Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Госплан в развитии СССР и почему его ликвидировали либералы

21 августа 1923 была создана Государственная Комиссия СССР по Планированию при Совете Труда и Обороны СССР при Совете Народных Комиссаров СССР (СТО СССР). Изначально Госплан СССР играл консультативную роль, координируя планы союзных республик и вырабатывая общий план. С 1925 Госплан СССР начал формировать годовые план развития народного хозяйства СССР, которые назывались «контрольные цифры».

Прообразом его создания явилась Государственная комиссия по электрификации России (ГОЭЛРО), работавшая с 1920 по 1921 год.

В Положении о Государственной общеплановой комиссии, утверждённой Декретом Совета Народных Комиссаров РСФСР от 28 февраля 1921, определено:

При Совете Труда и Обороны создается общеплановая комиссия для разработки единого общегосударственного хозяйственного плана на основе плана электрификации и для общего наблюдения за осуществлением этого плана.

В начале своей деятельности Госплан СССР занимался изучением положения в экономике и составлением докладов по определённым проблемам, например, по восстановлению и развитию угледобывающих регионов. Разработка единого экономического плана страны началась с выпуска ежегодных контрольных цифр, директив на 1925—1926 годы, которыми были определены ориентиры по всем отраслям экономики.

Основной задачей во все периоды своего существования являлось планирование экономики СССР, составление планов развития страны на различные сроки. В 90-ые в угоду хозяевам Запада Госплан был уничтожен, однако сегодня снова заходит о речь о необходимости долгосрочного государственного планирования.

Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут… И.В.Сталин (4 февраля 1931 года I Всесоюзная конференция работников социалистической промышленности — об индустриализации http://inance.ru/2014/07/industry/)

Благодаря созданной И.Сталиным системе хозяйствования, экономика Советского Союза гигантскими темпами вставала на ноги. Определяющую роль в этом процессе сыграл Госплан СССР.

И.В.Сталин понимал, что без планирования никакую эффективную экономику создать не удастся, поэтому создав Госплан СССР и построив эффективную социалистическую экономику, Сталин фактически построил государство-суперконцерн, который в послевоенные годы стал полностью самодостаточным и обеспечивал себя всей необходимой продукцией.

С момента своего основания руководитель государства И.В.Сталин стремился сделать Советский Союз самодостаточной, экономически независимой страной. 

Такой подход, способствовал проведению государством самостоятельной внешней и внутренней политики и позволял вести переговоры с любыми партнёрами и по любым вопросам на равных, укреплял обороноспособность, повышал материальный и культурный уровень населения.

Определяющую роль в достижении данных целей играла индустриализация. Именно на неё были направлены основные усилия в предвоенные годы, тратились силы и ресурсы. При этом руководству СССР удалось добиться значительных результатов. Так, если в 1928 году на производство средств производства (промышленность группы «А») в СССР приходилось 39,5% валовой продукции всей промышленности (ВВП), то в 1940 году этот показатель достигал уже 61,2%.

Благодаря использованию советской плановой системы хозяйствования удалось, во-первых, наиболее оптимально с точки зрения различных затрат, а во-вторых, наиболее выгодно с точки зрения достижения результатов не только разместить значимые производственные мощности, но и создать целые промышленные районы.

В 1938—1940 годах в Госплане СССР специалистами этого ведомства были составлены обзоры о выполнении планов по экономическим районам Союза, планы о ликвидации нерациональных и чрезмерно дальних перевозок. Были разработаны и проанализированы районные балансы (топливно-энергетический, материальные, производственных мощностей, транспортный), составлены планы по кооперированию поставок в территориальном разрезе, изучены крупные районно-комплексные схемы.

Всё это позволило СССР обеспечить в предвоенные годы высокие темпы экономического развития.

В 1940 году по сравнению с 1913-м валовая продукция промышленности (ВВП) был увеличен в 12 раз, производство электроэнергии — в 24, добыча нефти — в 3, добыча чугуна — в 3,5, стали — в 4,3 раза, выпуск станков всех видов — в 35 раз, в том числе металлорежущих — в 32 раза.

Автомобильный парк страны к июню 1941 года вырос до 1 млн 100 тыс. машин.

В 1940 году колхозами и совхозами государству было сдано 36,4 млн тонн зерна. Это позволило не только полностью обеспечить внутренние потребности страны, но и создать необходимые резервы. При этом было значительно расширено производство зерна на востоке страны (Урал, Сибирь, Дальний Восток) и в Казахстане.

Благодаря грамотно построенной экономической системе, усиленно росла оборонная промышленность.

Темпы роста военного производства в годы второй пятилетки составили 286% по сравнению со 120% роста промышленного производства в целом. Среднегодовой темп роста оборонной промышленности за 1938—1940 года составил 141,5% вместо 127,3%, предусмотренных третьим пятилетним планом.

В итоге к началу войны Советский Союз превратился в страну, способную производить любой вид промышленной продукции, доступной в то время человечеству.

Идея создания Сталиным восточного промышленного района была обусловлена несколькими задачами.

  • Во-первых, обрабатывающие и высокотехнологичные производства стремились максимально приблизить к источникам сырья и энергии.
  • Во-вторых, за счёт комплексного освоения новых географических районов страны, были сформированы центры индустриального развития и базы для дальнейшего движения на восток.
  • В-третьих, здесь строились предприятия-дублёры, а также формировался потенциал для возможного размещения эвакуируемых мощностей с территории, которая могла стать театром военных действий или подвергнуться оккупации вражескими войсками. При этом учитывалось и максимальное вынесение хозяйственных объектов за пределы радиуса действия бомбардировочной авиации потенциального противника.
  • В третьей пятилетке в восточных районах СССР согласно планам строилось 97 предприятий, в том числе 38 машиностроительных. В 1938—1941 гг. Восточная Сибирь получала 3,5% союзных капиталовложений, Западная Сибирь — 4%, Дальний Восток — 7,6%. Урал и Западная Сибирь заняли первое место в СССР по производству алюминия, магния, меди, никеля, цинка; Дальний Восток, Восточная Сибирь – по производству редких металлов.
  • В 1936 году только Урало-Кузнецкий комплекс давал около 1/3 выплавки чугуна, стали и производства проката, 1/4 добычи железной руды, почти 1/3 добычи угля и около 10% продукции машиностроения.
  • На территории наиболее заселённой и хозяйственно освоенной части Сибири к июню 1941 года насчитывалось более 3100 крупных промышленных предприятий, а уральская энергосистема была превращена в самую мощную в стране.
  • В дополнение к двум железнодорожным выходам из Центра на Урал и в Сибирь были проложены более короткие линии через Казань — Свердловск и через Оренбург — Орск. Построен новый выход с Урала на Транссибирскую магистраль: от Свердловска на Курган и в Казахстан через Троицк и Орск.
  • Размещение предприятий-дублёров на востоке страны в третьей пятилетке, ввод части из них в действие, создание строительных заделов по другим, а также формирование энергетической, сырьевой, коммуникационной и социально освоенной базы позволило Сталину и руководству СССР в начале Великой Отечественной войны не только использовать данные мощности для военного производства, но и развернуть в этих местах и ввести в строй родственные предприятия, перебазированные из западных районов, тем самым расширив и укрепив экономические и военные возможности СССР.

