Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Вызовы-2019

Внутрення и внешняя политика России - что ожидать, на что надеяться, к чему готовиться

Часть первая. Введение

Сейчас модно публиковать итоги уходящего года, но мы предпочитаем смотреть в будущее, поэтому запускаем серию текстов о том, что нас ждёт в наступающем году. Этот пост обзорный; о наиболее интересных проблемах напишем детально.

Вектор внешней политики России: постепенно приходит понимание того, что великий поворот на Восток 2014-го года в текущей конфигурации не оправдывает возложенных на него ожиданий –, китайцы не спешат жертвовать своими интересами ради дружбы с северным соседом. Отсюда и слухи о сдаче Курильских островов по позиции СССР 1956-го года в обмен на инвестиции, содействие по налаживанию отношений с Западом и прочие преференции со стороны Японии.

США: большинство американских специалистов по праву сходятся во мнении, что уже к февралю Роберт Мюллер закончит расследование российского вмешательства в выборы. Кроме того, вот-вот начнёт работу 116-ый созыв конгресса, где в палате представителей большинство получили демократы. Веселья будет много.

Сирия: серьёзных изменений не ожидается, но, как мы писали, уход американцев, если таковой и впрямь состоится, может в очередной раз спутать всем карты.

Северная Корея: много красивых жестов, мало денуклеаризации.

МИД: знаменитая “захаризация” российской дипломатии обретает всё больше и больше серьёзных противников – шутки, троллинг и местами откровенное хамство вещи весёлые, но в меру. Вместе с тем следует понимать, что сама Захарова – симптом, а не причина. 

Силовые структуры: уже год ожидается существенная перетасовка силовых ведомств, которая может коснуться и ведомства, во многом определяющие внешнюю политику по ряду вопросов. Претензии есть ко всем, но нарушение статуса-кво – всегда рискованное занятие. 

Цена на нефть: процитируем одного известного в узких кругах нефтетрейдера: “на этот вопрос не ответит даже Александр Друзь”. В целом же аналитики инвестбанков ожидают повышение цены на нефть, хотя ввиду существующего бюджетного правила большой роли это не играет.

Экономика России: курс рубля ещё более непредсказуем ввиду зависимости от геополитических потрясений, а именно от санкций со стороны США, где друзей России нет в принципе. Повышение НДС безусловно разгонит инфляцию и ударит по реальным доходам населения. 

Ситуация внутри РФ: пенсионная однозначно подкосила запрос на сильную руку и внешнеполитические победы. Запрос на социальную справедливость подготавливает плодородную почву для всевозможных популистов, тренд на которых идёт с Запада. Приморский инцидент – лакмусовая бумажка, индикатор проблем в регионах и невосприятия т.н молодых технократов как замену старым надоевшим элитам.

Часть 2. Постсоветское пространство-1

Этот год станет во многом решающим для постсоветского пространства: в целом ряде ключевых точек пройдут выборы, важные с точки зрения России и интеграционных процессов евразийского союза. Кроме того, существуют и другие точки напряжённости.

В Молдавии уже в конце февраля пройдут выборы в парламент, которые по сути являются референдумом по евроинтеграции: партия социалистов борется с имеющим на данный момент большинство проевропейским альянсом. По опросам первые набирают 44-50% голосов, что соответствует рейтингу президента Додона. Выборы обещают быть грязными: европейцы категорически не захотят отдавать власть; кроме того, выборы впервые проходят по смешанной системе партийных списков и одномандатных округов.

Молдавская ситуация во многом уникальна тем, что именно проевропейские политики и олигархи в глазах населения ассоциируются с мздоимством и казнокрадством. Когда-то не столь давно страна считалась успехом европейских преобразований, но все изменили “молдавская схема” и “дело о пропавшем миллиарде евро, 12% ВВП” (в которых замешаны премьер Филат, президент Тимофти и рейдер-олигарх Платон). Эти люди, в особенности Платон, позиционировали себя как “сукиных сынов, но своих, проевропейских сукиных сынов”, но терпению европейцев пришёл конец: Платон стал слишком токсичным, а оттого оказался в затруднительном положении: не стал своим, а в другой, пророссийский лагерь, переметаться поздно. 
Тем не менее, на данный момент вероятность большинства у социалистов весьма призрачна – но до выборов ещё достаточно времени, чтобы всё изменилось. В Москве это понимают.

Выборы пройдут и на Украине, где комик Зеленский (считается человеком Коломойского) недавно объявил о выдвижении на пост президента страны. Противостоят ему Тимошенко (лидер опросов на данный момент) и Порошенко (третий по рейтингу). Выдвижение Зеленского всё-таки стало неожиданностью для всех: до недавних пор московские ответственные за Украину считали действующего президента фаворитом несмотря на рейтинг, а с Зеленским кто-нибудь да договорился бы. Высокий рейтинг Зеленского объясняется тем, что против него ещё не начали кампанию.

