилось тридцать лет с момента распада СССР. Что принесла независимость славянским республикам – России, Украине и Белоруссии?

— Есть точка зрения прогрессистов, которые считают, что в мире непрерывно происходит прогресс, человечество становится лучше, умеет больше. Если брать последние скульптуры, например, в Ливадийском дворце, где недавно установили, а потом убрали скульптуру царской семьи, или ту же прославившуюся на всю страну воронежскую «Алёнку», много других современных памятников на нашей территории – так вот хороших, красивых почти нет. А если взять Афродиту и другие античные скульптуры – эта красота вечна. Казалось бы, прошло огромное количество времени, и наши современники уже должны делать невероятные шедевры, но то, что мы видим – это большой регресс. Примерно такая же ситуация во многих других сферах. Тема с Советским Союзом не исключение. У нас появились мобильные телефоны, более удобные и красивые машины, технологии, но качество жизни ухудшилось. Наше общество стало менее счастливым, нет уверенности в завтрашнем дне – ни в одной из стран. Я по специальности физик, и, вроде бы, должен был прогрессистом, и до последнего времени был им, но сейчас меня очень сильно расстраивает то, что я вижу.

— Лично вам распад СССР открыл путь к богатству и власти. На Украине вы владели предприятиями, недвижимостью, дорогими автомобилями, ваши дети учились за границей в престижных учебных заведениях. При Союзе ничего этого не было бы, и дело не в вас, а в самой модели общества, где человек просто по определению не мог вести такую жизнь. Вероятно, что при СССР вы не стали бы депутатом. При этом вы всё равно ностальгируете по тем временам. Как вы объясните это противоречие?

— Я бы, не задумываясь, отдал всё, что имел тогда, всё, что имею сейчас, чтобы вернуться обратно в Советский Союз. Нельзя мерять качество жизни уровнем потребления. Да, есть такие люди, для которых это является определяющим. И, к сожалению, чаще всего именно такие люди попадают во власть. На самом деле, нам очень мало нужно для жизни в плане потребления. Счастье и удовольствие, получаемые от созидательного труда, несопоставимо выше, чем счастье от обладания большой яхтой или престижной машиной.

— Тогда почему после распада Союза вы пошли в бизнес, потом во власть, а не стали, например, учёным, преподавателем в вузе или школе, чтобы заниматься созидательным трудом?

— При СССР я бы однозначно занимался наукой, у меня нет в этом сомнения. Я со второго курса института плотно работал на кафедре, готовил материалы для своей кандидатской. Но СССР распался, и пришлось встраиваться в новую жизнь.

«Лукашенко имеет право на самостоятельное решение, но и платить за это он должен самостоятельно». Об основных вехах белорусской политики.

— В этом году едва ли не основным событием в Белоруссии, потянувшим за собой все другие, стала посадка в Минске самолета с Романом Протасевичем на борту. В одном из интервью нашему порталу вы говорили, что это было ошибкой со стороны Лукашенко. К концу году вы придерживаетесь того же мнения или изменили его?

— Я не изменил свою точку зрения. Цифры показывают, что та ситуация, в которую загнал себя Александр Лукашенко, она, мягко говоря, не очень хорошая. Насколько я понимаю, он сейчас будет обращаться за кредитом в три с лишним миллиарда долларов к Путину для компенсации убытков, которые Беларусь получила за последнее время из-за конфронтации с Западом. Я понимаю, что Беларусь – это суверенное государство, и оно может делать всё, что считает нужным, но не понимаю, почему за это должна платить Россия. Я понял бы, если бы Беларусь стала частью действительно единого Союзного государства - но этого не происходит. Нет военных баз, нет единой валюты, нет никакого движения по программам, принятым на последней встрече Путина и Лукашенко. Должна происходить синхронизация законодательства, но белорусский парламент даже не приступал к рассмотрению этих программ. Поэтому я остаюсь на прежних позициях, да, безусловно, Лукашенко имеет право на самостоятельное решение, но и платить за это он должен самостоятельно. Если такой возможности нет, то свои шаги надо соизмерять.

