Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Воздушные инвестиции: новая специализация России

Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра Сулакшина

Формально кризис в России продолжается с 2014 года. Но фактически он начался ещё в 2013 году — именно тогда возник спад в отдельных секторах. Всё это время динамика инвестиций оставляет желать лучшего. По последним данным (февраль 2016 к февралю 2015) годовой спад инвестиций составил 8,4%. Это означает проецирование кризисных явлений в будущее. Недофинансирование бизнеса сегодня означает убытки завтра. В данный момент денег на инвестиции не хватает, но именно это гарантирует их нехватку и в отдалённой перспективе. Словно злой рок водит Россию по замкнутому кругу рецессии.

При этом идея о том, что денег в стране нет, не совсем верна. На самом деле деньги есть. Просто они выведены из реального сектора в спекулятивный оборот.


ЗАГАДКИ ИСТОРИИ

Принято считать, что эпоха европейского расцвета началась в XIV веке, и была связана с ренессансом. Однако реконструкция хозяйственной жизни европейцев показала, что как минимум в экономическом смысле это не так. В X–XIII веках европейский мир переживал один из самых успешных периодов в своей истории. По всей Европе строились города, соборы, мосты, мельницы и т. д. В XIII веке в Австрии даже сооружается первая экспериментальная теплица.

Однако уже к XIV–XV векам экономический подъём закончился. Бурное развитие хозяйства и ремёсел сменяется запустением. Следующий сопоставимый экономический подъём будет связан лишь с промышленной революцией. Окончание экономического чуда X-XIII веков можно было бы объяснить чумой, зверствами инквизиции, религиозными войнами и т. д. Но несколько лет назад вышла книга бельгийского исследователя Бернара Лиетара «Душа денег», в которой автор прекрасно объяснил причины экономического бума Европы X-XIII веков и кризиса более позднего времени.

Оказывается, с X по XIII век в европейских странах действовала денежная система с демереджем — платой за простой, за хранение денег. Дело в том, что услуги ростовщиков в их современной форме на тот момент ещё не существовали и человек, сдавший деньги в банк, не получал процент, а, напротив, платил за хранение своих сбережений. Деньги не задерживались в хранилищах — а постоянно крутились в обороте, инвестировались в выгодные предприятия и тратились на потребление. Денежный оборот практически ничем не был ограничен, так как монеты чеканились не из драгоценных металлов, и недостатка в них не было. Отсутствие возможности инвестировать богатство куда-либо, кроме реального сектора, заставляло капиталы работать на благо людей. Именно этим и был обусловлен экономический бум.

Но к XIV веку восторжествовали денежные системы, основанные на драгоценных металлах. Денежный дефицит моментально подорвал хозяйственную систему. А появившиеся на политической сцене ростовщики нанесли окончательный удар по экономике, выведя деньги из реального оборота в финансовый сектор. Этот исторический пример является прекрасной иллюстрацией того, к чему приводит увод денег в спекулятивные операции. Именно это произошло в современной России.


БУМАГА ВМЕСТО СТАНКОВ

Как известно, одним из главных факторов привлекательности инвестиций является ожидаемая норма прибыли. Чем она выше, тем привлекательнее бизнес для потенциального инвестора. Теперь давайте посмотрим, куда может инвестировать расчётливый российский предприниматель. Можно вложиться в реальный сектор. Тогда прибыль составит примерно 8,5%. Но это в среднем. А так она может варьировать от 5,1% в строительстве до 22,2% в добыче полезных ископаемых (рис. 1).


Рис. 1. Рентабельность проданных товаров, продукции и услуг 2014 г., %

Кстати ставка по кредиту для производственных предприятий составляет в среднем почти 14%, что выше средней рентабельности. Но это только для самых крупных и надёжных заёмщиков кредиты обходятся в 14%. Большинство же вынуждено платить ещё больше, а зачастую и вовсе получают отказ в получении кредита — банки не уверены в надёжности клиента и предпочитают перестраховаться. Множество отраслей от кредита отсечены. Но вернёмся к вариантам инвестирования.

Помимо вложений в реальное производство есть вариант закупить валюту. Здесь прибыль может превышать 100%. У тех, кто скупил доллары по 34 рубля в середине 2014 года, а продал их в конце года по 70 рублей — так и вышло. Как говорил Ленин, ссылаясь на Маркса, который ссылался на Томаса Джозефа Даннинга: «Обеспечьте 10% [прибыли], и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживлённым, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы».

В России пока что сделано всё чтобы наши бизнесмены были готовы попирать нормы человечности, но ещё не сняты ограничения на любые преступления. Хотя при активном участии Центробанка и одобрении Президента Путина мы к этому последовательно движемся.
Наконец, есть возможность просто положить деньги в банк. Нынешний уровень депозитных ставок (почти 10%) позволяет хранить их на куда более выгодных условиях, чем инвестиции в реальный сектор (см. соотношение с рентабельностью). Риски — минимальны: не нужно что-то строить, искать технологии, привлекать рабочую силу, проводить многочисленные согласования, платить кучу взяток и т. д. Просто открой депозит и жди, пока накапает процент. 

Часть вклада, конечно, съест инфляция, но итоговый результат всё равно будет в среднем выгоднее, чем инвестиции в машиностроение или сельское хозяйство. Да и такая беда как «съест инфляция» весьма условна. Человек ведь не идет со своими приращенными деньгами на рынок потребительских товаров, где только и можно горевать по инфляционному усыханию средств. Но деньги у предпринимателя в обороте, в накоплении, а не в потреблении. Он решает другие задачи. И при чем тут инфляция?