По оценке американского экономиста Уолта Уитмена Ростоу, период истории советского общества с 1929 по 1950 год можно определить как стадию достижения технологической зрелости, движения к такому состоянию, когда оно «с успехом и в полном объёме» применило новую для данного времени технологию к основной части своих ресурсов.

Действительно, после войны Советский Союз развивался невиданными для разорённой и обескровленной страны темпами. Благодаря созданной Сталиным государственной системе, нашли своё дальнейшее развитие многие организационные, технологические и инновационные заделы, сделанные в период Великой Отечествтенной Войны.

Так, например, война во многом способствовала ускоренному развитию новых обрабатывающих мощностей на природно-ресурсной базе восточных районов страны. Там же благодаря эвакуации и последующему созданию филиалов получила развитие передовая академическая наука в виде академгородков и сибирских научных центров.

По данным ООН, к концу 1950-х годов СССР по уровню производительности труда уже опережал Италию и выходил на уровень Великобритании. В тот период Советский Союз развивался самыми быстрыми темпами в мире, превосходящими даже динамику роста современного Китая. Его ежегодные темпы роста в то время были на уровне 9—10%, превышая темпы роста США в пять раз.

В 1946 году промышленность СССР вышла на довоенный уровень (1940 г.), в 1948-м превзошла его на 18%, а в 1950 году — на 73%.

На современном этапе, по оценкам РАН, в стоимости российского ВВП 82% составляет природная рента, 12% — амортизация промышленных предприятий, созданных в советское время, и только 6% — непосредственно производительный труд. Следовательно, 94% отечественного дохода образуется за счёт природных ресурсов и проедания прежнего наследия.

В то же самое время, по некоторым данным, Индия с её поражающей нищетой на компьютерных программных продуктах зарабатывает около 40 млрд долларов в год — в пять раз больше, чем Россия от продажи своей самой высокотехнологичной продукции — вооружений (в 2009 году РФ по линии «Рособоронэкспорта» продала военную продукцию на сумму 7,4 млрд долларов).

На фоне военных и послевоенных показателей данные результаты реформ и заявления о том, что советская экономика была неэффективной, попросту смешны. Следует отметить, что неэффективность экономики СССР стала «проявляться» в послесталинский период, во времена «оттепели» Хрущёва, когда было подорвано сельское хозяйство и во времена «брежневского застоя», когда партократия КПСС кланово замкнулась и распоряжалась экономикой СССР как заблагорассудится, никак не развивая её, что в конечном итоге и вылилось в «перестройку» Горбачёва и «демократизацию» Ельцина. То есть неэффективной оказалась не экономическая модель в целом, а формы и методы её модернизации и обновления на новом историческом этапе.

Более того, в 1952 году в своей последней работе «Экономические проблемы социализма в СССР», которую по праву можно считать завещанием Сталина, И.В.Сталин приговорил марксизм и поставил задачу советским учёным отказаться от него. Это обстоятельство позволяет сделать вывод о том, что Сталин никогда «марксистом» не был. Он только использовал терминологию «марксизма», поскольку другой терминологии у него не было.

Таким образом, Госплан был главным и весьма эффективным инструментом экономической политики Советского Союза. Его роль в организации и проведении индустриализации в 30-е годы, эвакуации и мобилизации в годы войны, восстановлении экономики в послевоенные годы, создании ядерного оружия и средств его доставки и паритета в этой области с США, завоевании космоса и создании в СССР второй в мире по мощности экономики невозможно переоценить, о чём наглядно свидетельствуют показатели выполнения принятых народно-хозяйственных планов, что очень беспокоило США и Запад.

Крупнее

…по темпам роста экономической мощи СССР опережает любую страну. Более того, темп роста в СССР в 2—3 раза выше, чем в США. («Нейшнл бизнес» (National Bussiness) США, 1953 г.)

…если темпы роста производства в сталинской России сохранятся, то к 1970 году объем русского производства в 3—4 раза превзойдет американский. И если это произойдёт, то последствия для западных стран, прежде всего, для США, будут более чем грозными». (Стивенсон, Кандидат в президенты США).

(http://www.greatstalin.ru/articleseconomy.aspx?xdoc=ZhHzh3VKSlnj0X4QUdRLVA==)

США и Запад очень беспокоил тот факт, что экономическая мощь СССР значительно выросла, что СССР имело свою суверенную политику, поэтому задолго до распада СССР были предприняты попытки к тому, чтобы СССР не стал самым богатым государством в мире, чему и активно способствовали так называемые «демократы», пришедшие в 90-х годах к власти.

Маргарет Тэтчер, выступая в ноябре 1991 года в Американском нефтяном институте, заявила:

Советский Союз был страной, представлявшей серьёзную угрозу для Западного мира. Я говорю не о военной угрозе. Её в сущности не было. Наши страны хорошо вооружены, в том числе ядерным оружием. Я имею в виду угрозу экономическую. Благодаря плановой политике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов, СССР удалось достигнуть высоких экономических показателей. Процент прироста ВНП у него был примерно в два раза выше, чем в наших странах. Если при этом учесть огромные природные ресурсы, то при рациональном ведении хозяйства у СССР были вполне реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков (http://krasvremya.ru/margaret-tetcher-i-sssr/)

Из этого заявления Тэтчер следует, что США и их союзники считали экономическую политику СССР, основанную на государственном планировании, весьма опасной для своего глобального господства и делали всё возможное для её дискредитации, в том числе и в глазах населения Советского Союза, создавая внешние трудности для развития советской экономики и обыгрывая эти трудности как неисправимые дефекты советской плановой системы.