— В этом году белорусский суд вынес приговоры лидерам протеста. Так, супруг Светланы Тихановской - Сергей – получил 18 лет колонии строгого режима. Потенциальный соперник Лукашенко на выборах Виктор Бабарико – 14 лет. Женское лицо протеста – Мария Колесникова – 11 лет колонии. И даже подруге Романа Протасевича, россиянке Софье Сапеге, внезапно предъявили обвинение, по которому ей грозит от шести лет тюрьмы, хотя ранее была уверенность в том, что её просто депортируют в РФ. Как вы оцениваете эти приговоры?

— Что касается Сапеги, то тут, скорее, игра в мачизм. Желание быть очень жёстким и крутым. Насколько я понимаю, сам Протасевич пошёл на сделку со следствием, но я бы мог понять какие-то меры против него. Но мер в отношении его подруги я не понимаю. Не думаю, что эта девушка представляет угрозу для Белоруссии и белорусского народа.

С другой стороны, мы критикуем Януковича за слабость, а Лукашенко за мачизм. Должен работать закон, перед ним все должны быть равны. Если эти люди совершили преступление, и их деяния чётко квалифицированы, как преступления по Уголовному Кодексу РБ, то наказание должно быть таким, как записано в законе.

Но лично я бы никогда не пошёл работать судьёй, потому что я всегда был толстовцем, как говорят мои друзья. Я всегда настаиваю на том, чтобы смягчить сроки, обменять всех пленных, отпустить задержанных. Мне сложно давать объективные оценки, потому что я склонен к тому, чтобы прощать людей и входить в их положение. Но я понимаю, что это далеко не всегда является верным решением. И это моё толстовство не касается лидеров украинского майдана. Кроме того, я считаю, если кто-то ведёт себя не как человек, а как зараженное бешенством животное, в таких случаях надо поступать соответствующе.

— Ещё одним ключевым моментом белорусской политики стал кризис на границе, когда несколько тысяч мигрантов пытались попасть в Европу с территории Белоруссии. На ваш взгляд, кто устроил этот кризис?

— Наверное, не слишком правильно давать оценки, не будучи на 100% погруженным в ситуацию и не обладая всей информацией, поэтому поделюсь только своей субъективной точкой зрения. Мне кажется, что в такой стране, как Беларусь, которая сохранила название КГБ для своей спецслужбы, свободное перемещение тысяч мигрантов без ведома власти и спецслужб невозможно. Очевидно, спецслужбы проявили сознательное попустительство к этой ситуации. И если сознательное попустительство было проявлено, то какие цели перед собой мог ставить Лукашенко? По-видимому, он рассчитывал на то, что лидеры Запада признают его в качестве законно избранного президента, начнут с ним считаться, вступят в диалог, а также снимут санкции. Единственное, что удалось, это созвониться с Меркель, но на тот момент она уже была уходящим политиком, и вряд ли это можно записать в плюс. Все остальные цели, насколько мы можем судить, не достигнуты, во всяком случае, в публичном поле. Более того, Беларусь получила очередную порцию санкций. Если смотреть на все минусы и плюсы, то этот ход вряд ли можно назвать удачным.

Возможно, кому-то покажется, что я отрицательно отношусь к Александру Григорьевичу, но это не так. Я очень ценю то, что он сделал для Беларуси, создав в стране довольно приличный уровень жизни, не имея при этом богатых залежей полезных ископаемых или энергетических ресурсов. Он сохранил заводы, фабрики, колхозы, не дал всё это уничтожить. Мне очень понравилось, как он себя вёл во время майдана, я думаю, он спас Беларусь от катастрофы. Но, тем не менее, я считаю, что ему надо уходить. Проблема многих лидеров на постсоветском пространстве в том, что они не выстраивают механизм автономной, спокойной передачи власти, а спокойствие и мир в возглавляемых ими государствах зависят персонально от них.

