Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Встреча с молодыми учёными

Президент проводит встречу с участниками Конгресса молодых учёных. Мероприятие приурочено к завершению Года науки и технологий в России.

Вступительное слово на встрече с молодыми учёными

Конгресс молодых учёных проходит 8–10 декабря в парке науки и искусства «Сириус».

* * *

В.Путин: Уважаемые друзья!

Очень рад вас видеть, добрый вечер.

В вашем лице хочу поприветствовать всех участников Конгресса молодых учёных – мне сказали, почти три тысячи человек принимает участие. Это большая команда, проходит, насколько я понял, всё весьма интересно. Есть встречи, вам можно поговорить о совместных проектах, рассказать о своих собственных, подумать о том, что сделать в будущем.

Проходит это мероприятие, как вы видите, на базе нашего научно-образовательного центра «Сириус». Надеюсь, вам здесь понравилось.

Мне кажется, мы здесь поступили очень правильно, когда на базе объектов, связанных с олимпийским наследием, организовали здесь научно-образовательный центр – поэтапно, постепенно, он расширяется, укрепляется. Теперь это федеральная территория – дополнительный статус, который позволяет всем научно-образовательным учреждениям, которые здесь создаются, развиваться нужными темпами.

Смотрите также

Участники встречи с молодыми учёными по случаю завершения Года науки и технологий в России
8 декабря 2021 года

Конгресс молодых учёных – одно из ключевых мероприятий Года науки и технологий. Мы исходили из того, чтобы создать возможности для молодых исследователей не только в течение Года, но и по его завершении, и в будущем, надеюсь, будут созданы такие условия – встретиться, друг с другом пообщаться, как я уже сказал в начале, поговорить о возможных общих проектах.

Сразу хотел бы отметить, что, когда мы говорим о молодых учёных, молодых исследователях, то хочу напомнить, что, скажем, в начале 2000-х у нас учёных до 40 лет было менее 25 процентов. А сегодня это почти 50 процентов – до 40 лет. Всё-таки это говорит о том, что, несмотря на трудности и сложности – а они есть, их много, и наверняка вы мне о них сегодня расскажете, я постараюсь как-то на это отреагировать, – всё-таки престиж научной деятельности, престиж исследователя, учёного в значительной степени вырос. Это говорят опросы общественного мнения, это говорит о количестве молодых исследователей, число которых возросло, я уже сказал, в два раза с начала 2000-х годов.

Кстати, опросы, скажем, родителей учеников старших классов показывают, что более 60 процентов родителей хотели бы, чтобы их дети занялись исследовательской деятельность. Это всё-таки говорит о том, что ситуация у нас в значительной степени – не будем громких слов произносить, коренным образом, не коренным, но в значительной степени изменилась, что меня очень радует.

Конечно, есть ещё вопросы, которые мы должны будем совместно решать.

Я знаю, что здесь три тысячи [участников] – большая команда, люди занимаются самыми разными направлениями: и когнитивными науками, и историей, и политологией, и, что очень приятно, естественными науками, новыми материалами, искусственным интеллектом, – здесь всё представлено, – генетикой и так далее. Надеюсь, что было всё это полезно, интересно.

Я сказал, что мы этот Конгресс молодых учёных наметили как одно из основных мероприятий в рамках Года науки и технологий и, разумеется, мы постараемся сделать таким образом, чтобы этот темп, этот толчок, инерция сохранялась на будущее в повышении интереса к исследовательской деятельности. На ближайшие годы, может быть, на десять лет вперёд постараемся выработать такую программу, которая способствовала бы поддержанию интереса к научной детальности.

Я уже много раз говорил – не много, но говорил, – вспоминал свой последней разговор с Даниилом Александровичем Граниным, который мне сказал, что Вы лично должны больше внимания уделять науке, исследованиям, молодым исследователям, и вообще общество должно понимать, насколько это важно было всегда и насколько это важно сегодня и ещё будет важнее в ближайшем будущем. Следуем этому наказу. Да-да, серьёзно: я помню об этом, он искренне очень говорил, это была последняя моя с ним встреча, и, конечно, он был прав.

Это всё, что я хотел бы сказать в начале, поэтому с удовольствием вас выслушаю и выслушаю ваши предложения по поводу того, как и что нам нужно сделать в дальнейшем для того, чтобы ситуацию делать стабильней и лучше.

Кстати говоря, сегодняшняя встреча для меня имеет и практическое значение, потому что совсем скоро у нас должно состояться совместное заседание Совета по науке при Президенте и Госсовета, и это даст возможность с людьми, которые занимаются организацией науки и высшей школы, и руководителями регионов Российской Федерации сформулировать вместе те задачи, которые мы должны будем решать, чтобы развивать эту важнейшую сферу деятельности.

Вот, пожалуй, всё, что мне хотелось сказать в начале.

Пожалуйста, если есть какие-то соображения, а они наверняка есть, с удовольствием не только вас выслушаю, но и помечу для себя, для того чтобы использовать это на том мероприятии, о котором я только что сказал.

Пожалуйста.

Ю.Костюкевич: Уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте!

Костюкевич Юрий, «Сколтех».

Во-первых, большое спасибо, что Вы проводите эту встречу. Мне доверено начать от нас, и я начну с санкций.

В.Путин: Только что говорили об этом с Премьер-министром Греции, я с ним недавно расстался, – и опять про санкции. Вчера с Президентом Байденом говорили про санкции. И с Костюкевичем тоже про санкции.

Ю.Костюкевич: Так получается. Но как Вы знаете, что они докатились до науки, и если раньше под санкции попадали оборонные институты, институты Роскосмоса, то две недели назад под них попал Физтех, который я, кстати, заканчивал. И даже моему «Сколтеху», который создан вместе с американцами, уже больше года как отказывают в поставках современного оборудования под надуманными предлогами. То есть нас фактически загоняют в «кастовое общество», в котором западный регулятор может назначить какой-то институт к «касте неприкасаемых», а с ним уже никто и работать не будет. Но наука и смежные отрасли всегда были ориентированы на импорт, и фактически мы сейчас пожинаем плоды.

Например, я занимаюсь масс-спектрометрией. Эта наука не на слуху, но это самый точный способ определения химического состава вещества. Именно она отвечает за обнаружение допинга у спортсменов, наркотиков, отравляющих веществ. Пестициды и антибиотики в еде, яды и отравляющие вещества в окружающем мире – от всего этого нас оберегает масс-спектрометрия. Говорить о ее роли в фундаментальных исследованиях, в медицине, в разработке новых лекарств, геологоразведке можно просто бесконечно.

У нас спектрометр – это сложный прибор стоимостью несколько сотен тысяч долларов. В 2020 году российский рынок составил более пяти миллиардов рублей, и основные заказчики, подавляющее большинство заказчиков – это бюджетные организации: научные организации, Россельхознадзор, Роспотребнадзор, в том числе войска РХБЗ. И это все импорт. Особенно обидно, что очень многие идеи и технологии вышли и продолжают выходить из нашей страны, но все равно мы это все закупаем у западных компаний.

К сожалению, крупные российские госкомпании не видят никакого интереса в выходе на этот, казалось бы, благодатный рынок, а усилий малых фирм и отдельных энтузиастов совершенно недостаточно, чтобы достойно конкурировать с западными гигантами. Мои старшие коллеги, разумеется, эти вопросы поднимали многократно ранее, но, к сожалению, ни до кого не достучались.

Не только жаловаться буду, что-то постараюсь предложить.

Мы считаем, что назрела отдельная федеральная научно-техническая программа по научному приборостроению. Или то, что можно было бы сделать прямо сейчас, и на что даже денег не надо, это хотя бы создать при Правительстве Российской Федерации отдельную комиссию по научному приборостроению. Причем поддержка отрасли нужна даже не финансовая, а организационная. Нужно помочь консолидировать разбросанные эти крупицы науки и производства в единую крупную компанию и обеспечить ее твердыми контрактами хотя бы на первое время. Фактически нам нужно вырастить своего конкурента – того же Abbott, того же Thermo Fisher, того же Agilent.

И что касается масс-спектометрии, то здесь мой университет «Сколтех» готов всячески помогать. Мы за время своего существования накопили большое количество знаний, опыта, проработали очень много вопросов, в том числе с западными компаниями, по вопросу возможности локализации производства в нашей стране. И если бы Вы поручили этим заниматься, то могу обещать, что в течение какого-то разумного времени мы бы подготовили для Вашего рассмотрения «дорожную карту», программу, насколько сможем, по развитию приборостроения в масс-спектрометрии в России. Это будет очень серьезный шаг к достижению химического суверенитета страны. Большое спасибо.

В.Путин: Вы затронули, конечно, одну из таких важных тем, которая является комплексной со всех сторон. К ней можно подбираться. Что можно констатировать? Ведь вводятся эти ограничения и санкции под предлогом обеспечения безопасности Соединенных Штатов. Чем ваш институт угрожает безопасности США? Ничем. Это полная чушь. Объяснение только одно – попытка сдержать развитие.

В середине 90-х мы были всем хороши и всем нравились, когда нам присылали по линии гуманитарной помощи картошку. Спасибо и за это. Многие делали это искренне, я знаю, честно говорю об этом, потому что общался с этими людьми, работая тогда в Петербурге, в Ленинграде. Но в целом, как только Россия начала выбираться из череды трудностей, в том числе восстановила свое конституционное единство, что было непросто сделать, когда начала развиваться, в лице России начал появляться конкурент и на политической арене, в сфере международной безопасности, в производстве, в науке, в энергетике – а это уже не нравится. Поэтому начали наши так называемые партнеры проводить политику сдерживания.

Собственно говоря, политику сдерживания в отношении России проводили веками, ничего нового здесь нет, просто нет ничего нового абсолютно. Если вы посмотрите дипломатическую переписку, скажем, начала XIX века, увидите, как будто вчера все было написано. Я вам честно говорю, как будто вчера. Просто удивительно. Просто читаешь – все то же самое, слово в слово. Потрясающе, но факт.

Сейчас вернулись, потому что боятся конкуренции по всем тем направлениям, о которых я сейчас упомянул. И наука, образование – это одна из сфер конкуренции и одно из направлений сдерживания развития России. Это очевидная вещь, мы с вами это понимаем. Уже очень многие люди понимают во всем мире, а такие люди, как вы, понимаете это лучше всех. Наука – это будущее любой страны, и образование, поэтому оно материализуется уже совершенно очевидно в конкретные результаты развития, в темпы и качество развития экономики.

Поэтому на что можно отвечать, как можно отвечать? Глобально нужно, конечно, повышать суверенитет. Мы, кстати говоря, крупнейшие поставщики энергоресурсов на мировой рынок, но оборудование, связанное с нефтедобычей, скажем, в значительной степени приобретается по импорту. Могли это сделать в свое время? Могли, конечно. Не обращали внимания, потому что нам в голову не приходило, что может складываться так ситуация, как она складывается сегодня.

Причем, эти санкции же принимаются просто так, без всяких внешних причин. Иногда складывается впечатление, что различные политические силы, в тех же Штатах, просто соревнуются друг с другом, показывая свой антироссийских настрой, и зарабатывают таким образом внутриполитические очки просто в борьбе между собой. Ничего хорошего в этом нет, и, что любопытно, я не вижу, как они могут выйти из этого витка. Хотя, конечно, им придется, наверное, это сделать, просто придется в силу своеобразного развития ситуации в мире.

Но бог с ним, это другая тематика. А то, о чем Вы сказали, – конечно, это одно из важнейших направлений импортозамещения, безусловно. Мы этим почти не занимались – и понятно, потому что, в первую очередь, скажу прямо, должны были заниматься импортозамещением в оборонно-промышленном комплексе. Правда и в оборонно-промышленном комплексе нам пришлось это делать с выходом на высокие технологии, связанные с наукой, это тоже правда. Сейчас не буду все перечислять, средства затрачены немалые, и результат есть хороший. Мы практически решили все задачи, которые перед собой ставили. Они не все еще решены, не все, там вот такие толстые фолианты того, что мы должны сделать, но очень многое сделано. Во всяком случае, всё, что мы ставили в качестве задачи, почти всё решено. Есть у нас вопросы, связанные с микроэлектроникой и так далее, есть еще, над чем работать, это очевидно, но и здесь есть хорошие перспективы.

Продолжение следует.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...
153
Похожие новости
18 января 2022, 15:42
14 января 2022, 13:42
13 января 2022, 15:27
04 января 2022, 16:27
15 января 2022, 17:27
30 декабря 2021, 16:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
22 января 2022, 23:57
16 января 2022, 15:42
18 января 2022, 15:42
17 января 2022, 16:12
17 января 2022, 23:42
18 января 2022, 01:42
18 января 2022, 10:57