Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Встреча Владимира Путина с руководителями российских печатных СМИ и информагентств в редакции «Комсомольской правды» 11 января 2018 года



В. Путин:

- Добрый день. Я вас поздравляю всех с праздником. День Российской печати. Всех причастных к этой замечательной профессии. К этой интересной, очень важной и нужной, и сложной, и, как это ни печально, подчас опасной. Но очень нужной. Поздравляю вас и желаю вам всего самого доброго и всем вашим коллегам. Всем, кто работает и в печатных СМИ, и в электронных. Кто работает в интернете как в средствах массовой информации. Люди в вашем цехе интересные и неординарные, творческие. Подчас очень талантливые. Хочу выразить надежду, что все эти качества, весь талант, все усилия будут идти на благо общества и гражданам России. С праздником вас. Я на этом свой короткий спич закончил бы, вступительную речь. И давайте просто поговорим, как это мы частенько делаем на встречах подобного рода.

В. Сунгоркин («Комсомольская правда»):

- Спасибо, что пришли в «Комсомольскую правду». У меня к вам вопрос не как к президенту, а как к претенденту на президентский пост. В этом году у нас будет рекордное количество желающих возглавить Россию-матушку. Как вы относитесь к этому большому количеству возможных претендентов? Бодрят они вас или, наоборот? Ваши ощущения от того, что вам придется участвовать в соревновании, по-моему, с пятнадцатью соперниками?

В. Путин:

- Мне кажется, что это нормально и хорошо. Вот этот период предвыборный он в известной степени общество всегда напрягает. Потому что, к сожалению, и часто всякой пены много появляется. Но, тем не менее, он хорош тем, что дает возможность, это повод людям высказаться, поговорить о проблемах страны, поговорить о тех путях, которые разные люди предлагают для решения этих проблем. В общем, это полезно, на мой взгляд. Это освежает дискуссию, обостряет ее. Главное, чтобы все велось в рамках закона и с соблюдением этических и моральных норм. Вот это самое основное. А в целом все эти кампании при определенных минусах, о которых я только что сказал, все-таки, мне кажется, во благо обществу идут. Поэтому я это приветствую, буду рад увидеть интересные, красивые и полезные, услышать предложения по развитию страны.

С.Яковлев («Коммерсантъ»)

- Я хотел бы продолжить тему выборов. Алексей Навальный не был допущен к участию в выборах. Сразу же прозвучала критика и со стороны Вашингтона, и из ряда европейских столиц. Что вы думаете по этому поводу? Какова ваша оценка этой ситуации?

В. Путин:

- Во-первых, хотел бы сказать, что никто не любит, когда вмешиваются в их внутренние политические вопросы и дела. Особенно это не любят наши американские друзья. Мы видим их реакцию даже на недостоверную информацию о нашем вмешательстве, насколько она острая, насколько она агрессивная, я бы даже сказал. Практика американских предвыборных кампаний такова, что они туда вообще практически никого не допускают. А то, что происходит с нашими средствами массовой информации, которых тут же объявили иностранными агентами и ограничивают их работу, причем достаточно агрессивно и злобно, я бы сказал, говорит как раз о том, как они относятся к тому, что кто-то как-то влияет на внутриполитическую ситуацию, особенно в предвыборный период.

А то, что они сами постоянно это делают, предпринимают такие попытки, как минимум, они считают это нормой. Что, на мой взгляд, абсолютно неправильно. И если уж они сами везде свой нос суют, они должны быть готовы к тому, что должны быть в состоянии отвечать на определенные вызовы, которые они сами и стимулируют. Прошу, чтобы меня никто не понимал так, что мы куда-то вмешиваемся. Мы и не собираемся вмешиваться. Но просто констатирую факт, что никто не любит, когда вмешиваются в их дела, но с удовольствием лезут в чужие. Вот это первое, что мне приходит в голову по поводу того, что Конгресс Соединенных Штатов, потом, по-моему, Госдеп как-то отреагировал на то, что кого-то не допустили. Это первое обстоятельство.

Второе обстоятельство. Тот персонаж, о котором вы упомянули, он же не единственный, кого не допустили. Почему-то других не называют. Это, видимо, говорит о предпочтениях американской администрации и руководства других стран. Говорит о том, кого бы они хотели продвинуть в политическую сферу России и кого они бы хотели видеть в руководстве страны, если не во главе, то в руководстве. Видимо, это те люди, на которых они делают ставку, на которых они опираются. В этом смысле они прокололись. Лучше бы они помолчали. Ну, а в целом самое главное не то, кого допустили или кого не допустили, потому что это вполне естественная практика. Самое главное в том, чтобы мы внутри страны понимали и четко следовали букве закона. Понимали, что нарушение закона, от кого бы оно ни исходило, недопустимо. И в ходе избирательной кампании в том числе.