«Байден не сможет удовлетворить требования Путина, и теперь у Путина развязаны руки». Чем жила в этом году Россия – внутри и снаружи

— В этом году наиболее проблемным вопросом внутри России стала вакцинация населения от коронавируса и введение QR-кодов. Среди тех, кто отказывается делать прививку, на удивление, очень много людей, ранее лояльных власти. Почему, на ваш взгляд?

— Начну с того, что я не антиваксер. Все старшие члены моей семьи вакцинированы, я тоже вакцинирован, несмотря на то, что до того дважды переболел ковидом. Считаю это неправильным, что государство тратит средства на вакцинирование тех людей, которые переболели и получили естественные антитела. Правда, уже прозвучало заявление, что QR-код будет выдаваться тем, кто имеет антитела после перенесенной болезни - посмотрим, как это будет воплощаться в жизнь, как это заработает на практике. Сейчас этого не происходит, но, возможно, будет внедрено после Нового года.

Я, повторюсь, не антиваксер, но не могу не отметить, что в том, что сейчас происходит вокруг вакцинации, пандемии, QR-кодов очень много кампанейщины, очень много неправильно принимаемых решений, и говорить об этом – это нормально. Тема очень сильно поляризует общество, все, кто пытаются делать какие-то замечания, тут же записываются во «враги народа», «антиваксеры», и это не очень хорошо.

Что касается того, почему ранее наиболее лояльная к власти часть населения отрицательно относится к QR-кодам и принудительной вакцинации, то так происходит потому, что и вакцинация, и коды – это часть глобальной повестки, в которую волей или неволей пытается встроиться РФ. А российская власть всегда опиралась на антиглобалистов. Поэтому с этой темой нужно быть очень аккуратным, так как она подрывает лимит доверия российской власти. Там, где у власти глобалисты, там эта тема, наоборот, идёт в плюс. А поскольку Владимир Путин всегда выступал как антитеза глобалистам, и ассоциировался в восприятии людей с антиглобалистами, то эта ситуация как раз таки бьёт по его электоральному фундаменту. Мне кажется, что сотрудники администрации президента должны это понимать.

— Ещё одной топ-темой года стал ультиматум Путина США и НАТО. Россия потребовала гарантий нерасширения блока на восток, в том числе речь идёт о невступлении в него Украины. На ваш взгляд, как отреагирует на это Запад?

— Владимир Путин не был инициатором недавней встречи с Байденом. Её инициатором был президент США. Истерика о нападении России на Украину разгонялась для того, чтобы поддержать пошатнувшийся рейтинг Байдена внутри США. Исключительно для этого и больше не для чего. Владимир Путин держался очень хорошо, выдержал удары и давление. И, несмотря на то, что было потрачено очень много ресурсов, чтобы поставить Россию и Путина в неудобное положение, он с честью вышел из этой ситуации и в ответ потребовал вещи, которые Байден обеспечить не может. Байден не может дать никаких гарантий, особенно публично, о нераспространении НАТО на восток - это будет большой удар по его имиджу и рейтингу. Байден не сможет удовлетворить требования Путина, и теперь у Путина развязаны руки. Он провёл встречу, он выдержал давление, и у него нет никаких обязательств.

— Что значит «развязаны руки»?

— Самый негативный сценарий, это когда Россию обвиняют в том, чего она не делала, а она начинает давать какие-то обещания и брать на себя обязательства, всячески пытаясь доказать, что она хорошая. Россия получает виртуальные угрозы, но берёт на себя реальные обязательства. Теперь этого нет.

— Достроенный «Северный поток-2» и взлетевшие цены на газ будут способствовать ещё большему «развязыванию рук»? Ведь раньше это был довольно сковывающий момент.

— Вопрос «Северного потока-2» - это не вопрос взаимоотношений России и США. Это вопрос Германии и США. И когда Байден восстанавливал разрушенные Трампом отношения с Германией, он дал обязательства Германии не вводить санкции и не мешать введению в эксплуатацию «Северного потока-2».