Однако редакция считает, что Зеленского не стоит недооценивать: политические процессы на Украине идут в фарватере общемирового тренда на популизм, антиистеблишмент и политиков с неполитическим бэкграундом. Кроме того, налагается и специфический местный фактор приемлемости для разных регионов страны “я за Украину, помогал украинской армии, но вообще я русскоговорящий, с Востока, и не хочу крови в АТО”.

Зеленский, будучи популистом, не предлагает каких-либо практических решений проблем Украины – обещает вести прямые переговоры с Путиным, не лить кровь на Донбассе и так далее. Пять лет назад примерно таким же был и Пётр Алексеевич: тоже русскоязычный, хоть и избегал использовать русский публично, тоже обещал закончить АТО, не проливать кровь, и говорить с Путиным, но все мы знаем печальный конец этой истории. Практика сильно отличается от обещаний.

Постсоветское пространство-2

Про Белоруссию уже многое сказано и без нас: телеграм-каналы, атакующие Лукашенко, делают это не просто так. Традиционная модель дипломатии Лукашенко заключалась в следующем: поклянчи скидку на газ – ах вы не даёте, так может вы и не друзья наши вовсе? – какие-нибудь запреты белорусского молока, прочие мелкие торговые войны – а мы вообще сейчас с европейцами договоримся – компромисс – да мы же братья навечно, часть русского мира, в широком смысле. Проверенную годами стратегию сломали события на Украине: урок Россия усвоила.

Незадолго до событий на Украине в Беларуси стали размышлять, как бы сохранить режим Лукашенко. Проблема заключалась в том, что население Белоруссии на 99% русифицировано и не чувствует себя отдельным этносом с отдельным от России языком и историей. Белорусы не интересуются белорусской политикой, смотрят российские федеральные каналы, искренне поддерживают российских спортсменов. Изменить это способна методичная раскачка националистических элементов и мягкая, но методичная, белорусизация – поддержка белорусского языка, борьба с крупнейшими пророссийскими изданиями и т.д. Крымский кризис эти действия форсировал. 

Поэтому в КГБ воспользовались старой доброй методичкой и стали культивировать отряды националистов, которых можно использовать в том случае, если армия и прочие силовые структуры откажут в поддержке. Параллельно продолжался процесс белорусизации – если действовать быстро, то у России возникли бы вопросы, а когда белорусизация проводится помаленьку, то всегда можно сказать, мол, “да что вы, это же ерунда”. Сами же белорусские националисты, доселе крайне негативно относившиеся к лукашенкизму, быстро переобулись и подсели на батькины финансовые подачки.

Параллельно налаживались связи с ЕС и США: особенно в этом помог минский процесс. Постепенно Лукашенко превратился из последнего диктатора Европы во вполне приемлемого политика, пускай не самого демократичного. Это даёт Лукашенко рычаги влияния на Москву.

После потери Украины в Москве к таким водевилям относятся с гораздо большей серьёзностью. Потеря Белоруссии недопустима. В Беларусь был послан Бабич, белорусская тема резко стала одной из основных на повестке дня. Основной элемент борьбы именно психологический: Лукашенко не самый стабильный человек и остро реагирует на любые выпады. Недавние заявления Силуанова, взаимные укоры и слухи об уходи Батьки – элемент этой войны.

Речь необязательно идёт о немедленном присоединении Белоруссии – это чересчур рискованно. Белорусы не считают себя белорусскими националистами, но в то же время не в полной мере считают себя русскими, особенно молодёжь, которая, в большинстве своём, ориентирована на Европу. Но зачем присоединять, если можно “глубоко интегрировать”, создав общее таможенное пространство, валюту, миграционную политику, армию?  Зачем контролировать страну политически, если ты контролируешь её армию, границы и экономику? Конфедерация в этом смысле гораздо более приемлема в обозримом будущем.

Однако это прекрасно понимают и на Западе: в конце концов, модель общего экономического пространства и военной интеграции придумали именно там. Любые интеграционные процессы на постсоветском пространстве встретят сопротивление со стороны Штатов.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...
380
Похожие новости
22 апреля 2019, 07:42
22 апреля 2019, 18:12
17 апреля 2019, 09:12
19 апреля 2019, 15:12
13 апреля 2019, 08:27
18 апреля 2019, 08:42
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
23 апреля 2019, 19:12
23 апреля 2019, 18:57
23 апреля 2019, 21:27
24 апреля 2019, 08:42
23 апреля 2019, 18:57
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
23 апреля 2019, 22:12
22 апреля 2019, 10:42
18 апреля 2019, 18:57
18 апреля 2019, 01:12
22 апреля 2019, 18:12
17 апреля 2019, 20:12
18 апреля 2019, 08:42