Постепенный переход предприятий к стратегии накопления денег в валюте и банковских депозитах отражается и в статистике (рис. 2). Интересен пик в начале 2015 года. Государственная политика, действия ЦБ, как видно, очень влияют на вывод денег из производственного оборота. Власть как бы говорит: не надо работать, не надо заниматься производством. Занимайтесь накопительством, рентой, финансовыми операциями, рентным паразитизмом. Поразительная политика!


Рис. 2. Общая сумма средств организаций, банковских депозитов (вкладов) и других привлечённых средств юридических лиц в рублях, иностранной валюте и драгоценных металлах, трлн руб.

С начала 2014 года банковские вклады российских юридических лиц увеличились на 64% и достигли 22 трлн руб (из них 44% накоплено в иностранной валюте). Рублёвые вклады выросли на 20%, а валютные — в 3 с лишним раза. И это при том, что интенсивность внешнего хозяйственного оборота в России упала. Вопрос: зачем предприятиям столько валюты? Ответ прост: держать эти накопления на депозитах выгоднее, чем инвестировать.

За последние два года производственный оборот российских предприятий в текущих ценах увеличился на 13%. Следовательно, и объёмы средств для его обеспечения, по логике вещей, должны были вырасти на сопоставимую сумму, но никак не на 64%. Даже с поправкой на девальвацию средства на счетах российских юридических лиц должны были достигнуть не более чем 19,7 триллионов рублей. Получается, что 2,3 трлн руб. валяются на счетах условно говоря необоснованно. Иными словами, инвестиционный потенциал российской экономики не реализован на 2,3 трлн руб. потому что предприниматели не видят в этом смысла. Вместо производства машин, оборудования, станков и др. они вкладываются в зелёную бумагу. Формально это тоже можно назвать инвестициями. Только в отличие от нормальных инвестиций эти вложения не создают ничего нового и полезного для простого человека. Всё, что они генерируют — это прибыль спекулянтов. Прибыль из ничего — буквально из воздуха. 

Воздушные инвестиции — это новая специализация России в системе мирового разделения труда. Но, как известно, если где-то прибыло, значит, где-то убыло. Если обогатились финансовые спекулянты, значит, кто-то должен обеднеть. Этим кем-то в России являются труженики реального сектора и экономика в целом. Материального приращения благ не происходит. Их интересы оказываются подчинены интересам спекулятивного сословия. Это государственная политика паразитизма.

Как ни прискорбно, но институты развития (Инвестиционный фонд, Фонд содействия реформированию ЖКХ, Внешэкономбанк и др.) в большинстве своём тоже пошли спекулятивным путём. Функционируя на принципах самоокупаемости, они воспроизвели классическую коммерческую логику погони за прибылью. Массовое применение получила практика финансового прокручивания средств, предназначенных для поддержки инноваций. Это не сложно. Сначала устанавливаются завышенные требования к потенциальным получателям средств, а потом (когда никому не удаётся их получить) деньги объявляются временно свободными и распихиваются по банкам. Одной из первых по этому пути пошла корпорация «Роснано» под руководством Чубайса.

А вот в Швейцарии, например, государство устанавливает отрицательную ставку доходности на депозиты коммерческих банков в Центробанке, заставляет деньги работать. Значит то, что делается в России (при наличии иных подходов и методов регулирования) — является сознательным выбором.

Стоит вспомнить и об остатках бюджетных средств на счетах кредитных организаций, которые превышают 5,3 трлн руб. Это государственные деньги, в полном распоряжении государства. Именно обращение с ними напрямую выявляет государственный подход, тип государственной политики. Эти деньги в значительной мере также представляют собой запертые в отстойнике, неиспользуемые инвестиционные ресурсы. Конечно, часть этих средств, что называется, являются «связанными». Например, на счетах Внешэкономбанка размещено 195 миллиардов рублей Фонда национального благосостояния. Однако далеко не все средства на счетах бюджета накоплены там обоснованно. Значительная их часть давно должна была бы быть потрачена на целевые нужды. 

Такая ситуация часто возникает под конец года. Дело в том, что каждый год государственные органы не спешат передавать средства конечным получателям и исполнителям. Причин здесь главным образом две: плохая работа бюрократического аппарата и желание навариться на взяточно-откатных схемах общения с получателями. В итоге перед Новым годом на счетах федерального бюджета накапливаются внушительные суммы, которые в авральном режиме раскидываются по министерствам, ведомствам и региональным органам власти. Это находит отражение в статистике денежной базы, которая ежегодно подскакивает перед Новым годом и изымается обратно после него. Разумеется, ни о какой эффективности освоения денег в столь сжатые сроки говорить не приходится (рис. 3).


Рис. 3. Динамика денежной базы в России


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Утверждение о том, что рука рынка умнее мозга любого государственного управленца, не выдерживает критики. Идеальный рынок (без каких-либо государственных вмешательств) не только не способен максимизировать результат, но и может вводить экономику в состояние искусственного ступора прогресса, когда при наличии всех необходимых для развития ресурсов экономика буксует на ровном месте. Для преодоления таких ситуаций и требуется регулирующее воздействие государства. Только оптимальное сочетание рыночных и не рыночных механизмов позволяет построить процветающую экономику.

Что же касается экономической политики путинского времени — то это рентная экономика, экономика паразитизма. Развития при такой экономике не может быть в принципе.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

329
Похожие новости
10 декабря 2016, 16:27
09 декабря 2016, 18:27
09 декабря 2016, 20:27
09 декабря 2016, 14:12
09 декабря 2016, 19:12
10 декабря 2016, 09:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
05 декабря 2016, 19:57
05 декабря 2016, 23:27
09 декабря 2016, 16:27
04 декабря 2016, 13:42
07 декабря 2016, 21:27
07 декабря 2016, 19:12
09 декабря 2016, 19:12