— В тот момент, когда везде обсуждается вероятность большой войны, вы пишите статью о необходимости признания ЧВК Вагнера, предоставления её солдатам официального статуса. Зачем вы подняли эту тему сейчас? Вас попросили?

— Мои знакомые из Украины - не жители Донбасса - приехали в своё время защищать Донбасс. Но после подписания Минских соглашений они пошли защищать Родину в Сирию – не миротворцами, а русскими ЧВК-шниками. Российских паспортов у них тогда не было, ДНР-овских тоже, война в Донецке вошла в вялую фазу, а возвратиться на Украину они уже не могли. Большинство из них погибли в той колонне, которую расстреляли американцы. Но некоторые ещё служат. Я знаю этих ребят, они настоящие патриоты России.

— Они украинцы, но при этом патриоты России?

— Большой России. Мои симпатии на их стороне, поэтому я и пишу про ЧВК Вагнера. Против них не зря вводят санкции и ЕС, и США, не зря они гремят сейчас по всему миру, слава их очень велика. Там, где наши ЧВК, там победа. И если весь мир вводит против них санкции, то на Родине, в России, их должны поддержать. Хочу ещё раз отметить, что в России нет закона о ЧВК, и все, кто служит в таких компаниях, согласно УК являются преступниками по статье «наёмничество», независимо от того, чьи интересы они защищают и на какой стороне воюют. Европейские и американские санкции ввели против Дмитрия Уткина, кавалера четырех орденов мужества, Александра Кузнецова, Героя России, кавалера четырех орденов мужества, Героев России Андрея Богатова и Андрея Трошева, и так далее, и так далее. То есть, эти люди – герои. С ними встречается Владимир Владимирович Путин, есть такая известная фотография. Страна ими гордится, про них снимают фильмы, и мне кажется, что их деятельность должна быть легализована. Государство не должно от них открещиваться. Это наша гордость.

— Российские медиа писали о том, что сотрудники этой компании пытали людей в тех местах, где несли службу. Что вам известно об этом? Спрашивали ли вы у своих знакомых оттуда, правдива ли эта информация или это клевета? И как лично вы относитесь к такому воздействию на людей, как пытки?

— Они сейчас в Африке служат. Война в таких местах – в Азии, Африке, на Востоке – это всегда адский ад. Наши ЧВК-шники жёстко и эффективно наводят там порядок. Война никогда не бывает хорошей, это всегда страшные вещи, но в ситуациях вот того вот адского ада это точно хорошо, и точно лучше. И наши ЧВК-шники настолько эффективны в наведении порядка, что именно их, выдавливая французов, привлекают то в одной африканской стране, то в другой. И, конечно же, это вызывает негатив у тех, кто использовал эти страны раньше, как колонии, выкачивая оттуда ресурсы.

«Очень многое будет зависеть от того, кто победит в этой войне». О схватке Зеленского с Ахметовым как прообразе будущего Украины.

— В этом году ключевой темой украинской политики стало принятие антиолигархического закона. Потенциально это важная веха в истории Украины, поскольку реальная власть там принадлежит именно олигархам, а не парламенту или даже президенту. Речь идёт о возможном обрушении олигархократии, по сути, о смене строя в стране. Что вы об этом думаете?

— Этот закон, на мой взгляд, будет использоваться избирательно, ведь решать, кто олигарх, а кто нет, будет украинская власть. Его задача – не расправа с олигархами, а взятие их под контроль. В олигархической стране, если ты контролируешь олигархов, ты контролируешь всю страну. Но, безусловно, этот закон представляет большую угрозу для олигархов. Сейчас Зеленский, уже не скрываясь, поддерживает Коломойского, и воюет с давним врагом Коломойского Ахметовым. Для Ахметова эта ситуация чрезвычайно тревожная. Я думаю, у него перед глазами стоит опыт Плахотнюка, которого буквально за пару недель «обнулили» в Молдавии. Такая же участь может ждать и Ахметова. Или он сможет сохраниться, или он погибнет. А вслед за ним такие вопросы возникнут и ко всем остальным олигархам, и либо они капитулируют перед Зеленским, либо будут по очереди уничтожены.