Значительные средства были направлены для воздействия на круги советских учёных-экономистов, прежде всего молодёжи. Организовывались соответствующие конференции, стажировки, школы, типа Венской, которую прошли Гайдар, Чубайс, Кох, Авен и ряд других экономистов, ставших в дальнейшем активными «перестройщиками». Им внушалось, что только рынок позволит создать на территории СССР по-настоящему эффективную экономику и что одним из главных препятствий на пути к ней является такой орган как Госплан.

Госплан для рыночников-«перестройщиков» стал уже в 80-е гг. бранным словом. А в 90-е годы с роспуском Советского Союза и построением «новой России», выражение «государственное планирование» вообще выходит из употребления. В этот период говорили о планировании «индикативном», ориентировочном и необязательном, и уж, конечно, не закреплённом, как при советском Госплане, законом.

Индикативным планированием занимается в РФ министерство экономического развития, за него отвечали в разное время такие «корифеи рынка», как Гайдар, Нечаев, Греф, Набиуллина. Жалкие результаты такого планирования в России, также как и «эффективной» рыночной экономики, сегодня налицо.

Инициированный с Запада «подкоп» под советский Госплан, как весьма эффективный орган государственного управления экономикой, начался в 60—70-е годы. На памяти нынешнего поколения некоторые советские учёные-экономисты вдруг заговорили о необходимости кардинальных реформ в экономике, хозрасчётах, слишком жёстких методах планирования и т.п.

А наша активная «творческая интеллигенция», гуманитарии, страсть как любящие «потрындеть» о чём-нибудь уж очень «умном», при этом далёком от сферы их профессиональной деятельности и компетентности, — например, о теории относительности, квантовых эффектах, «очарованных частицах» и т.д., — стала рассуждать в прессе о «чудодейственной» регулирующей силе рынка, отсутствии в экономике «настоящего хозяина», экономической неэффективности государства, в отличие от частника. А чтобы преодолеть для таких публикаций и так снисходительную к ним цензуру, ссылались на опыт «ленинского НЭПа». В общем, в этой среде создавался такой, как сегодня говорится, тренд в сторону рынка, против плановой экономики.

Велись разговоры об избыточности в СССР контроля и контролёров — в условиях рынка такого контроля, де, не нужно. Собственник, «настоящий хозяин», заинтересованный в конкурентоспособности производимых им товаров, сам осуществляет эффективный контроль на производстве и в торговле.

У «инженеров человеческих душ» и «пастырей духа», судивших об успехах рыночной экономики по витринам супермаркетов на Западе во время своих «творческих» командировок, не хватало воображения представить, что вместо «армии контролёров» в рыночной экономике появится ещё большая армия охранников, всевозможных посредников, ростовщиков, не говоря уж о рэкетирах и просто бандитах.

А космические аппараты и ракетоносители после ликвидации приёмки и системы ОТК начнут падать и взрываться, и поезда станут сходить с рельсов. Население же будет массово травиться от испорченных и фальсифицированных продуктов.

В 1973 г. в Москве на экономических курсах повышения квалификации тему государственного планирования экономики вёл руководитель одного из отделов Госплана. Вот что рассказывает один из участников:

Он (руководитель отдела Госплана — примечание ИАЦ) очень интересно рассказывал о применяемом в Госплане методе межотраслевого баланса, предложенным Василием Леонтьевым, бывшим сотрудником Госплана, эмигрировавшим в 30-е годы в США. В соответствии с этим методом при разработке того или иного проекта для расчёта самых разнообразных потребностей в сырье, инфраструктуре, оборудовании, кадрах, социальных объектах и т.п. составлялась большая сложная схема, учитывающая многие пересекающиеся и иногда совершенно неожиданные факторы и зависимости.

Госплановец очень впечатлил нас этой схемой, но в конце занятий озадачил заявлением, что при огромных масштабах советской экономики того времени с чрезвычайно большой номенклатурой разнообразной продукции Госплан уже не в состоянии должным образом планировать и регулировать экономические процессы, с этим, де, лучше справился бы рынок. Мы, производственники, уже тогда широко использовавшие ЭВМ и знающие о быстро растущих возможностях электронной вычислительной техники, а также слышавшие об уже появлявшихся тогда сетевых компьютерных технологиях, очень удивились пораженческим настроениям в Госплане. Ведь быстрый прогресс в области вычислительной техники снимал проблемы, связанные с расчётами самых сложных схем и балансов. С другой стороны, всем были известны негативные стороны рыночных отношений — значительно более низкие по сравнению с плановыми системами темпы роста экономики (Тэтчер говорила о двукратном отставании), периодические кризисы перепроизводства, и в социальной сфере — большое имущественное расслоение в обществе, безработица и т.п. На это либерально мыслящие экономисты и указанные выше круги советской интеллигенции предпочитали не обращать внимания. О глобальных экономических кризисах тогда говорили, что американские экономисты и правительство научились, де, разными манипуляциями их избегать (http://sibirmi.ru/ekonomika/bez-gosplana-rossiyu-somnut-28-10-2014.html).

Таким образом, планомерная работа против Госплана велась задолго до распада СССР.

Об убитом потенциале Госплана и «убийцах»

В Госплане того времени, конечно, при расчётах балансов уже использовались компьютеры, но, видимо, недостаточной для этого мощности. Так в Госплане тогда, по некоторым данным, расчёты велись по 700 отраслевым параметрам, в то время как в Японии в этот же период времени в состоянии были вести счёт с использованием уже 2000 таких параметров. И в Советском Союзе была разработана идея общегосударственной автоматизированной системы учёта и обработки информации (ОГАС) — проект системы автоматизированного управления экономикой СССР, включающей в себя вычислительную сеть, связывающую центры сбора данных, расположенные во всех регионах страны. Партократам такие перспективы были неприемлемы, поэтому «ОГАС погас», как тогда говорили (http://inance.ru/2015/08/putin-nabiullina/).

Методику Леонтьева, которая ещё называется «затраты — выпуск» успешно использовали для планирования гигантские американские корпорации и даже Управление военно-воздушных сил США.

