Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Зачем Путину миротворцы

Что думают в Европейском парламенте о миротворческой миссии на Донбассе, кто может войти в международную группу друзей Украины по деоккупации Крыма, как изменится политика Германии в отношении Украины после выборов — ответы на эти вопросы искала Элина Бекетова в интервью с Ребеккой Хармс, депутатом Европарламента, в рамках проекта International insight
«112»: Госпожа Хармс, рады видеть вас на «112 Украина»!
Ребекка Хармс: Спасибо, что пригласили!
— Давайте начнем с миротворцев на Донбассе. Петр Порошенко в речи на Генассамблее ООН подчеркнул, что миротворческая миссия должна быть на всей территории Донбасса. Какова Ваша позиция?
— Это вообще интересно, почему президент Путин внезапно вышел с предложением о миротворцах. И у него есть собственные интересы. Это хорошо, что президент Порошенко не только отказался от этого предложения, но сделал собственное. Международное сообщество, Совет безопасности ООН, а особенно европейцы очень заинтересованы в решении украинских проблем. Война против Украины продолжается годами. Поэтому мы должны найти хороший путь и должны попробовать все методы, которые могут найти лучшее решение, чем у нас есть сейчас, и которые смогут принести мир.
— Но должна ли Украина согласиться на российский вариант резолюции?
— Я думаю, что если мы хотим достичь мира, не стоит забывать, что важно, чтобы все тяжелое вооружение, которое отправляется из России на восток Украины, на Донбасс, и все российские солдаты должны покинуть территорию Украины. Устойчивое решение мира невозможно без вывода российских солдат и вооружения.
— То есть сначала вывод российских солдат и вооружения, а потом миротворческая миссия?
— Не делайте это все слишком простым. Для Украины очень важно проверить все дипломатические и реальные возможности. Ситуация на Донбассе для людей, живущих там, особенно для тех, которые живут там, где постоянные обстрелы, несмотря на большое количество режимов прекращения огня, для таких людей очень важно, чтобы мы попробовали все возможности. Мы не должны просто принимать российские предложения, но мы должны попытаться, что возможно с другим мандатом от Совбеза ООН, кроме мониторинговой миссии ОБСЕ, которую мы имеем сейчас.
— Да, дипломатические усилия — это все не так легко… Но вопрос, волнующий всех сейчас, — все же, эта миротворческая миссия должна быть на линии разграничения на территории Донбасса?
— Я думаю, для Украины очень важно, чтобы граница между Россией и Украиной — реальный рубеж, не линия разграничения — был бы контролируемый. Это всегда было ключевым вопросом во время переговоров в Минске. Для Украины очень важно восстановить этот контроль над всеми территориями.
— Генсек ООН Антонио Гутерреш сказал, что миротворческие операции должны быть для поддержки дипломатических усилий, а не вместо них. Как вы оцените дипломатические усилия Украины и «нормандский формат» переговоров. Он работает?
— Мы не можем быть довольными. Если вы поедете на восток Украины (и больше людей должны туда ездить и воочию наблюдать, какова ситуация), вы увидите — он не работает. Больше усилий, больше единства со стороны ЕС, например, это то, что необходимо. Мы недавно продлили санкции против России из-за аннексии Крыма и из-за войны на Донбассе. Европейцы должны прекратить думать об ослаблении санкций, пока ситуация остается плохой на востоке Украины.
— Как относиться к заявлению Зигмара Габриэля, который сказал, что санкции против России могут быть ослабленными в случае успеха миссии ООН на Донбассе?
— Я думаю, заявления Зигмара Габриэля и некоторых других политиков — мы видели это и во Франции, такие предложения не направлены на поиск решения войне на Донбассе — они адресованы потенциальным избирателям сейчас в Германии. Поэтому Зигмар Габриэль в большей степени сейчас говорит с выходцами из России, мы называем их русскими немцами. И он пытается добавить голосов очень слабой Социально-Демократической партии. Такие заявления очень оппортунистические от человека, который больше не является лидером Социально-Демократической партии, а является министром иностранных дел Германии.
— Санкции против России для Германии и Бундестага остаются бременем?
— У нас есть две партии, выступающие за увеличение дипломатических усилий. Оставлять санкции подольше — до тех пор, пока видим аннексию Крыма и оккупацию Востока — за это выступают партия Меркель и моя Партия зеленых.
— Вопрос Крыма — президент Порошенко сказал, что будет инициировать создание международной группы друзей по деоккупации Крыма. Кто должен туда войти? Будет ли там Германия? И что эта группа должна делать?