— Вы в этой схватке на кого ставите?

— С Ринатом Ахметовым мы были в одной партии и одной фракции. Я бы сделал ставку на него, потому что у него огромный жизненный опыт, он через очень многое прошел, выжил в крайне непростых ситуациях, поэтому всё говорит о том, что он должен победить. Но, с другой стороны, меня настораживает его позиция – мне кажется, он недооценивает риски. Мне кажется, ему активнее надо бороться с Зеленским, не жалея денег, не жалея ресурсов, потому что время работает против него. Он считает, что рейтинг Зеленского падает и это нормально, но Зеленскому для того, чтобы расправиться с Ахметовым, рейтинг как раз таки не нужен. Его надо уничтожать быстрее, чем он уничтожит Ахметова. А когда закон вступит в полную силу, когда всё это начнёт работать, события начнут развиваться стремительно, и он просто может не успеть. На его предприятия могут ввести временную администрацию, его самого могут объявить преступником, его сторонников и союзников начнут задерживать и всё это может произойти очень быстро. И ему надо парализовать Зеленского до того, как тот начнёт всё это делать. Ему надо, не жалея денег, купить человек 30 депутатов и вывести их из «Слуги народа», это надо делать немедленно, ему надо начинать финансировать антивластные митинги, которые уже проходят в Украине, причём они должны быть массовые. Но он ничего этого пока не делает.

— Переворот, анонсированный на 1 декабря - его подготовка действительно имела место?

— И да, и нет. С одной стороны, Ринат, по моей информации, планировал публичные акции протеста против Зеленского, но речь точно не шла о перевороте. Переворот – это когда захватывается власть – такой цели не стояло. Зеленский сработал на опережение, выйдя на незапланированную пресс-конференцию, это стало неожиданностью для Рината. Но, вместо того, чтобы ускориться, Ахметов, к сожалению, притормозил, и акции были отменены.

— За борьбой Зеленского с олигархами стоят США?

— Ахметов стал готовиться к войне, после того, как примерно полгода назад узнал, что глава Офиса президента, посещая США, задал вопрос американцам, не будут ли они возражать, если, в рамках борьбы с олигархатом, первым будет пущен в расход Ахметов. Запад поставил задачу разобраться с олигархами сразу же после прихода Зеленского к власти. Западу не нужна национальная буржуазия, которая всегда выступала конкурентом транснациональных корпораций. Но, с другой стороны, Запад не поддерживает и самого Зеленского. Обратите внимание против кого работают «соросята» - они работают и против Рината, и против Зеленского. И это показатель того, что Штаты не поддерживают ни того, ни другого, и будут наблюдать за этой схваткой. Единственное, что их беспокоит, что во время этой схватки власть покачнётся, потому что и Зеленский, и Ахметов будут работать на ослабление друг друга, и они опасаются, что в эту ситуацию вмешается РФ.

— Чем Владимир Зеленский не устраивает США?

— Зеленский сделал всё, что должен был – открыл рынок земли, подготовил большую приватизацию, передал судебную систему под контроль Запада, сейчас бьются над тем, чтобы силовики были под контролем Запада, выполнил требования МВФ о поднятии тарифов и заложил дальнейший их рост. Этим самым он убил свой рейтинг, но сделал всё, что нужно Западу. «Мавр сделал своё дело, мавр может уходить». И плюс этот «мавр» был не слишком приятен Западу, потому что во время выборов Офис президента открыто помогал Джулиани, фактически поддерживая Трампа в уголовных делах, в скандалах, связанных с сыном Байдена. Но Трамп не стал президентом, им стал Байден. И он не забыл, кто играл против него.

— Зеленский довольно быстро справился с поставленными задачами, но впереди у него ещё половина срока. Досидит?

