Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Встреча Путина, Лаврова с Тиллерсоном предохранит мир от вхождения в «штопор»

Главными политическими событиями вчерашнего дня, безусловно, были встречи министра иностранных дел Сергея Лаврова и госсекретаря США Рекса Тиллерсона и последовавшие вслед за этим переговоры с Владимиром Путиным.

Переговоры длились около пяти часов, после чего министры загадочно «растворились», оставив в недоумении журналистов, ожидавших пресс-конференции по итогам переговоров. В воздухе повисла тревога – неужели переговоры провалились? Ответ на этот вопрос мог быть только в том, примет ли гостя из Соединенных Штатов президент России. Сам факт этой встречи уже говорил бы о многом. Это было главной интригой.

Она разрешилась к вечеру. Президент России Владимир Путин принял главу Госдепартамента США Рекса Тиллерсона и министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. Общение продолжалось около двух часов, после чего состоялась итоговая пресс-конференция Лаврова и Тиллерсона. 

«Уверен, что многие часы, которые мы провели с Рексом Тиллерсоном вдвоем, и с президентом РФ, были потрачены не зря. Мы лучше понимаем друг друга после того, что сделали вместе сегодня. Надеюсь, эти контакты будут иметь продолжение как непосредственно между нами, так и по линии наших сотрудников, так и по линии других ведомств администрации США и правительства РФ», – заявил глава МИД России Сергей Лавров.

Американский президент Дональд Трамп, в свою очередь, оценил поездку Тиллерсона в Москву как «успешную».

Впечатлениями о вчерашних событиях делится публицист и политолог Евгений Бень.

«Колокол России»: Евгений Моисеевич, почему журналистов так долго держали в неведении относительно результатов переговоров?

Евгений Бень: Видимо, стороны согласовывали позиции, искали точки соприкосновения, которые, в конечном счете, были найдены и озвучены в ходе итоговой пресс-конференции.

«КР»: Насколько продуктивными были сами встречи: Лаврова-Тиллерсона и последующая с президентом России?

ЕБ: На мой взгляд, это была важнейшая очная встреча с новым секретарем Госдепа. Стороны подтвердили, что есть общее поле для борьбы с терроризмом. Стороны говорили в том числе о денуклеаризации Корейского полуострова. Кроме того, возобновляется сотрудничество по Афганистану, ситуация в котором сползает в новое масштабное кровопролитие. Здесь есть общие точки соприкосновения. Важен сам факт того, что стороны начали диалог.

Не менее важный момент – на пресс-конференции мало затрагивалась тема Украины. Я считаю это позитивным признаком. Здесь масса противоречий и недопонимания, но, можно предположить, была договоренность пока не выносить эту ситуацию на публичное поле, поскольку очевидно, что она нуждается в перезагрузке.

Ну и, конечно, масса противоречий относительно роли Башара Асада и официальной власти в Дамаске. Тиллерсон заявляет о том, что Асад должен уйти, а Лавров дает понять, что вопрос о президенте должен решиться естественным образом после объединения Сирии народным волеизъявлением.

Теперь главное. Недавно Россия вышла из меморандума о взаимодействии Министерства обороны России с Пентагоном по координации полетов в сирийском воздушном пространстве. Лавров сказал о возможности вернуться к исполнению этого соглашения в определенных обстоятельствах. Это очень важно.

«КР»: Еще до переговоров неоднократно звучали заявления о том, что Тиллерсон едет в Москву заключать сделку по Сирии. Если российская сторона откажется, то ей грозит изоляция. Вы считаете переговоры удачными, но тогда в чем состоит сделка?

ЕБ: Действительно, Трамп и Тиллерсон мыслят категориями сделок, поскольку оба – бизнесмены, которые только недавно пришли в масштабную политику. Но, я думаю, что никакой сделки в данном случае не было и не может быть, поскольку мировая геополитика – это далеко не сделка. Тиллерсону придется самосовершенствоваться на ходу.