Леонтьев довольно долго работал также в Японии и был даже награждён за эту работу высшим японским орденом. Он очень высоко оценивал степень и эффективность государственного регулирования экономики в Японии, стране с вроде бы рыночной экономикой. И Леонтьев ставил Японию в экономике много впереди Соединенных Штатов.

Кроме того, Леонтьев ещё приглашался для консультаций в Южную Корею, Китай и другие страны. Гайдаровское правительство тоже поспешило пригласить Леонтьева в Россию. Как-никак бывший соотечественник, лауреат Нобелевской премии, к тому же, вроде бы, и обиженный советской властью человек, что особо ценилось в ельцинской России.

О государственном контроле экономики после проведённой приватизации постарались тоже поскорее забыть. А само слово «Госплан» вдруг как-то сразу перестало употребляться даже в характерном для перестроечных лет отрицательном контексте. Похоже, что слово «Госплан» было очень неприятно для властей «новой России», поскольку олицетворяло собой успехи советской экономики и могло подтолкнуть людей к сравнениям, которых «ельциноиды» определённо не хотели.Сначала в Москве с Леонтьевым много носились, показывали по телевидению… Но быстро разочаровались, поскольку тот утверждал, что экономическая эффективность нисколько не зависит от формы собственности, а только от качества управления, и что нет никакой необходимости торопиться с приватизацией успешно работающих предприятий. Леонтьев вообще выступал за высокую степень государственного регулирования рыночной экономикой, что тогда в России считалось дурным тоном. Такого от американо-русского нобелеата не ожидали агенты рынка, натасканные в Венских школах (речь идёт о тех самых инициированных Андроповым регулярных, ежеквартальных семинарах в Международном институте прикладного системного анализа в Вене, на которые приезжали «младореформаторы» в сопровождении «кураторов» от КГБ и встречались там с западными «специалистами по управлению», половина которых была офицерами западных спецслужб — http://inance.ru/2015/06/andropov/). Гайдар и Чубайс постарались побыстрее от Леонтьева избавиться. После чего его у нас вообще перестали вспоминать.

Они имели все основания бояться сравнения провальных результатов рыночной экономики в России, повлекшей деиндустриализацию, безработицу, депопуляцию, обнищание больших масс населения страны, значительную потерю национального суверенитета страны, с достижениями советской плановой экономики, включая, в конечном счёте, победу в Великой Отечественной войне, выход в космос, достижение военно-стратегического паритета с Соединенными Штатами и приближение к ним в экономической мощи.

Чубайс в 2009 году в интервью корреспонденту «Комсомольской правды» признал, что результаты экономического развития «новой» рыночной России сильно проигрывают в сравнении с тем, что было уже достигнуто в РСФСР при плановой экономике:

Зато мы разгромили коммунизм, это было нашей целью, — заявил он, но при этом он и в 2012 году открыто говорит, что — … я ненавижу советскую власть. Более того, я мало что в жизни ненавижу так, как советскую власть. И особенно ее позднюю стадию. В моей жизни ничего омерзительнее, чем поздняя советская власть, не случалось. При всех претензиях к тому, что происходит в стране сейчас (http://maxpark.com/community/129/content/1326071).

Складывалось впечатление, что перед самим словом «Госплан» власти испытывают своего рода суеверный страх, и на простое публичное упоминание Госплана либеральными идеологами, контролирующими телевидение и прессу, было наложено табу.

Точно так же, как 1 сентября 1992 года первым выданным ваучером мы выхватили буквально из рук у красных решение об остановке приватизации в России, точно так же каждым следующим шагом мы двигались ровно в том же самом направлении, — откровенничает г-н Чубайс далее. — Приватизация в России до 1997 года вообще не была экономическим процессом. Она решала задачи совершенно другого масштаба, что мало кто понимал тогда, а уж тем более — на Западе. Она решала главную задачу — остановить коммунизм. Эту задачу мы решили. Мы решили её полностью (http://www.liveinternet.ru/users/2858488/post121414071/).Вспомним слова Чубайса, сказанные им ещё в 2001 году:

Особо обострилось такое положение в условиях мирового экономического кризиса, в который вляпалась и Россия со своей зависимой от мирового рынка сырьевой экономикой, когда преимущество централизованного государственного планирования перед стихией и хаосом рынка стало очевидным, и даже на Западе вновь вспомнили о К. Марксе.

В связи с кризисом напрашивается ещё такое сравнение. Руководство Советского Союза, плановую экономику которого мировой экономический кризис 30-х гг., естественно, не затронул, использовало кризис в свою пользу — посредством закупки технологий и оборудования по максимально низким из-за кризиса ценам. К тому же, десятки тысяч специалистов из США и Европы работали на заводах и других предприятиях СССР, способствуя ускоренной индустриализации.

В отношении же рыночной экономики РФ кризис прошёлся по полной программе.

Путин тогда сказал:

Ничего не поделаешь. Что хотели (имелось в виду — стремление встроиться в мировой рынок), то и получили.

Но хотели-то этого очень немногие, а по карманам ударило всех! А некоторые на кризисе ещё сумели и нажиться. Тогда правительство произвело многомиллиардные вливания в адрес ряда частных компаний и банков, спасая их от банкротства. Вот так «неэффективное» государство выручило «эффективный» бизнес. При этом банки, получив от правительства деньги, пустили их не на кредитование предприятий, как предусматривалось, а на валютные спекуляции и свое обогащение. Действительно — «что хотели, то и получили».

Опросы показывают, что народ уже стал понимать, как в 90-е гг. он был жестоко обманут либералами, всучившими ему эти мороки рынка и приватизации под прикрытием прекраснодушных лозунгов о свободе, демократии, правах человека и гражданском обществе.

Жёсткое табуирование темы Госплана в СМИ весьма согласуется с политикой «Вашингтонского обкома». Как-то в прессе приводился один очень интересный документ Госдепа США — директива 20/1 СНБ США от 18 августа 1948 года (http://www.sakva.ru/Nick/yak.html), в которой разъяснялось, какую иностранную политическую партию или силу считать враждебной интересам Соединенных Штатов. Там говорилось, что нельзя автоматически считать враждебной США в той или иной стране партию, которая называет себя коммунистической. Враждебной и даже опасной для Соединенных Штатов будет считаться та партия или политическая сила, которая поставит в своей программе в качестве политической цели государственное планирование экономики. Никакого значения приверженности оцениваемой партии «демократическим ценностям и правам человека» авторы документа не придавали, и, вообще, в директиве об этом не упоминают. Зачем им использовать во внутренних документах свои стандартные пропагандистские клише?!