Главный редактор "Комсомольской правды" Владимир Сунгоркин и президент России Владимир Путин. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Д.Киселёв («Россия сегодня»):

- Только что мы встретили Новый год. Вы встречали Новый год на русском морозе. Между тем, президент соседней страны – Украины – Порошенко, как пишут многие украинские ресурсы, встречал Новый год на Мальдивах, арендовав остров, кричал «Слава Украине!», так надо понимать. Между тем, существует Донбасс. Там миллионы людей, которые не признали государственный переворот, состоявшийся в Киеве. И судьба этих людей сейчас незавидна. Мало хороших новостей оттуда. Правда, недавно прошел обмен пленными, хотя и не до конца. Но в остальном – стреляют, гибнут люди чуть ли не каждый день. Есть ли будущее у Донбасса? Это что, замороженный конфликт? Европа, похоже, уже хочет забыть об этом. Либо как это может выглядеть? У России тоже, наверное, маневр ограничен в какой-то степени. Или как?

В. Путин:

- Во-первых, что касается новогодних праздников и всяких других праздников. Я все праздники провожу в России. Просто такова традиция. И меня никуда не тянет, честно говоря, после… Новогодние праздники я был дома, а потом на пару дней ездил в Сибирь. И там, действительно, был мороз – минус 33. Но мне это нравится. Что касается президента Украины, я не знаю, где он проводил свои новогодние праздники. Но не считаю, что это зазорно президенту выехать куда-то за границу и провести там с семьей какое-то время.

Д.Киселёв:

- Он же говорит, что страна воюет, война у него, а он поехал на Мальдивы.

В. Путин:

- Да, но я об этом не знаю ничего. Мне достоверно об этом ничего не известно. Поэтому мне сложно комментировать. Во всяком случае, он богатый человек и может себе позволить выехать с семьей за границу, в том числе на Мальдивы или какие-то другие острова.

Что касается перспектив урегулирования в Донбассе, то это приобретает такой характер замороженного конфликта, никто в этом не заинтересован, в том числе и Россия. Мы бы хотели, чтобы ситуация была решена, чтобы она разрешилась. Но разрешилась так, чтобы она не вызывала озабоченности ни у кого, кто проживает на этих территориях. Вот я сейчас не хочу ничего предрешать. Я много раз об этом говорил, хочу еще раз повторить: Россию вполне бы устроило, если бы были полностью реализованы минские соглашения. Минские соглашения в полном объеме. Не выборочно, как кому-то нравится, а в полном объеме, так, чтобы это устроило и тех, кто проживает на Донбассе. Со всем, что там прописано, в том числе с законом об особом статусе Донбасса. Это второе.

Третье – по поводу наших отношений с Украиной в целом. Абсолютно ненормальная ситуация, когда вместо конструктивного развития отношений между двумя близкими братскими странами и между фактически частями одного и того же народа складывается ситуация, которую мы наблюдаем сегодня. И рассчитываю, что после решения вопросов о Донбассе, а рано или поздно это произойдет, у меня сомнений в этом нет, будут нормализовываться отношения межгосударственные – между Россией и Украиной в целом.

Мы, как вы знаете, даже в свое время в 2014 году начали передачу военного имущества, техники, несколько эшелонов было направлено из Крыма в Украину. И украинская сторона неоднократно ставила вопрос о возврате военной техники из Крыма. Пользуясь случаем, хочу сказать: мы готовы продолжить этот процесс. Готовы передать военные корабли Украине, которые в Крыму еще есть. Готовы передать авиационную технику, бронетехнику. Правда, она находится вся в таком плачевном состоянии. Но это уже не наше дело, она в таком практически и была. За эти годы никем не обслуживалась, конечно. Но речь идет о десятках кораблей, десятках боевых самолетов. Что касается кораблей, думаю, будет лучше, если украинские военнослужащие просто приедут и их заберут, мы готовы помочь им осуществить транспортировку в Одессу. Есть и значительный боезапас, но он, по данным наших военных экспертов, транспортировке не подлежит. Это опасно. Он подлежит утилизации на месте. Мы готовы пригласить украинских военных, чтобы они поучаствовали в утилизации этих боеприпасов. Но это только такие самые необходимые внешние шаги.

Несмотря на все сложности и проблемы, торговый оборот между Россией и Украиной за прошлый год вырос. И вырос значительно. Это хороший признак того, что у нас есть фундаментальные ресурсы для восстановления отношений в целом.

К.Ремчуков («Независимая газета»):

- Владимир Владимирович, я бы хотел затронуть две взаимосвязанные темы – это кадровое обеспечение процессов управления в стране на всех уровнях, во всех отраслях…

В. Путин:

- Какое обеспечение?

К.Ремчуков:

- Кадровое. Процессов управления. И связанная с ними проблема социальных лифтов для молодых. Я являюсь членом наблюдательного совета конкурса «Лидеры России», вы инициировали его. Я помню, когда мы осенью собирались на первое заседание, исходили из того, что примет участие в этом конкурсе 7-8 тысяч человек. Ну, Кириенко такой запасливый человек и говорит – давайте исходить из того, что организационную структуру надо на 10 тысяч делать. Подало заявок 200 тысяч человек. Это феноменально. Вот вчера последний полуфинал начался, 300 человек, который в финал выйдут, получат по миллиону рублей на бизнес-образование. Вопрос – является ли такой проект конъюнктурным? Можно ли его считать вот в связи с избирательной кампанией и темой молодых социальные лифты? Второе. Если вы продолжите работать в качестве президента страны, будет ли продолжен такой поиск управленческих кадров через такой конкурс? И третье – следите ли вы лично за тем, как проходят эти отборочные соревнования по всей стране?

В. Путин:

- Начнем с того, чем вы закончили. Я слежу за этим лично. Считаю, что организация и характер работы, и результаты работы положительные, вот этого самого большого мероприятия. Для меня тоже было несколько неожиданным, что такое большое, если не сказать огромное, количество заявок было подано. Это значит, что интерес очень большой. Ничего общего с конъюнктурой текущего политического момента это не имеет. Вы знаете, что в течение довольно длительного времени, на протяжении практически всех предыдущих шести лет мы постоянно говорим и предпринимаем настойчивые усилия в сфере подготовки кадров. Причем, по разным направлениям. Одно из самых важных направлений – это подготовка рабочих кадров высокой квалификации. Вот с 2015 года национальные конкурсы и соревнования проводим, участвуем в международных конкурсах, выигрываем там, в Абу-Даби вот выиграли в командном зачете, что называется. С бизнесом постоянно работаем. Бизнес-объединения предлагают нам свои программы, мы договариваемся с ними о том, как они будут вместе работать с министерством промышленности, с министерством образования, с региональными командами. Мы выстраиваем передачу и поддержку образовательных центров на уровне наших крупных корпораций. Вот недавно только что, вы знаете, я был вчера на вагоностроительном заводе в Твери и они тоже забирают себе сейчас одно из таких крупных – ну, для региона крупных – учреждений и будет готовить для себя кадры.

Это происходит повсеместно. Вполне естественно, что и на федеральном уровне мы должны вытаскивать молодых и перспективных молодых людей. Молодых перспективных людей. Вот целую систему подготовки талантливых ребят мы создали, начиная с «Сириуса» и по всей стране. Технопарки создаем. Молодежные и детские площадки технического творчества. То есть, это большая, крупная, многопрофильная программа. И вот конкурс «Лидеры России» - это один из элементов этой программы. Мы, безусловно, будем также широко работать и дальше. Что касается непосредственно этого конкурса, там действительно появляются очень интересные и талантливые люди молодые, ну, разных возрастов, но в основном молодые люди. И наша цель их не только трудоустроить куда-то конкретно, а наша цель им помочь в их развитии. Вот эти деньги, о которых вы говорите, они же не для трудоустройства, они для профессионального роста и для профессионального развития даются, для того, чтобы они могли повысить квалификацию. Но я вам могу сказать, что уже сейчас, в ходе этой работы, и большие наши крупные компании к ним присматриваются, и министерства, ведомства. Безусловно, будем, в том числе, из них формировать федеральный резерв.

Владимир Путин: "Несмотря на все сложности и проблемы, торговый оборот между Россией и Украиной за прошлый год вырос. И вырос значительно". Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Владимир Соловьев (председатель Союза журналистов России):

- Союзу журналистов России в этом году исполняется 100 лет. И мы очень хотим достойно отметить этот юбилей. Но в этом процессе нам не хватает одной очень важной детали. Не существует почетного звания, обозначающего нашу профессию. Когда уважаемого журналиста хотят наградить, он получает звание «Заслуженный работник культуры» или даже «Заслуженный связист», что в принципе не соответствует обычно тому, что журналисты делают… Я надеюсь, что уважаемые коллеги меня поддержат, я обращаюсь к вам от лица журналистского сообщества поддержать такую инициативу создания почетного звания «Заслуженный журналист России». Это важно очень для наших ветеранов.

В. Путин:

- Думаю, что вполне обоснованно, почему нет? Я уже говорил во вступительном слове, что это подчас даже героическая профессия, поэтому это вполне обосновано. Конечно, давайте. Я такое поручение сформулирую администрации президента и мы сделаем это.

В. Соловьев:

- Спасибо большое.

М.Комиссар («Интерфакс»):

- Владимир Владимирович, несколько лет назад из Сирии пришло сообщение о том, что террористы с помощью беспилотников пытались атаковать нашу военно-воздушную базу в этой стране. По сообщению нашего Минобороны, взлетели они из Идлиба, то есть, с территории, контролируемой Турцией. И в этой связи вопрос – казалось, что отношения с Турцией восстановились, во всяком случае, в военно-политическом аспекте казалось. И вот в этой связи как вы бы могли прокомментировать, как понимать эту ситуацию?

В. Путин:

- Я перед тем, как войти в этот зал, прямо вот из соседнего кабинета разговаривал с президентом Турции. Мы в том числе обсуждали и эту ситуацию. Я уверен, что ни турецкие военные, ни турецкое руководство, турецкое государство не имеет к этому инциденту никакого отношения. Хотя действительно вот эту часть идлибской зоны должна контролировать Турция. Но надо прямо сказать – и нам не всегда удается контролировать то, что мы должны там контролировать. И турецким партнерам тоже не всегда это удается сделать. Там сложная ситуация. Они должны как бы по нашим договоренностям там выставить посты наблюдательные, пока они этого не сделали. Но и сделать это непросто. Вы помните, когда мы выставили посты нашей военной полиции, там бандиты пошли в наступление, фактически они оказались в окружении. И в силу слаженных, профессиональных, мужественных действий наших военных и летчиков и спецподразделений нам удалось сделать там коридор и вывести оттуда всех без потерь.

Вот я в Сирии встречался с командиром этой группы, он, кстати, из Дагестана, по-моему, он сказал – там такой удар нанесли, что мы сами такого еще не видели. Летчики. Я говорю – и чего вы сделали? Поднял российский флаг и мы пошли в этот коридор. А навстречу им выдвинулась другая колонна сил спецоперации. Но это не значит, что там кто-то спровоцировал. Я имею в виду в данном случае турецких партнеров. Там провокаторы были. Но не турки. И мы знаем их, кто они такие. Знаем, сколько и кому они платили за эту провокацию. Значит, что касается вот этих инцидентов, то ничего в этом хорошего нет. Это тоже провокации, направленные на срыв ранее достигнутых договоренностей. Первое. И вторая цель – это, конечно, наши отношения с партнерами. И с Турцией, и с Ираном. Тоже попытка разрушить эти отношения. Мы это прекрасно понимаем и поэтому будем действовать солидарно. Что касается самих этих нападений, то у нас нет сомнений в том, что они хорошо подготовлены, мы знаем, когда и где передавались эти беспилотные аппараты, сколько их. Эти летательные аппараты закамуфлированы – я хочу это подчеркнуть – закамуфлированы под кустарное производство. На самом деле, там совершенно очевидные есть элементы высокотехнологичного характера. Это касается систем радиолокации и наведения через космос.

Это касается систем сброса боеприпаса высокоточным образом. То есть, там сброс производился автоматически и сам маршрут был выстроен таким образом, чтобы летательные аппараты вернулись с места их запуска. То есть, там есть высокотехнологичные элементы, которые могли бы действительно, я согласен с нашими специалистами Генштаба, не могут быть выполнены кустарным способом. Вот таковы реалии, мы их видим, соответствующие меры были приняты дополнительные для безопасности нашего пункта базирования. Я надеюсь, они будут высокоэффективными. Мы и дальше будем укреплять наше партнерство с Турцией, договариваемся о подготовке встречи в Сочи между представителями сирийского правительства и оппозицией. Сегодня в Дамаске находится наша межведомственная группа для переговоров с сирийским правительством и для встречи с президентом Асадом. Надеюсь, что все эти сложные непростые вопросы будут урегулированы и мы будем двигаться дальше.

Президент о возможной причастности Турции к недавней атаке российской авиабазы в Сирии: "Я уверен, что ни турецкие военные, ни турецкое руководство, турецкое государство не имеет к этому инциденту никакого отношения". Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

И.Черняк («Аргументы и Факты»):

- В этом году отношения с нашими американскими друзьями продолжали ухудшаться. Было очень много провокаций, было очень много всевозможных конфликтов, инцидентов. Недавно при обстреле нашей базы в Сирии было зафиксировано нахождение американского разведчика в непосредственной близости от базы.

В. Путин:

- Беспилотник висел рядом.

И.Черняк:

- Дно в наших отношениях пройдено? Есть ли надежда на нормализацию отношений и чего ждать в этом году от отношений?

В. Путин:

- Это зависит не от нас. Мы-то готовы к нормализации давно. Просто никак внутриполитическая ситуация в Штатах не успокаивается. Мы же с вами видим, понимаем, что российская карта разыгрывается во внутриполитической жизни США. И все время запугивают действующего президента импичментом, в качестве аргументов выдают мнимое вмешательство России. Хочу еще раз подчеркнуть – это полная чушь. Полный бред. Никаких сговоров, никакого вмешательства с нашей стороны не было. Подчеркивая это еще раз, хочу выразить надежду на то, что рано или поздно там эта возня внутриполитическая закончится, и будут созданы условия для нормализации отношений.

Но мы знаем, к сожалению, что приняты были Конгрессом решения о дополнительных каких-то ограничениях. Мы, конечно, должны будем анализировать и смотреть на то, что произойдет в реалиях, в жизни, будет ли что-то сделано реально, что будет сделано. В соответствии с этим будем и реагировать. Но любые шаги, направленные на какие бы то ни было ограничения и на незаконные, я бы сказал так, это совершенно очевидно, что это незаконные какие-то санкции, они будут ухудшать наши отношения с Соединенными Штатами, а не улучшать. Ничего здесь хорошего нет и быть не может. Посмотрим, это зависит сейчас не от нас. Зависит прежде всего от американской стороны. Проявят они добрую волю, смогут набраться мужества и здравого смысла, поймут они в конце концов, что и в улучшении российско-американских отношений заинтересованы сами Соединенные Штаты, что это лежит в рамках их национальных интересов, ну, тогда все нормализуется, и будут отношения развиваться. Но до тех пор, пока этого осознания не придет, наверное, будут продолжать использовать российскую карту во внутриполитической игре, это будет наши межгосударственные отношения ухудшать, они будут деградировать. Посмотрим, что будет происходить в этом году. Это не от нас зависит.

В.Фронин («Российская газета»):

- Вопрос по Корейскому полуострову. Новый год принес, с одной стороны, обнадеживающие новости: контакты, линии, возможные встречи. А с другой стороны – тревожные, когда начинают меряться кнопками, чья ядерная кнопка больше. Как вы оцениваете развитие ситуация вокруг Корейского полуострова в новогодние дни?

В. Путин:

- Я думаю, что господин Ким Чен Ын, безусловно, эту партию выиграл. Он решил свою стратегическую задачу. У него есть ядерный заряд, есть теперь ракета глобальной дальности – до 13 тысяч километров, которая может достичь любой точки практически Земного шара. Во всяком случае, любой точки на территории его вероятного противника. И теперь он, конечно, заинтересован в том, чтобы ситуацию зачистить, загладить, успокоить. Он грамотный абсолютно и зрелый уже политик. Но надо исходить из реалий, из того, что есть. А исходя из реалий, действовать крайне аккуратно. Если уж и ставить перед собой трудно решаемую задачу денуклеаризации Корейского полуострова, то делать это только через диалог и через переговоры. Думаю, что, как бы сложно это ни казалось, но это в конечном итоге возможно, если все участники этого процесса, в том числе и северокорейцы, убедятся и будут уверены в том, что их безопасность может быть гарантирована и без ядерного оружия.

В.Тодоров («Лента.Ру»):

- Хотелось бы поговорить о такой важной вещи как цифровая экономика.

В. Путин:

- Кстати, чтобы завершить. Близко очень к вашему вопросу и предыдущий. У нас с теми же американскими партнерами идет дискуссия по СНВ-3. Сейчас они вдруг заявили, правда, это в рамках договора, что они хотят часть носителей – самолеты и подводные лодки – переоборудовать, их шахты переоборудовать в такие, которые нельзя использовать для применения ядерного оружия. В принципе, в договоре это предусмотрено. Но в договоре также записано, что это возможно только в том случае, если другая сторона, в данном случай российская сторона, верифицирцует такие изменения. И убедятся в том, что возвратного потенциала не будет. Что их назад невозможно, эти шахтные установки или соответствующую технику на самолетах-носителях перестроить назад для использования под ядерное оружие. Пока таких доказательств у нас нет. И пока это вызывает у нас определенную озабоченность. Но диалог идет. И надеюсь, что он будет позитивным.

В.Тодоров:

- В июле цифровую экономику обсуждали на очередном заседании Совета по стратегическому развитию. Прозвучала крайне любопытная мысль, что излишняя законодательная зарегулированность высокотехнологичной отрасли может привести к такому явлению как криптоанархизм, то есть использование технологий для совершения противоправных действий. В том числе и технологий анонимных. И за примерами далеко ходить не надо – это и координация террористических актов через мессенджер Телеграм, это наркоторговля в темном интернете с миллиардными оборотами и сотнями городов России, которые в этой схеме участвуют. Как соблюсти этот важный баланс между законодательной регуляцией, либо чрезмерной, либо недостаточной, как в случае с теми же криптовалютами, и развитием, которое и должно послужить для будущего российской экономики?

В. Путин:

- А что значит – как в случае с криптовалютой?

В.Тодоров:

- Пока у нас нет однозначного законодательства в отношении криптовалюты.

В. Путин:

- Нету. А вы считаете, что оно должно быть?

В.Тодоров:

- Я считаю, что оно необходимо.

В. Путин:

- Вы знаете, на сегодняшний день это прерогатива Центрального банка в значительной степени. Этих полномочий пока у Центрального банка достаточно. Но в целом, конечно, в будущем наверняка нужно будет и законодательное регулирование. Центральный банк уже неоднократно формулировал свое отношение к этому делу, так же как и правительство. Ведет себя Центральный банк консервативно. Но, на мой взгляд, эта консервативность пока имеет под собой основания. Потому что известно, что за криптовалютой ничего нет, она не может быть средством накопления, за ней нет никаких материальных ценностей, ничем не обеспечена. Она может быть в известной степени и в известных ситуациях средством расчетов. Это быстро делается, эффективно. Рассчитываться можно, но накопления – нет. Обеспечения никакого нет. Поэтому Центральный банк подходит к этому очень осторожно. Колебания колоссальные. Они же прыгают то вверх, то вниз, эти колебания. Сегодня ты обогатился или вложил туда все, что у тебя есть, а завтра все потерял. Так же как с обманутыми дольщиками, мы не можем себе позволить повторения ситуация с криптовалютой. Если мы отрегулируем, да еще отрегулируем недостаточно эффективно, потом государство будет нести ответственность за ту тяжелую ситуацию, в которую люди могут попасть. Сейчас это в основном ответственность самого человека. А государству стоит только прописать – вот это можно, а это нельзя, а если пропишет еще неточно, тут же возникнут какие-то проблемы, которые нужно будет решать.

Сколько раз говорили: не вкладывайте деньги в валютную ипотеку. В валютную ипотеку должны вкладывать деньги только те, кто получает в валюте. А так курсовая разница и курсовые риски на вашей стороне. Но когда это произошло, все же забыли об этом.

В редакции "Комсомольской правды" прошло совещание президента России с руководителями крупнейших печатных СМИ. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

В.Тодоров:

- Это правда.

В. Путин:

- Конечно, правда. Все забыли. И диссоциируют это, как будто этого не было. Это же было, предупреждения были. Но никто не слушает. А когда смотришь на то, что происходит, жалко же людей, конечно, хочется помочь. Так всегда было, так всегда будет. И государство всегда будет нести ответственность. Поэтому здесь нужно быть крайне аккуратными. Вот сейчас вам сказать, ну какой должен быть закон, регулирующий сферу деятельности цифровых технологий? Я сейчас прямо вам за столом, конечно, не дам такого ответа. Это нужно, чтобы эксперты поработали, поработали как следует. Любая зарегулированность ограничивает свободу предпринимательской деятельности. Сдерживает. Но в чем-то иногда это обосновано, в чем-то это сдерживать нужно вовремя. Пока закон пишется, он уже устарел. Это всегда так было. На протяжении всей истории человечества. А в такой новейшей сфере как цифровые технологии – тем более. Поэтому, да, нужно над этим думать. Нельзя ни в коем случае сделать так, чтобы это было прокрустово ложе какое-то, в котором не подвинуться. Но если уж регулировать, то самое необходимое нужно сделать.

В.Тодоров:

- А какие-то меры дополнительной государственной поддержки для тех, кто хочет каким-то образом поучаствовать с точки зрения бизнеса?

В. Путин:

- У нас ведь очень много направлений. Ведь сказать, что такое цифровая экономика. Она так многообразна, что каждая сфера, каждое направление этой деятельности требует особого внимания. Но наиболее глубинным является применение цифровых технологий, скажем, в промышленности. Ведь мы не все, я тоже… я погружаюсь в это, но не так, как эксперты, но эксперты что говорят. Пройдет какое-то время, и любой товар будет так оцифрован и будет находиться в таких информационных цифровых платформах, что без использования информации из этих платформ вообще нельзя будет ничего построить и модернизировать. И те, кто будут обладать этими платформами, они будут хозяевами мира.

Вот вы сделали машину, хотите ее модернизировать. А модернизация будет происходить цифровым способом, в рамках тех платформ, где это все хранится. Нам хочется поменять такую-то муфту или гайку. Вы туда должны зайти и вместе с этой платформой решать. У кого в руках эта платформа, тот и хозяин положения. Если мы пропустим этот момент, мы тогда безнадежно отстанем. Этого не случилось, слава богу. И, надеюсь, этого не случится. Но эти платформы они в Штатах создаются, они в Европе создаются. Единые европейские платформы. Мы, в принципе, сейчас работаем над тем, чтобы создать такую платформу единую в рамках Евразийского экономического союза. Мы можем это сделать. И причем мы это можем сделать на справедливой основе, разделяя и риски, и направления деятельности между всеми участниками. Так, чтобы мы не были какими-то рабами уже имеющихся платформ, а чтобы создавали собственную. И мы можем это сделать. Сбербанк у нас продвинулся достаточно далеко в этом направлении. У нас в Администрации работают, в правительстве работают над этим. А сфере торговли – это ж тоже бизнес, он активно применяется. Скажем, такими крупными компаниями как «Алибаба». Сфера электронной торговли постоянно расширяется. Но это превратилось не просто в торговлю, это превращается в более широкую платформу по оказанию услуг, по перевозке, там очень много всего. Очень много компонентов.

Не менее важно применение цифровых технологий в сфере транспорта, движения товаров, сопряжения различных видов перевозок – автомобильных, железнодорожных, авиационных. С помощью цифровых технологий это делается в десятки, в сотни, а может, в тысячи раз эффективнее. А значит, конечная цена товара резко снижается. Наряду с современными генными инженерными технологиями, с нанотехнологиями, цифровые технологии становятся такими сквозными. Именно из этого будет складываться будущее человечества. Нужно это регулировать как-то законодательно? Конечно, нужно. Нужно понимать, что регулировать, в каких рамках. Это отдельная огромная работа, целый пласт работы для экспертов, для профессионалов. Мы знаем, что это такое. И мы знаем, как здесь нужно действовать и куда надо идти. Но это отдельная работа.

С.Михайлов («ТАСС»):

- Владимир Владимирович, в марте еще, за неделю до наших, еще выборы в Италии и уже стали раздаваться первые голоса о том, что мы участвуем и вмешиваемся в политический процесс в Италии. Какое ваше отношение к этому?

В. Путин:

- Да, я об этом слышал и мы видим, что происходит в некоторых европейских странах, в том числе, в Италии, вот в Германии происходило накануне выборов в парламент. Сейчас вот в Италии… Цель одна. Ну, во-первых, у нас с Италией очень хорошие отношения. Причем, они разносторонние, с разными политическими силами. Я уже много раз говорил, у меня добрые очень отношения и с господином Берлускони, и с господином Проди, которые были и остаются на разных политических полюсах, они между собой конкурируют на политической арене, но у меня добрые отношения и с тем, и с другим. О чем это говорит? Это говорит о том, что и в России, и в Италии есть так называемый общенациональный консенсус по поводу двусторонних наших связей и развития двухсторонних контактов на межгосударственном уровне. Мы этим очень дорожим. Нам в голову даже не приходит вмешиваться в чьи бы то ни было выборы, и в том числе, в Италии. Просто в голову не приходит. Потому что для нас гораздо дороже отношения с Италией, как с государством. И смысла в этом не видим. Потому что мы знаем, какая бы сила ни пришла к власти в Италии, там консенсус есть общенациональный, общеполитический на развитие отношений с Россией и в целом мы уверены в том, что российско-итальянские отношения будут развиваться позитивно.

Нам зачем это делать? Это провокации, нацеленные только на одно – на то, чтобы сломать как раз этот общенациональный консенсус по развитию межгосударственных связей. Делается это целенаправленно, для того, чтобы развалить вот тот уровень отношений, который достигнут. Делается со стороны, а не изнутри самой Италии. Мы это видим. Но учитываем это в работе, в том числе, с итальянскими партнерами. Мы в контакте со многими из них, и с политическими партиями, и со спецслужбами. Мы давно предлагали и сейчас возобновили это предложение создать какую-то рабочую группу по кибербезопасности, с целью сделать этот вид деятельности совместным и максимально прозрачным. И даже не вид деятельности, а угрозы вот в этой области.

С.Агафонов («Огонек»):

- Владимир Владимирович, ну, грешно не воспользоваться случаем – вот такое цеховое поручение доверено мне коллективное. Время непростое и хотя вроде выбираемся мы из кризиса и так далее, но экономическая ситуация по-прежнему такая, которая еще ждет своего расцвета и процветания, и наша отрасль, как и вся остальная…

В. Путин:

- Вот смотрите… Да, действительно, нам нужно сохранить набранный темп в экономике, но все-таки у нас 1,6% роста ВВП, 2,5% рост сельского хозяйства сохраняется. У нас 1,5% только дефицит бюджета, в прошлом году было даже больше, чем в два раза. У нас 2,5% инфляция – чего в истории страны вообще не было. Просто не было никогда. И все это говорит об очень хорошей фундаментальной основе. 4,2% рост прямых инвестиций. При росте в 1,6% ВВП – это означает, что инвестиции опережают рост ВВП. Это значит, что задел на дальнейший рост уже сделан. То есть, уже проинвестирован. И в общем и целом это, конечно, внушает оптимизм. Безработица 5,1% - тоже на минимальном уровне находится. То есть, в целом у нас настроение должно быть хорошим. Но оно не должно нас, конечно, расслаблять, мы должны понимать, что многое должны еще сделать, и эти темпы роста нас, конечно, не устраивают. В этом смысле вы правы, безусловно.

С.Агафонов:

- Да, вот, конечно, хочется поддерживать оптимизм, в том числе, нам… Но речь о чем идет? Понятно, все в любой отрасли, говорят в любом цеховой интерес какие-то льготы и все прочее, об этом не говорим, это понятная вещь. Но просьба какая? Дать возможность расширить немножко горизонт, как заработать. Вопрос периодически звучит на наших встречах. Сегодня хотелось бы его затронуть опять.

Речь о тех возможностях, которые дает реклама. Сейчас в этих условиях рекламы немного. Есть поляна, которую, если ослабить немножко те регуляции, которые существуют сегодня, это даст вздохнуть всем – и печатным СМИ, и электронным, и радио. Что я имею в виду? У нас большое событие – чемпионат мира по футболу, приедет много народу. Речь идет о возможности чуть-чуть ослабить регуляции по рекламе алкоголя. Хотя бы. Я понимаю, вы к курению плохо относитесь, не знаю почему – курильщики такие же люди и такие же права имеют в этой стране, как остальные, о курении не говорю. Но алкоголь – святое дело, как говорится… Тем более, мы сейчас говорим о том, что надо поднимать крымские вина…

В. Путин:

- Хороший, качественный алкоголь все равно на основе спирта.

С.Агафонов:

- Все верно. Ну, почему? Чистый виноградный сок… он просто бродит в нашей благословенной земле и она дает ему сил, а, как вы сказали, мы должны испытывать оптимизм…

В. Путин:

- Силу дает только на очень короткий промежуток времени. А потом …

С.Агафонов:

- Как говорил Михаил Михайлович Жванецкий, «в малой дозе алкоголь безвреден в любом количестве». Ну, мы же выросли на этом… И очень хочется, вот это действительно коллективная просьба…

В. Путин:

- Я вырос на молоке материнском…

С.Агафонов:

- Нет, вы произнесли волшебную фразу и я ее даже записал. Вы сказали – когда видишь такую ситуацию, конечно, хочется помочь. Помогите, Владимир Владимирович, решить этот вопрос.

В. Путин:

- Послушайте, Сергей Леонидович. Во-первых, послабление уже сделано. Ведь разрешена реклама пива, разрешена реклама вин отечественного производства, произведенных из отечественного продукта, из отечественного винограда. Кстати говоря, мы это сделали после одной из встреч, я не помню, вот в таком составе, либо несколько расширенном, но это была встреча с руководителями средств массовой информации, в том числе, печатных изданий. Это было ваше предложение. Именно так я и сделал. Попросил правительство и мы так и сделали. Значит, реклама вин российского производства, произведенного из российского сырья, разрешена. Я тогда не очень понимаю, а чего вы хотите? Вы же тоже сказали о хорошем продукте – а какой еще хороший продукт? Виски?