Что касается Трампа, то в силу сложившихся обстоятельств, он вынужден выступать не как президент, а, скорее, как финансовый директор огромной корпорации под названием «США». Пока он вынужден мыслить категориями сделок, поскольку если изменит систему мышления, то может не пробыть до конца президентского срока.

«КР»: Теперь об изоляции, то есть санкциях в отношении России. Опять-таки этот вопрос неоднократно звучал в преддверии встречи. По итогам даже намеков на санкции не было. Что случилось?

ЕБ: Дело в том, что Лавров устами Марии Захаровой сразу дал понять, что с Россией бесполезно и контрпродуктивно разговаривать языком ультиматумов. Возражение Тиллерсона по этому поводу мы не услышали (смеется).

«КР»: На встрече Лаврова-Тиллерсона, а затем и президента России с ними, были «закрытые» части переговоров. Что могло происходить за дверьми? Была «прямая линия»» с Трампом?

ЕБ: Трудно сказать. Я думаю, в любом случае Трамп заочно принимал участие в диалоге. Тиллерсон не мог с ним не проконсультироваться до переговоров с Путиным и не обыграть все варианты развития диалога. Поскольку ситуация в мире настолько острая, можно предположить, что диалог носил не только привычный политический характер, но в него был привнесен и некий человеческий аспект отношений.

«КР»: Почему, на ваш взгляд, на пресс-конференции больше говорил Сергей Лавров. Более того, он комментировал почти каждое высказывание Рекса Тиллерсона?

ЕБ: Все очень просто. Лавров уже 13 лет как министр иностранных дел, а Тиллерсон только приступил к руководству внешнеполитическим ведомством. Поэтому наш дипломат более опытный. Но здесь важна вот какая деталь: суждения Лаврова носят индуктивный характер. Он все время предлагает процессы взаимного осмысления. Например, по ситуации применением химического оружия в Сирии. Только после расследования можно делать какие-то выводы, считает Лавров.

Кроме того, Лавров предлагает тщательно проанализировать противоречия в российско-американских отношениях. Или ситуацию с террористической группировкой «Джебхат-ан-Нусра»*, которая в отличие от «Исламского государства»*, остается в тени противодействия со стороны США. Лавров все время предлагает находиться в процессе. Он призывает не делать скоропалительных выводов и, тем более, на их основании не совершать военных действий, которые не приводят ни к каким результатам.

Что касается Тиллерсона и его коротких заявлений, то мы от него услышали ряд готовых выводов и рецептов. Лавров же, напротив, предлагает анализировать, осмыслять и искать точки соприкосновения. То есть мы имеем два подхода: индуктивный – Лаврова и дедуктивный – Тиллерсона.

«КР»: Мне кажется еще немаловажным и тот факт, что будут назначены спецпредставители от МИДа и Госдепа, которые проанализируют существующие проблемы в отношениях двух стран и попытаются устранить раздражители, накопленные в ходе контактов с предыдущей администрацией Обамы...

ЕБ: Согласен. Нужно проанализировать как объективные проблемы взаимопонимания, так и искусственно созданные. Последние, если возникнет взаимопонимание, можно довольно быстро устранить и последовательно работать над объективными проблемами.

Если анализировать события последних дней, особенно ракетный удар Вашингтона по сирийской авиабазе Шайрат, а также выход России из меморандума от октября 2015 года – весь мир стоял у «красной черты». Начиная с 20 января – дня инаугурации Трампа, практически не было прямого очного общения наших стран. Ситуация была, что называется «хуже некуда».

Поэтому сам факт встречи Лаврова и Тиллерсона, представителей ведущих ядерных держав, которые несут ответственность за судьбу цивилизации – сейчас предохранит мир от вхождения в «штопор».

Вячеслав Бочкарев

*«Джебхат-ан-Нусра»  и «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ) - террористические группировки, запрещенные в РФ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

368
Похожие новости
03 декабря 2017, 17:12
01 декабря 2017, 22:27
28 ноября 2017, 21:57
27 ноября 2017, 12:12
28 ноября 2017, 19:27
25 ноября 2017, 06:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии