Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Японский профессор: Путин, готовый вернуть Курилы, – это миф

Завершилась встреча глав Японии и России. Хотелось бы поразмыслить по поводу основных ее проблем и дальнейших японо-российских отношений.

Переговоры длились более трех часов (включая обед) и фактически были официальными. Получается, что премьер Синдзо Абэ три раза подряд – если осуществится визит в сентябре, то четыре раза подряд – посещает Россию. Такое одностороннее «паломничество в Россию» необычайно и вряд ли на международном уровне выглядит как отношения между двумя равными суверенными государствами.
 
По поводу крупнейшей непреходящей проблемы в отношениях Японии и России – темы заключения мирного договора  премьер заявил, что вместе с президентом Путиным «решит ее вдвоем»; были проведены 35-минутные переговоры тет-а-тет. Затем премьер заявил, что будет вести дипломатию согласно «новому подходу, не находящемуся в плену у прежних идей». Предположительно президент выразил то же мнение, и сказано, что была «реакция, направленная на прорыв». Япония, в свою очередь, выдвинула план экономического и иного взаимодействия с Россией из восьми пунктов, что президент приветствовал. Содержание переговоров двух политиков не обнародовано, но действительно ли возникнет возможность прогресса в деле заключения мирного договора?
 
«Решить вдвоем»  это идея правильная. Иными словами, тяжелая тема разрешения территориальной проблемы в конечном итоге сводится к политическому решению двух глав государств, и для этого нужны три условия: 1) сильные правительства в обеих странах; 2) доверительные отношения между двумя лидерами; 3) решение проблемы несет выгоду обеим странам. Есть ли они в наличии?
 
По поводу первого пункта. На первый взгляд и правительство Абэ, и правительство Путина кажутся сильными. Проблема в том, действительно ли господин Путин стремится к компромиссу с Японией по территориальной проблеме и есть ли у него на это силы.
 
Несколько лет назад в России в самых разных местах прошли антипутинские митинги, а рейтинг президента России резко понизился. Экономика и уровень жизни граждан снизились и после этого, но в последние годы рейтинг Путина подскочил почти до 90%. Причина заключалась в «присоединении Крыма», то есть он, «вернув потерянные территории», показал себя великим президентом и таким образом во многом удовлетворил великодержавный национализм граждан и собственной опорной группы – силовиков. А раз так, то компромисс по территориальной проблеме, особенно в свете президентских выборов 2018 года, в общем-то немыслим.
 
В марте нынешнего года автор этих строк побывал в России и пообщался с людьми, связанными с администрацией президента и российским МИД, с экспертами по международной проблематике и Японии, но считающих, что президент пойдет на компромисс с Японией по территориальной проблеме, не было ни одного. Необходим не бесконечно длящийся диалог, о котором говорит российская сторона, а лишь решение президента, но ничего похожего на это не наблюдается.
 
Господин Путин заявил в сентябре 2005 года, что «Южные Курилы [четыре “северных острова”] стали российскими по итогам Второй мировой войны, что подтверждено и международным правом», а в марте 2012 года, заявив о «хикивакэ»*, он все равно дал понять, что «при передаче Хабомаи и Шикотана Японии в соответствии с Советской-японской декларацией суверенитет останется за Россией». Теперь уже открыто говорят, что «передача» не означает «возврата». В прошлом месяце глава МИД Лавров тоже говорил, что, «пока Япония не признает итоги Второй мировой войны, мы [в переговорах] не сможем ни на шаг продвинуться». Эта идея возникла под влиянием господина Путина.
 
Более того, российская сторона в последнее время часто утверждает, что территориальной проблемы нет и что переговоры по мирному договору она будет проводить, но с территориальной проблемой они не связаны. Если связать друг с другом все эти факты, то «сильный президент Путин, который может решить проблему “северных территорий”»,  это иллюзия. Он горячо желает «окончания» проблемы, но это не ее «разрешение».
 
Личностные доверительные отношения глав Японии и России из второго пункта, как это ни иронично звучит, явно крепче, чем с лидером крупнейшего союзника – президентом Обамой.
 
Что касается третьего пункта, то Россия сейчас энергично занимается экономическим развитием и военным усилением «северных территорий». То есть она стала придавать им большую стратегическую и военную значимость и способствует их «россиизации». Более того, она сейчас немало вкладывается в развитие Северного морского пути, и если этот план будет реализован, то «северные территории» станут промежуточным пунктом назначения, незаменимым для России и в экономическом плане. В таких обстоятельствах автор не в состоянии придумать способы, с помощью которых Россию удалось бы убедить в том, что возврат «северных территорий» ей тоже выгоден. Ну, может, все изменится, если вдруг начнется война между Россией и Китаем.
 
Я выразил пессимистичный взгляд на возврат «северных территорий». Этот вопрос – это проблема нарушения государственного суверенитета, а когда речь идет о нарушении суверенитета, то в международных отношениях самое важное – это сами постоянные заявления о том, что это недопустимо. Когда премьер упомянул о «новом подходе», он также сказал о том, что «базовый принцип о заключении мирного договора после разрешения проблемы возврата четырех островов не изменился». То есть основная позиция нашей страны в переговорах по территориям не изменилась.
 
Тогда что же такое новые концепция или подход? Они не обнародованы, но на ум приходят масштабный прогресс в экономическом сотрудничестве, не ограниченный восьмью пунктами предложений о взаимодействии, а также углубление сотрудничества в сфере международной политики. А еще это, возможно, означает, что пока вместо требований о возврате территорий приоритетом станет усиление такого рода сотрудничества.
 
Базовая позиция Японии – это развивать экономическое и другое сотрудничество параллельно с территориальными переговорами. Если Япония в погоне за возвратом территории будет изо всех сил развивать экономическое сотрудничество, то разве российская сторона не почувствует выгоду в том, чтобы вечно откладывать территориальную проблему на потом?
 
Автор: профессор префектурного Университета Ниигата Сигэки Хакамада.
 
Дата публикации 11 мая 2016 года.
 
* «Хикивакэ» – яп. «ничья» (прим. RT).
 
 
Фото: Reuters
 

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

389
Похожие новости
02 декабря 2016, 15:27
02 декабря 2016, 18:12
04 декабря 2016, 12:12
03 декабря 2016, 19:12
03 декабря 2016, 12:12
03 декабря 2016, 00:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
30 ноября 2016, 12:57
28 ноября 2016, 11:42
28 ноября 2016, 14:27
29 ноября 2016, 09:27
30 ноября 2016, 13:42
02 декабря 2016, 00:27
02 декабря 2016, 18:12