С.Агафонов:

- Нет, просто я к тому, что не надо останавливаться на достигнутом. Конечно, есть виски, есть…

В. Путин:

- А, может быть, лучше остановиться вовремя?

С.Агафонов:

- Нет, ну, правда, это ж не разговор о том, чтобы получить льготы там по налогам, по кредитам, по чему-то еще, хотя они тоже нужны в СМИ. Речь идет о том, чтобы мы могли заработать на рекламе…

В. Путин:

- Я понимаю. То, что вы говорите, не лишено основания, потому что объемы доходов от рекламы сократились в два раза – я знаю об этом, это правда. Рекламный рынок, как шегреневая кожа, уменьшается, это правда, и в два раза почти сократились доходы. Хотя и льготы мы стараемся сохранить, дать дополнительные, в том числе, на бумагу, как вы знаете… это касается таможенных пошлин на различных пять видов бумаги, по-моему. Вот мы в два раза сократили ввозные таможенные пошлины – с 10 до 5 процентов, если мне память не изменяет. Есть и другие льготы. Мы постараемся все это учесть. А что касается алкоголя? Ну, а чего там осталось-то? Водку только рекламировать?

С.Агафонов:

- Водка, виски, коньяк.

В. Путин:

- Виски? Ну, совсем плохо…. Но давайте подумаем, ладно? Подумаем. Вы хотите, чтобы во время вот таких крупных спортивных мероприятий мы агитировали людей водку трескать?

С.Агафонов:

- Почему трескать? Это же реклама, в том числе, и нашей национальной гордости… Ну, где лучшая водка в мире? У нас.

В. Путин:

- Какая гордость?

С.Агафонов:

- Конечно, это завоевание, это же часть культуры, Владимир Владимирович…

В. Путин:

- Субкультуры.

С.Агафонов:

- Безусловно. И это тоже. В этом и баланс. Вот здесь мы и должны проявить профессиональный подход.

В. Путин:

- Это не культура, это в лучшем случае субкультура… Ну, хорошо, давайте мы подумаем…

С.Агафонов:

- Спасибо.

- Владимир Владимирович, в продолжение разговора тоже вопрос от коллег – печатной прессе сегодня живется очень трудно. Мы ищем любые способы, как выжить, как остаться на плаву. Вот одно из предложений. Сейчас понятно, что акционирование Почты России исключает в принципе возможность ее субсидирования. Но в этой связи, может быть, такое предложение? Может быть, подумать о механизме субсидирования подписки непосредственно издателям?

В. Путин:

- Но мы же субсидируем подписку. Подписка субсидируется.

Участники встречи с руководителями российских информационных агентств и печатных средств массовой информации

АГАФОНОВ Сергей Леонидович – главный редактор журнала «Огонек»

АЛЕКСЕЕВА Ольга Валерьевна – главный редактор интернет-издания «Газета.Ру»

БУЛАВИНОВ Илья Владимирович – главный редактор газеты «Ведомости»

ДОБРОДЕЕВ Борис Олегович – генеральный директор компании «Мэил.ру Груп»

КИСЕЛЕВ Дмитрий Константинович – генеральный директор МИА «Россия сегодня»

КОЖЕУРОВ Сергей Николаевич – главный редактор газеты «Новая газета»

КОМИССАР Михаил Витальевич – председатель Совета директоров, генеральный директор информационного агентства «Интерфакс»

МИХАЙЛОВ Сергей Владимирович – генеральный директор информационного агентства «ТАСС»

ОГАНЕСЯН Арсений Арменович – главный редактор газеты «Известия»

РЕМЧУКОВ Константин Вадимович – главный редактор газеты «Независимая газета»

СОЛОВЬЕВ Владимир Геннадьевич – председатель Союза журналистов России

СУНГОРКИН Владимир Николаевич – генеральный директор, главный редактор издательского дома «Комсомольская правда»

ТОДОРОВ Владимир Леонидович – главный редакторинтернет-издания «Лента.Ру»

ФРОНИН Владислав Александрович – главный редактор газеты«Российская газета»

ЧЕРНЯК Игорь Александрович – главный редактор газеты «Аргументы и Факты»

ЯКОВЛЕВ Сергей Маратович – главный редактор газеты «Коммерсантъ»

* * *

ГРОМОВ Алексей Алексеевич – первый заместитель Руководителя Администрации Президента

ПЕСКОВ Дмитрий Сергеевич – заместитель Руководителя Администрации Президента – пресс-секретарь Президента

НИКИФОРОВ Николай Анатольевич – Министр связи и массовых коммуникаций

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

430
Похожие новости
12 ноября 2018, 14:27
11 ноября 2018, 17:12
13 ноября 2018, 19:42
10 ноября 2018, 08:57
11 ноября 2018, 17:42
17 ноября 2018, 00:57
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
12 ноября 2018, 20:57
17 ноября 2018, 11:42
12 ноября 2018, 20:57
18 ноября 2018, 17:42
16 ноября 2018, 21:42
18 ноября 2018, 01:57
15 ноября 2018, 12:57