— Сейчас трудно что-либо прогнозировать, но наиболее вероятно – досидит. Во время избирательной кампании, если вы помните, активно поднималась тема наркотиков, но потом она как-то внезапно исчезла. Каждый из претендентов на пост главы государства сдал анализы, оказалось, что ни Порошенко, ни Зеленский не наркоманы. Во время избирательной кампании я говорил, что, во-первых, Зеленский победит, а во-вторых, тема наркотиков ещё обязательно поднимется. По моей информации, следы наркотиков были как в крови Зеленского, так и в крови Порошенко. Тема была убийственная для обоих кандидатов в президенты, поэтому штабы договорились между собой, что каждый сдаёт анализы в «своём» медучреждении. Медучреждения, поскольку они «свои», естественно, ничего не находят, и таким образом вопрос снимается с повестки дня. Но то, что и Зеленский, и многие члены его команды употребляют наркотики разной степени тяжести – это факт. И, конечно, эта тема будет подниматься теперь, чтобы раскачивать Зеленского. Формально его можно отправить в отставку по состоянию здоровья, потребовав сдачи анализов на наркотики. Он, конечно, может от этого отказаться, в связи с этим его можно признать недееспособным и назначить новые выборы. Но требовать - это одно, а реально назначить новые выборы – это совершенно другое. И в таком состоянии он вполне ещё может года два проболтаться – с низким рейтингом, падающим влиянием.

Но всё может случиться и ровно наоборот - он победит Рината Ахметова и выстроит железную вертикаль власти. Сейчас очень многое будет зависеть от того, кто победит в этой войне.

Не исключаю и третий вариант – они между собой договорятся, война будет прекращена, и никаких особых перемен не произойдёт.

— Мы начали разговор с войны, ею и закончим. И если разговоры о войне в медиа виртуальны, то в Донбассе совершенно реальная война идёт восьмой год подряд. Гибнут и получают ранения люди, разрушаются дома. Когда и чем всё это закончится?

— Россияне мне рассказывали, что был период, когда Чечня существовала автономно - и всех это устраивало. Были военные, были спецслужбы, были олигархи, которые решали вопросы и с Чечней, и с помощью Чечни. Формально она находилась в состоянии войны, но, тем не менее, огромное количество людей получало от этого свои дивиденды – кто-то зарплату: военные, спецслужбы, журналисты; политики решали вопросы рейтинга; кто-то крутил какие-то схемы через Чечню. Потом Владимир Путин принял волевое решение и прекратил всё это. Сейчас с Донбассом, Украиной, Россией тоже возникла такая ситуация, когда многие политики на Украине и в России используют тему Донбасса для поднятия рейтинга, приходят на этой теме к власти. Это, конечно, основная тема для Украины, ей война нужна прежде всего. Есть военные, которые осваивают огромные бюджеты, по сравнению с тем, когда Украина была мирной страной. Есть спецслужбы, которые также осваивают бюджеты. Есть целая армия людей, для которых ситуация «ни мира, ни войны», или вялотекущий конфликт, стал образом жизни и способом большого заработка. Так оно и будет дальше. Пока на Донбассе, на вот этой вот ситуации будут зарабатывать деньги, так оно и будет продолжаться, пока чего-то экстраординарного не произойдёт. Такая ситуация устраивает сегодня очень многих. Единственно, кого она не устраивает – это жители Донбасса, которые находятся под обстрелами уже восьмой год подряд. Но, к сожалению, от них мало что зависит.

Подпишитесь на нас Вконтакте

365
Похожие новости
05 июня 2022, 09:27
04 мая 2022, 07:13
27 мая 2022, 08:57
18 мая 2022, 00:42
11 мая 2022, 23:42
30 мая 2022, 08:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Популярные новости
02 августа 2022, 14:27
07 августа 2022, 01:57
05 августа 2022, 17:27
03 августа 2022, 15:27
08 августа 2022, 15:27