— Я была удивлена таким предложением. Должна еще об этом подумать. Но думаю, крымчане, внутренние переселенцы с полуострова, крымские татары, например, они должны высказаться по этому поводу. И на это предложение скажу, давайте проверим, сможет ли эта группа улучшить ситуацию людей, живущих под оккупацией в Крыму. Но нам нужно это попробовать.
— Надо попробовать? Должна быть какая-то стратегия?
— Да, это не должно быть волюнтаристским. Называется предложение, а мы потом говорим: "Ура-а!" Надо, конечно, об этом подумать, но я знаю, что много людей из Крыма, они боятся, что Крым останется забытым местом на Востоке Европы. Если мы сможем, например, такой дискуссией снова привлечь внимание к Крыму — да, это то, что поможет.
— Германия активна относительно Крыма? Может делать ли еще больше?
— Думаю не только Германия, но и Европейский Союз должен делать больше и заботиться больше. Потому что среди так называемых замороженных конфликтов на Востоке континента, Крым остается самым сложным. Это полуостров, где много людей страдают от нарушения прав человека. Вы видите сейчас процесс, который эксперты называют "русификацией", все больше людей, приезжающих из России, остаются там. Крым становится все более военизированным. Это плохая ситуация. И мы не можем позволить это забыть.
— А сколько лет понадобится, чтобы вернуть контроль над Крымом, как думаете?
— Не думайте так. Я из Германии, и когда в 1989 году Берлинская стена пала и железный занавес был разрушен, никто этого не ожидал. Это было своеобразным сюрпризом. Иногда у нас эти разрушительные процессы происходят намного быстрее. Возможно, это произойдет и для Востока Европы, и для Крыма быстрее, чем мы ожидаем.
— Выборы в Германии. Как изменится политика Германии в отношении Украины в случае победы Меркель или Шульца?
— Сейчас соцопросы показывают, что Ангела Меркель в четвертый раз станет канцлером Германии. И я думаю, что для Украины она надежная. Очень надежный человек у власти в Германии.
— Поэтому это будет лучшим сценарием для Украины?
— Я была несколько удивлена во время предвыборной кампании Шульца. Как у президента Европарламента у него была очень четкая позиция по санкциям относительно того, чтобы как можно быстрее получить Соглашение об ассоциации — он был как раз одним из тех, кто подписал закон о ратификации Соглашения в Европарламенте синхронно с Верховной радой. И в Европейском парламенте это был очень важный момент. А потом во время кампании он стал очень поддерживать некоторые идеи Путина и друзей Путина в Германии.
— Как будет отличаться политика Меркель в отношении Украины?
— Я думаю, для Украины она будет продолжать свою линию. И сейчас она должна быть вместе с Макроном. Это сильный президент, есть крепкое желание и воля бороться с агрессией, и Макрон более откровенно настроен против Путина, чем Олланд.
— Поэтому это будет как коалиция Макрон плюс Меркель?
— Германия и Франция для многих европейских вопросов и стратегий — они главные, они сейчас определяют страны.
— Напоследок о законодательном органе. Как депутат Европарламента, ваш совет — как у вас борются с депутатами, которые не ходят на работу? Есть решение?
— Возможно, мы немножечко лучше. В Брюсселе парламентарии теряют деньги, если они не приходят на сессии, и если они не придут, они получат меньше денег. Украинские депутаты не зарабатывают много, будучи в парламенте. Поэтому сложно сравнить наши механизмы дисциплины с ситуацией в Верховной Раде. Я знаю своих коллег, люблю их, но они тоже иногда имеют проблемы с дисциплиной. Что я видела — фотографии из Верховной Рады, коллеги начали бить друг друга. Вот это надо останавливать немедленно. Вам нужен механизм санкций против насилия во время сессий.
— У вас такие действия в Европарламенте не происходят?
— Нет, у нас есть специальные нормы поведения, и президент смотрит, соблюдаем ли мы их. Код приемлемого языка в выступлениях. Если даже вы использовали плохие слова в отношении другого члена, вашего коллеги, то может быть ситуация, что вас не допустят в парламент в течение 5 дней.
— Спасибо за интервью. Было приятно с вами пообщаться!

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

528
Похожие новости
20 октября 2017, 11:27
21 октября 2017, 01:27
20 октября 2017, 12:57
20 октября 2017, 04:27
20 октября 2017, 14:27
20 октября 2017, 23:57
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
19 октября 2017, 10:57
19 октября 2017, 14:57
19 октября 2017, 20:27
19 октября 2017, 01:57
19 октября 2017, 10:27
17 октября 2017, 23:57
20 октября 2017, 21:27