Не исключено, что слова: «государственное планирование экономики», «Госплан», наряду с такими словами, как «теракт», «гексоген», «взрывное устройство», «плутоний» и т.п., включены американским Агентством национальной безопасности в свои компьютерные спецпрограммы в качестве ключевых для выделения в гигантском массиве всей перехватываемой в мире информации наиболее чувствительной и важной для обеспечения, якобы, безопасности США.

Содержание директивы 20/1 американского Госдепа очень перекликается с тем, что говорила М. Тэтчер в ноябре 1991 году. Теперь и самому последнему простаку понятно, что США, навязывая России рынок и демократию, преследовали цель кардинального ослабления России, как своего глобального противника, и они этой своей цели добились.

В последнее время правящие круги США сняли, наконец, маску доброжелательного, хоть и высокомерного, партнёрства, и начали проводить откровенно враждебную политику в отношении РФ.

Они пытаются изолировать Россию на международной арене, объявляют санкции, рассчитанные на экономическое удушение РФ. В таких условиях возникает необходимость построения вновь мобилизационной экономики, возрождения быстрыми темпами военно-промышленной мощи и проведения новой индустриализации страны (и это при том, что в стране стараниями либералов насаждаются бредовые идеи о построении какой-то особой постиндустриальной экономики, даже институт специальный учредили — Центр исследования постиндустриального общества).

Реально запахло войной и не только «холодной». В подобной международной обстановке, как известно, тот кого называли вождём, когда-то сказал:

Или мы сделаем это (ускоренною индустриализацию), или нас сомнут.

Как указывалось выше, Соединенные Штаты, Запад считают самым опасным для себя соперником государство, осуществляющее централизованное плановое регулирование экономики. Отсюда вывод: в условиях объявленной нам экономической войны грех не воспользоваться таким грозным для противника «оружием» — вернуться к государственному регулированию и планированию экономики.

Для выполнения ускоренной реиндустриализации, резкого повышения военно-промышленного потенциала и, в целом, серьёзной напряжённой работы в условиях объявленных нам санкций, необходим, как показывает советский опыт, особый организующий её государственный орган – своего рода штаб, всесторонне планирующий, координирующий и контролирующий работу многих организаций, ведомств и предприятий. Именно такая деятельность была сферой Госплана.

Говоря о достоинствах и достижениях советского Госплана, нужно отметить, что в его работе были, конечно, недостатки. В экономике СССР имели место перекосы, дефициты, чрезмерная зарегулированность некоторых производственных связей и процедур, недостаточный учёт и использование научно-технического прогресса и т.п. Но это всё были, в основном, «болезни роста». Наверное, Госплану следовало бы более гибко реагировать на возникающие дефициты и использовать в борьбе с ними некоторые рыночные механизмы.

Воссоздаваемый Госплан должен будет учесть, конечно, ошибки и недостатки прошлого. Работа нового Госплана, с одной стороны, сильно упростится в результате почти полной компьютеризации учёта на производстве и возможности через сетевые технологии поддерживать обратную связь с производствами в реальном времени, что сделает планирование более гибким.

С другой стороны, возникнут большие затруднения в работе воссоздаваемого Госплана, связанные с тем, что большинство предприятий сегодня приватизированы и работают вне прямого государственного влияния и контроля. А это потребует грамотного регулирования финансового климата посредством налогово-дотационного механизма, кредитно-финансовой политики и в целом — законодательства регулирующего эту сферу.

Возможно, станет необходимым и введение монополии внешней торговли в некоторых областях, прежде всего, в ресурсных.

Вместе с тем, видно, в частности, на примере Японии, Южной Кореи и некоторых других стран определенные возможности и успехи государственного регулирования в условиях рыночной экономики. Этот опыт необходимо изучать.

И особенно необходимо обратить внимание на китайский опыт.

В Китае государственным регулированием и планированием экономики занимается влиятельный орган Госсовета КНР — Госкомитет по развитию и реформе, который, судя по успехам китайской экономики, весьма эффективно, осуществляет эту деятельность, причём не только в госсекторе, но и в отношении негосударственных корпораций и предприятий.

Определённое представление о китайской стратегии в долгосрочном планировании можно получить из интервью посла КНР в Москве Ли Хуэйа, которое он дал недавно Александру Проханову, главному редактору газеты «Завтра». Посол заявил:

КНР руководствуется концепцией «Китайской мечты» — это научная концепция развития. Мы не отказываемся от социалистического пути. Концепция «Китайской мечты» представляет собой часть постоянно развивающейся и совершенствующейся идейно-политической системы. «Китайская мечта» не является краткосрочным планом, это взгляд на прогресс и развитие Китая в течение ближайших десятилетий. При этом в реализации «Китайской мечты» самыми важными методами являются углубление реформ, совершенствование и развитие социализма с китайской спецификой, продвижение модернизации системы государственного управления, придание рынку решающей роли в распределении ресурсов. Руководство партии и страны создало группу по всемерному углублению реформ с целью координировать их ход, стимулировать процесс проведения реформ и осуществлять контроль над выполнением планов. Всемерное углубление реформ касается экономики, политики, культуры, общества, вопросов экологии и партийного строительства.

Всего определены 15 сфер и 55 важных реформаторских задач. Вот что такое «Китайская мечта».

Посол заявил, что целью экономической политики КНР является достижение «среднего» благосостояния для каждого китайца (http://www.brics.mid.ru/brics.nsf/WEBNovBric/733B10882CD32C6144257D3F0027C125)

В России, как сказал несколько лет назад Медведев, ещё будучи президентом РФ, целью экономической политики является укрепление среднего класса. Ну а американцы со своими «большими данными» говорят определеннее — хотят создать более благоприятные условия для бизнеса.

Можно попробовать в качестве первого шага перехода к плановой экономике китайский вариант построения государства по принципу «одна страна — две системы». У Китая в роли представителей другой политико-экономической системы выступают Гонконг, Макао и, в перспективе, Тайвань. А в нашем случае, при зеркальном отображении китайского варианта, претендентами на статус другой системы, предполагающей государственное плановое регулирование экономики, могли бы быть Карелия, Крым, Дальний Восток, Хабаровский край и другие, имеющие ресурсы и нуждающиеся в быстром развитии территории.

О советском периоде строительства социализма с одобрением и восхищением говорили великие представители западной культуры: французы Р. Роллан и А. Барбюс, англичане Г. Уэллс и Б. Шоу, американцы Т. Драйзер и Э. Хемингуэй, германский еврей Л. Фейхтвангер, великие мудрецы Востока Р. Тагор и Д. Неру, великий капиталист американец Г. Форд и политик англичанин У. Черчилль.

Вот слова Г. Форда, произнесенные им с трибуны конгресса в 1930 году:

Коммунистические вожди взялись за осуществление плана, который по своему объёму и значению превосходит всё, что знала история в области великих и смелых предприятий. Проект Петра Великого по сравнению с планами Сталина никнет в своей незначительности.

А вот слова У. Черчилля, сказанные в 1959 году:

Сталин… принял Россию с сохой, а оставил её оснащенной атомным оружием. Нет, что бы ни говорили о Сталине, таких история и народ не забывают.

В 1991 году в СССР в Москве в Академии труда японский миллиардер Хероси Теравама в ответ на разглагольствования о «японском чуде» сказал:

Вся наша экономическая система практически полностью скопирована с вашей, с той лишь разницей, что у нас капитализм, частные товаропроизводители, и мы более 15 процентов роста никогда не достигали, вы же при общественной собственности на средства производства достигали 30 процентов и более. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры.

(http://www.promreview.net/moskva/pisma-prezidentu-d-medvedevu-4?page=0,2 )

Нобелевский лауреат по физике Альберт Эйнштейн (1879—1955) в 1948 году пророчествовал:

Несомненно, когда-нибудь наступит день, когда все нации (если таковые ещё будут существовать) будут благодарны России за то, что она, несмотря на величайшие трудности, продемонстрировала практическую осуществимость планового хозяйства.

Когда это было написано, «день», о котором вещал великий ученый, уже наступил. Первой «ласточкой» оказались годы Великой депрессии, когда 32-й, самый выдающийся в Штатах президент Ф.Д. Рузвельт (1882—1945) воспользовался успешным опытом СССР в части государственного регулирования экономики с помощью плана и задействовал это у себя в стране, что позволило успешно выйти из кризиса.

Действительность такова, что централизованное планирование в США существует и поныне, причем не ограничивается только государственным бюджетом и целевыми программами. В послевоенный период под патронажем правительства США были созданы мощные организации по долгосрочному и стратегическому планированию. Многие крупные американские корпорации по своим масштабам даже превосходили советские отраслевые министерства, планирование внутри корпораций осуществлялось директивными методами (ведь собственность корпоративная!). Существует, и не без основания, мнение, что директивное централизованное планирование в США (бюджет + крупные корпорации) по масштабам даже превосходило директивное планирование в СССР. Здоровые силы на Западе недоумевали по поводу разрушения планирования в стране, где оно зародилось.

Философ, историк Александр Зиновьев (1922—2006) в этой связи справедливо заметил:

Критиковали СССР за плановую экономику — теперь даже антикоммунисты признают, что плановости в западной экономике больше, чем было в СССР… Плановую систему критиковали, но сами-то её усвоили. А ведь это открыто было в России.

Нельзя не вспомнить, что в период ельцинско-гайдаровских бесчинств в России выдающийся американский экономист Дж. К. Гэлбрейт (1908—2006), к тому же иностранный член АН СССР (1988), заклинал наших «реформаторов»:

Только не трогайте Госплан!

Но тех не интересовала здоровая российская экономика, этими словами они только прикрывались. Свою задачу они видели в том, чтобы сделать процесс крушения необратимым, и они в этом преуспели.

В годы ельцинской власти слова «план» и «планирование» исчезли из управленческого лексикона, как и Госплан, занимавшийся их разработкой. Это была одна из многих глупостей ельцинских реформаторов гайдаро-чубайсовского пошиба, управлявших Россией по гарвардским рецептам и наставлениям МВФ и ЦРУ через тысячи забугорных «советников», заполонивших российские управленческие структуры и справедливо прозванных «шарлатанами в смокингах».

Другие страны также применяют планирование, бездумно разрушенное в России.

Наряду с обозначенной выше американской моделью планирования существуют японская, французская, индийская и другие. Этим в странах занимаются специальные органы: в Японии — Управление экономического планирования (основано в 1937 году), во Франции — Генеральный комиссариат по планированию (создан в начале 1946 года), в Индии — Плановая комиссия (основана в 1950 году). Везде планирующие органы выполняют свою миссию по подготовке планов с различным горизонтом действия.

На путях строительства социализма с китайской спецификой исключительно важная роль здесь принадлежит Государственному комитету по делам планирования и развития КНР – китайскому Госплану, который функционирует давно и довольно успешно. В отличие от нас, китайцы, начиная реформы, не стали бездумно крушить свой Госплан, созданный по образу и подобию советского. Этот орган занимается планированием и формированием стратегии в области народного хозяйства и социального развития, разработкой программ развития в кратко- и долгосрочной перспективе, изучает и анализирует экономическую ситуацию и тенденции её развития как внутри Китая, так и во всем мире. Проводит необходимые исследования и определяет стратегическое направление политического курса в отношении использования иностранного капитала.

В Китае в 1994—1997 гг. экономическим советником работал упоминавшийся Дж.К. Гэлбрейт. Руководствуясь принципом «лучшее — враг хорошего», китайцы с участием Гэлбрейта прорабатывали варианты экономического развития страны, основанные на разных теориях. По воспоминаниям учёного, ни один проект не отклонялся, что называется с порога. В этом заключалась важная черта китайского механизма принятия решений. Всё, что было связано с макроэкономическим контролем, носило широкий и гласный характер. В обсуждении участвовали экономические институты, представители разных направлений экономической мысли, а также государственные организации. Рассматривалась и неолиберальная концепция ельцинско-гайдаровского типа. Но в условиях свободного, всестороннего обсуждения в Китае эта концепция не получила поддержки, поскольку её отрицательные стороны уже давно были видны всем, кроме российских властей. После Гэлбрейта многие годы экономическим советником в Китае работал нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц, сторонник не либеральной, а государственно-регулируемой экономики. Судя по экономическим результатам китайских реформ, рекомендации он, как и его предшественник, давал хорошие.

Стоит однако сказать о некоторых нравственных аспектах китайской экономики. Само по себе государственное планирование — не панацея по избавлению общества от всех пороков, особенно нравственных. В Китае довольно хладнокровное отношение к людям, трудящимся в экономике. Довольно нагляден в этом смысле фильм «Голубой Китай», показывающий внутреннее устройство фабрик, на которых работают совсем молодые люди.

Выдержать 16—18 часовые рабочие дни очень тяжело и их хватает на 2—3 года, после чего они уходят с фабрик или, в худшем случае, пытаются покончить с собой, не выдержав нагрузок. Из-за частых случаев попыток самоубийств на многих фабриках и общежитиях даже натянули специальные анти-суицидные сетки.

Именно по причине такой нравственной определённости Китай может рассматриваться хозяевами и создателями Запада, как проекта, в качестве следующей своей «вотчины», а в перспективе — моделью, по образу и подобию которой можно будет слепить и весь мир. Об этом много пишут в сети и это отражается в масс-культуре. Один из наиболее ярких примеров — это фильм «Облачный Атлас», где будущее показано китаизированным.

В части фильма, повествующей о будущем показана китайская девушка, работающая в «Мак-Дональдсе» и спящая прямо в нём, на полке внутри стены, фактически без отрыва от производства (см. фильм «Голубой Китай» — к этому китайцы идут).

Ей и ей подобным девушкам рассказывают о том, что после 25 лет они заработают денег и отправятся на остров, где исполнятся все их мечты. По наступлении означенного срока, девушки в белых одеяниях идут в ворота.

За ними их сажают на кресло, говоря, что сейчас они отправятся на остров мечты, после чего их убивают.

Труп отправляют в забойный цех геномной индустрии, в котором из него делают заготовки для продукции «Мак-Дональдса».

Причём герои фильма говорят об этом так:

— Эта геномная индустрия требует тысячи тонн биоматериала для биосинтеза, но что важнее — для поддержания уже созданной рабочей силы. Утилизация фабрикатов — дешёвый источник протеина.

— Они нами же нас и кормят.

Нарисованная картина возможна и при плановом подходе к организации такого рода «хозяйства», что говорит о первичности по отношению к любой организации народного хозяйства нравственности — нравственных стандартов, на основе которых люди строят свою деятельность.

Возможно, такой жуткий сценарий китайского и мирового будущего видят хозяева Запада, а сами китайцы хотели бы чего-то иного. Однако, сеть будоражат разнообразные «утки» о том, что в Китае в дорогих ресторанах можно поесть человечины (http://way2china.ru/v-kitae-edyat-detey.html), а многие люди воспринимают это как должное, что не может не настораживать, учитывая действие технологии «окно Овертона» (http://whatisgood.ru/theory/media/okno-overtona-kakie-idei-proxodyat-pervye-stadii-vnedreniya/).

Мы считаем, что китайцы всё же ждут, в первую очередь от России, альтернативы планам хозяев Запада на их счёт. После «опиумных войн» они хорошо понимают опасность господства Запада, а также хорошо понимают как свои сильные стороны — великолепно копировать чьи-то достижения, так и недостатки — невозможность создать своё собственное. Поэтому китайцы ждут от России «продолжения» Идей советского проекта, причём именно Сталинского проекта. Ведь именно после госпереворота 1953 года и последовавшего за ним XX съезда, оклеветавшего И.В. Сталина, Китай разорвал отношения с СССР и остался предоставленным самому себе.

В конце 1994 года, когда обвальный характер ельцинского «реформирования» стал очевидным, на Западе появилось «Заявление Нобелевских лауреатов».

В числе тех, кто его подписал был уже знакомый нам наш соотечественник — Василий Васильевич Леонтьев (1905—1999), проживавший с 30-х годов прошлого века в Штатах. Кроме Василия Леонтьева, Заявление подписали учёные с мировым именем: Лоуренс Клейн (университет Пенсильвании), Джеймс Тобин (Йельский университет), Дуглас Норт (университет Вашингтона) и Кеннет Эрроу (Стэнфордский университет).

Этот документ содержал не только критику российских реформ мировыми учёными, но и их серьёзные предостережения:

Без эффективной госпрограммы, — говорилось в Заявлении, — идущие в России преобразования приведут к следующим результатам:

  • сокращение валового национального продукта;
  • высокая инфляция;
  • увеличение импорта конечного продукта до уровня, уничтожающего спрос на внутренние товары;
  • криминализация экономики и установление атмосферы всеобщего страха и запуганности;
  • ухудшение положения в социальной сфере, включая государственное здравоохранение, образование, безопасность населения;
  • сокращение инвестиций в экономическую инфраструктуру;
  • падение уровня жизни и рост разрыва в доходах» (http://www.eifgaz.ru/belik8-11.htm)

Коллективное мнение учёных российскими реформаторами было проигнорировано. В результате всё и произошло именно так, как они и предрекали.

Зависимость от наставлений МВФ не позволила кудриным-грефам-чубайсам прислушаться к голосу разума. Будь по иному, Россия уже давно бы выбралась из глубокого обвала, в котором очутилась. Необходимость в госпрограмме — документе, определяющем стратегию экономического и социального развития страны, сохраняется. Без этого никакое реформирование не может быть продуктивным. Это аксиома.

Спустя два года (1996) «правителей» России вновь предупреждают, теперь уже совместно, российские экономисты — академики РАН: Леонид Абалкин, Олег Богомолов, Валерий Макаров, Станислав Шаталин, Юрий Яременко, Дмитрий Львов — и американские экономисты, Нобелевские лауреаты: Лоуренс Клейн, Василий Леонтьев, Джеймс Тобин, профессора — Майкл Интрилигейтор и Маршалл Поумер:

Российское правительство должно играть значительно более важную роль при переходе к рыночной экономике. Политика невмешательства государства, являющаяся частью «шоковой терапии», не оправдала себя. Правительству следует заменить её программой, при которой государство берет на себя основную роль в экономике, как это происходит в современных смешанных экономиках США, Швеции, Германии (http://www.eifgaz.ru/belik8-11.htm).

Как и на предыдущее Заявление, реакции от высшего руководства страны не последовало… А результат нам всем известен…

Противников возрождения Госплана и стратегического планирования (максимального ускорения движения вперед и возрождения России) опровергает недавняя история России — «необъяснимое чудо» развития страны Советов: от сохи и плана ГОЭЛРО, для выполнения которого и создавался Госплан, до уверенных шагов России по планете Земля.

Госпланом СССР были успешно реализованы масштабные программы индустриализации, превратившей СССР в ведущую индустриальную державу. Госплан необходим и сейчас как высший экспертный орган экономического развития России, планирующий и увязывающий свои шаги с финансовыми возможностями государства посредством формирования финансового климата в том числе, в освоении Арктики, например, и Дальнего Востока.

Любая корпорация, любое домохозяйство, любое государство так или иначе занимаются планированием. Оно может предусматривать использование как рыночных, так и административных методов. Рыночные хороши там, где есть конкуренция и самоорганизация. Административные — там, где их недостаёт. Но в последнем случае необходимо стратегическое планирование, в отсутствие которого административные меры теряют целенаправленность, а значит, и смысл.

Успехи Индии и Бразилии, последовательно проводящих стратегическое планирование развития экономики, окончательно опровергли целесообразность доктрины рыночного фундаментализма. Из крупных стран мира только в России она продолжает пользоваться популярностью и поддерживаться властью. Во многом это связано с транснационализацией российского бизнеса — управление многими крупными российскими корпорациями ведётся из офшоров, а доктрина рыночного фундаментализма оправдывает этот порядок, парализуя политическую волю национального государства (http://drive.gorod.tomsk.ru/index-1387517898.php)В подтверждение приведём цитату Сергея Глазьева, советника Президента РФ, о необходимости переориентации действующей экономики:

Один из майских указов Президента «О долгосрочной государственной экономической политике» остался вначале почти незамеченным для прессы. Однако он является, пожалуй, важнейшим из всех поручений Владимира Путина. Речь в нём идёт о необходимости возвращения системы стратегического планирования в России — нонсенс для сложившегося у нас либерально-буржуазного экономического уклада. Федеральный закон от 28 июня 2014 года № 172-ФЗ «О государственном стратегическом планировании» (http://www.rg.ru/2014/07/03/strategia-dok.html) вступил в силу, и наша страна, по сути, вернёт себе некогда утраченный Госплан, пусть и в другом формате.

Сам факт возвращения к положительному советскому опыту, безусловно, радует. Тем более, что мало кому известно, но им не брезгуют пользоваться и наши зарубежные партнёры. Например, Евросоюз уже давно живёт семилетними циклами и никого при этом не стесняется. У нас разговоры о возвращении Госплана на серьёзном уровне начались в 2003 году, когда окончательно рухнули иллюзорные надежды на волшебную силу саморегуляции рынка, но в законопроект, как вы видите, вылились только спустя 10 лет.

Однако при всей идеологической привлекательности затеи стоит признать, что она столкнётся с трудностями, которые могут её похоронить на самом раннем этапе воплощения.

Дело в том, что воссоздать Госплан советского образца не удастся в принципе, ввиду того, что мы живём при ином социально-экономическом строе. Если прежде, допустим, производство самолёта государство могло спланировать от разработки месторождений алюминиевой руды и подготовки соответствующих кадров до выпуска конечного изделия, то теперь это не представляется возможным. Львиная доля участков такой производственной цепочки находится вне зоны компетенции государства, а это, в свою очередь, делает любой подобный план крайне условным.

Второй аспект — это кадры. Для полноценного стратегического планирования в масштабах целой страны нужны профессионалы высшего разряда. Только представьте, какую титаническую работу им предстоит выполнить. Возможно, такие люди у нас есть, но тот факт, что до сих пор они себя не особо проявили, заставляет сомневаться в реальности их существования. Ведь для этого необходимы не только академические знания и чистые намерения, это ещё и опыт.

Третий аспект — это ответственность. Каким бы профессионалом ни был госслужащий, он должен нести прямую ответственность за результаты своего труда. А с этим у нас, скажем прямо, большая проблема.

Несмотря на всё это, воссоздавать институт стратегического планирования необходимо. Без него, как и в советские времена, мы не решим сегодня ни одну серьёзную проблему. Не наполним жизнью Дальний Восток, не проведём новую индустриализацию, не решим проблему моногородов, не выйдем на должный уровень демографического развития, даже не решим проблему мигрантов. Это уже не говоря о сверхпроектах, вроде дальнейшего освоения космоса или полноценного — Арктики, например, и Дальнего Востока.

Насколько эффективной станет нынешняя система стратегического планирования — пока что можно лишь гадать. Возможно, она превратится в очередной бюрократический механизм, обслуживающий либерально-буржуазный экономический курс, а может быть, при смене генеральной концепции управления станет первым кирпичиком в восстановлении страны и потянет за собой другие полезные элементы.

С началом реформ в 1992 году Госплан был ликвидирован в надежде, что рынок сам выстроит экономику так, как нужно. По прошествии этих лет всё чаще звучат слова о необходимости разработки единого государственного плана по выходу экономики страны из глубокого кризиса и в связи с этим о воссоздании государственного планирующего органа.

Так об этом заявил Владимир Путин на встрече с предпринимателями:

Я уже слышал, причем от людей с либеральными взглядами, о необходимости воссоздать Госплан, — сказал президент. — Нет, это не шутка: разумеется, в современных условиях воссоздать старую модель, еще советскую, невозможно. Но элементы планирования, прежде всего, в развитии инфраструктуры (если говорить о том, что должно сделать государство), элементы стратегии, связанные с каким-либо льготированием по территориям — а у нас есть территории опережающего развития с соответствующим набором преференций — вот это мы должны обсуждать (http://inance.ru/2015/06/putin-gref-nul/).

И здесь опыт Госплана СССР по анализу состояния экономики и определения путей решения стоящих перед страной задач неоценим. Только его необходимо переосмыслить и преобразить в нечто большее.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

432
Похожие новости
17 ноября 2017, 10:12
17 ноября 2017, 08:12
16 ноября 2017, 09:42
16 ноября 2017, 15:12
16 ноября 2017, 11:42
16 ноября 2017, 22:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
13 ноября 2017, 21:57
13 ноября 2017, 13:42
17 ноября 2017, 10:12
14 ноября 2017, 16:12
12 ноября 2017, 10:42
16 ноября 2017, 08:42
16 ноября 2017, 14:12